14 - 20 декабря 2005   № 1800 (45) Издается с 1990 г.
Расколотый мир Дмитрия Добродеева
«Что есть заветное, что есть настоящее... Где лучше сложить голову, где ярче забрезжит рассвет... Из разветвляющихся тропинок жизни выходит лишь одно - что лабиринт всесилен. Когда-то я думал обмануть его. Менял внезапно линии метро, соскакивал на четных остановках, стремясь нарушить траектории судьбы. Потом я понял, что тропки - одинаковы».

Это цитата из романа Дмитрия Добродеева «Momenty.Ru», только что вышедшего в издательстве «ОЛМА-ПРЕСС». Роман во многом стал символом современного поколения интеллектуалов-западников, молившихся в застойные годы на сверкающую Европу и мудрую Америку и вдруг осознавших, что сегодня в свободном мире »...Всюду страсти роковые, и от судеб спасения нет».

Мы немного отвыкли от такой прозы. Перед нами фрагменты размышлений и высказываний самых разных людей разных времен и стран. Объединяет всех только одно - разбитые надежды и несостоявшаяся любовь.

Проза Добродеева напоминает культовой роман Миллера «Тропик Рака». Или многочисленные, очень популярные в восьмидесятых и начале девяностых годов романы-откровения с нецензурной лексикой и самосжигающей исповедальностью. Но, пожалуй, именно поразительной искренностью отличается книга Дмитрия Добродеева.

«За этими горами слов, за морями чернил я не видел ничего, что трогало бы мое живое существо. Я оставался безразличен, поскольку во мне еще жила, хотя и полузатухшая, искра человеческого горения. Я еще не был мертв окончательно, хотя этот час приближался, несомненно».

Тема смерти пронизывает всю книгу. Герои то гибнут в горах Афганистана во время ввода туда советских войск, то на полях Боснии, то на улицах современных американских городов. Временами Добродеев прерывает монологи героев нашего и недавнего времени и дает слово участникам Первой мировой и Гражданской войн. И оказывается, что все было очень похоже.

И утрата Родины и тогда, и сегодня оказалась намного более тяжелой, чем это виделось вначале. Постепенно сквозь всю мозаику самых разнообразных и зачастую бравирующих своими эпатажными и отвратительными пассажами героев вырисовывается образ главного персонажа книги.

Она написана от лица несостоявшегося разведчика, ставшего эмигрантом. Наш знаменитый специалист по истории зарубежья и ведущий популярнейшей радиопрограммы «Поверх барьеров», внук автора » Петра I» и » Хождения по мукам» Иван Толстой пишет в послесловии к «Momenty.Ru»: «Записки отработанного агента. Или невостребованного эмигранта. Мы можем только догадываться. Главное - сидящего у разбитого корыта, полного сбывшегося и несбывшегося. Какие из задуманных легенд удалось пустить в дело, какие лежат мертвым грузом, - поди вспомни после стольких лет... Добродеев очень уместно и ненавязчиво вплетает в свой текст эти рассыпающиеся легенды, неожиданно обретающие ценность самостоятельных рассказов - между прочим, при всей фрагментарности всегда законченных и выдающих руку мастера».

Читая Добродеева, вспоминаешь знаменитый «Распад атома» - роман русского поэта, окончившего жизнь во Франции, умевшего передать саму сущность этого на самом деле такого трагического слова «ностальгия» и в то же время бравировавшего своим цинизмом. Его роман называли гадким, мерзким и все равно читали. Потому что сквозь всю браваду в каждом слове пульсировало страдание. Где-то в этом же русле пишет и Добродеев. Через всю нарочитую грубость и натуралистические фразы просвечивает неуемная тоска по несбывшемуся и полное осознание невозможности хоть что-то изменить в этой жизни: «Параллельность происходящих в мире событий... она подавляет. И восхищает. Есть четкое ощущение того, что все эти жизни играются кем-то одновременно. Сеанс одновременной игры, господа!»

Такой сеанс и предложил своим читателям Добродеев. Вспышки воспоминаний и реминисценций, монолог образованного, умного, но так и не нашедшего и не реализовавшего себя человека, так и не справившегося со своей эпохой и со своими представлениями о чести.




 
НЕПРИКАЯННЫЙ МУЗЕЙ
Прекратил свою работу единственный в России Государственный музей кино. Может быть, временно, а может быть, навсегда. Если государство не вмешается в критическую ситуацию, то ждать помощи больше не от кого. Музейные работники все-таки надеются на лучшее. А что им еще остается?

Автор - Нинель Щербина
Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7-499-965-69-37, 89197736146, Факс: (495) 641-04-57
Электронная почта:   rosvesty@yandex.ru  
All rights reserved. «Российские Вести» 2002-2018 ©