30 ноября - 06 декабря 2005   № 1798 (43) Издается с 1990 г.
Алексей Ульянов:
БЮДЖЕТ, РЕЗУЛЬТАТИВНЫЙ И МИЛОСЕРДНЫЙ
Новая московская власть будет вынуждена целый год жить по бюджету, принятому своими предшественниками. Что представляет собой бюджет Москвы? Отвечает ли он нуждам москвичей?

Мы живем в удивительное время. Десятилетие кризисов приучило нас экономить на всем и считать каждую копейку. Тогда Международный валютный фонд, не покладая рук, обучал Россию налоговому администрированию, чтобы добиться хоть какого-то наполнения казны.

Теперь не знаем, куда девать свалившиеся на нас, как манна небесная, нефтедоллары. Оказалось, что в рыночной экономике надо уметь не только зарабатывать, но и правильно и эффективно тратить. И к государству или городу это относится не в меньшей степени, чем к отдельным гражданам. Нищий, сидящий на мешке золота, может так и остаться нищим. Раньше подобным эпитетом награждали Россию за неумение распорядиться своими природными богатствами. Теперь это сравнение все чаще употребляют, когда говорят о таких закромах Родины, как Стабилизационный фонд и золотовалютные резервы.

В Правительстве не без основания опасаются коррупции при расходовании бюджетных средств. Выяснилось, что Россия отстала даже от своих соседей по СНГ и Восточной Европе во внедрении программно-целевых методов и бюджетирования, ориентированного на результаты.

Почему мы тратим все больше на милицию, а преступность не снижается? Тратим на дорожное строительство, а пробок все больше? Вне зависимости от внешних обстоятельств результативное бюджетирование не только позволит гражданам проверить власти, но и позволит мэру выбирать между теми или иными программами на основе показателей эффективности, а не каких-либо субъективных качеств.

Сотни и даже тысячи лет государство тратило деньги налогоплательщиков на выполнение различных функций: содержание аппарата, оборона, социальные нужды. Как-то проверить (вопросы коррупции мы оставляем в стороне) эффективность этих трат у налогоплательщиков не было. Почему, например, необходимо больше тратить на правоохранительные органы, а не больницы? Происходила «конкуренция» заявок заинтересованных ведомств внутри самого государства, не более.

Начиная с середины прошлого века развитые государства Запада стали переходить на совершенно иную систему. Расходы привязывались не к функциям, а к результатам. Например, департаменту здравоохранения, чтобы добиться увеличения бюджета, надо было доказать, что в результате детская смертность снизится, а продолжительность жизни возрастет на 10%. Дорожному ведомству необходимо доказать, что строительство новой развязки сократит потери рабочего времени в результате стояния в пробках, что эквивалентно приросту общественного благосостояния на сумму, значительно превышающую стоимость строительства. В таких условиях граждане (сами и через своих представителей в парламенте) могут легко проверить, не были ли их деньги потрачены впустую. А органы власти приучаются жить по принципу коммерческих предприятий, считая выгоды и издержки от своей деятельности.

На федеральном уровне система результативного бюджетирования понемногу начала внедряться. Но федеральный бюджет несет много таких расходов, социальный эффект которых измерить трудно, - оборона, международная деятельность, деятельность контрольных органов - это составляет до половины всех расходов. А вот расходы городского или регионального бюджета практически полностью подлежат простой и внятной оценке на результативность.

Кому как не Москве оценить эффективность своего более чем 20-миллиардного бюджета (в долларовом, конечно, выражении)? Если молодым семьям выделять квартиры в одном районе, то потом там надо строить детские сады и школы, которые через 15 - 20 лет будут пустовать. Замечание Юрия Лужкова, сделанное на заседании правительства Москвы, можно только приветствовать. Но бюджетные средства уже были потрачены. А вот если бы программа «молодой семье - доступное жилье» прошла тест на результативность, то я уверен, что был бы выбран иной вариант. Вариант, когда молодая семья получает кредит или ссуду в любом банке или жилищном кооперативе (то есть от административных издержек и проверки нуждаемости городские власти освобождаются), а город доплачивает семье 20 - 30% стоимости квартиры. Именно такой вариант предлагал ваш покорный слуга.

Порой даже сложно себе представить, как может измениться наша жизнь при осуществлении бюджетной реформы. При сравнении выгод и издержек станет очевидным, что многие социальные услуги гораздо лучше предоставят некоммерческие организации, а не бюджетные учреждения. Вместо содержания собеса (здание, его ремонт, коммунальные платежи плюс зарплата) можно дать в два-три раза меньшую сумму благотворительной организации или местному приходу, и к пожилым людям не только сами на квартиру придут, приберут и продукты купят, но и окажут столь необходимое внимание. Вместо содержания интернатов для детей-инвалидов, которых иначе как домами смерти не называют (половина детей не доживает до совершеннолетия, а вторая половина так и остается инвалидами), можно дать их родителям индивидуальный реабилитационный полис, с которым они могут обратиться в любой, как муниципальный, так и некоммерческий реабилитационный центр, которых, кстати, по Москве уже немало. Очевидно, что голосование ногами за качественное обслуживание побудит работников таких центров к чуткому обращению с особыми детьми. Как показывает мировой опыт, до половины детей-инвалидов способны вернуть себе здоровье. А значит, вместо того чтобы стать для государства обузой до конца жизни, они станут «нормальными» налогоплательщиками.

Мое глубокое убеждение, экономика, если ее правильно понимать, идет в ногу с нравственностью и милосердием. Ведь решили же экономисты дилемму эффективности и справедливости.

Вдумчивому читателю уже понятно, что точно также дома-интернаты заменяются патронатными семьями и семейными детскими домами. ДЭЗы - управляющими компаниями, обслуживающими наши дома. С индивидуальным полисом медицинского страхования можно будет выбрать поликлинику, больницу или медицинский центр себе по вкусу. В среднем образовании государство, видимо, сохранит контроль в любом случае, но желающие смогут выбрать частную или приходскую школу, будучи уверенными, что минимальный стандарт на одного учащегося им государство компенсирует.

Конечно, сейчас чиновники не заинтересованы пустить некоммерческий сектор в свою вотчину. Оно и понятно, конкуренцию с самим собой никто не любит. Однако при внедрении результативного бюджетирования их отношение кардинально изменится. Ведь дополнительные ресурсы они будут получать только при высокой эффективности новых программ, а ее зачастую может обеспечить только некоммерческий сектор.

Наконец, есть еще один аспект. Город ежедневно что-нибудь продает, покупает или сдает в аренду. Но в отличие от частного лица или фирмы, чиновник не заинтересован купить подешевле и продать подороже. Госзаказ - одна из самых коррупциогенных сфер, причем не только в России или в Москве. При этом неоднократно приходилось убеждаться, что открытые и прозрачные торги позволяют сэкономить 50% бюджетных средств. Когда я еще в 2001 году консультировал администрацию города Зеленокумска Ставропольского края, то мэр был поначалу удивлен простотой рекомендаций. Открытый и прозрачный конкурс - сейчас это уже избитая фраза. Но они попробовали провести конкурс на ремонт дорог с привлечением широкого круга участников. Каково же было удивление, что нашлась организация, которая сделала ремонт качественнее и в 2,5 раза дешевле! В Новосибирске торги вообще перевели в Интернет, и бюджет также сэкономил до половины средств. А в прошлом году московский строительный комплекс попробовал закупать цемент по конкурсу среди заводов. Цена цемента для Москвы «вдруг» упала на 20 - 30%. В этом году от начинания «почему-то» отказались, и чем это обернулось, мы все прекрасно знаем - в мае текущего года цены на цемент для московских потребителей поднялись чуть ли не в два раза.

Таким образом, открытые и прозрачные городские торги - это не только низкие цены, широкий круг поставщиков и рост качества товаров и услуг. Это десятки новых школ и больниц, километры новых дорог, развязок и тоннелей, новые станции метрополитена и сотни рублей доплат к пенсиям.

Мне довелось участвовать в работе над новым федеральным законом о конкурсных торгах, который вступает в силу с 1 января 2006 года. Этот закон предусматривает для всех стандартных товаров открытый аукцион, то есть выбор победителя по одному критерию - цене. Есть в нем и немало других антикоррупционных норм. А с 1 октября 2005 года вступила в силу норма Градостроительного кодекса, согласно которой земельные участки под жилищное строительство должны выделяться только по конкурсу. Готовится к выходу правительственное постановление по порядку отбора управляющих компаний. Ведь до 1 марта 2006 года мы должны будем выбрать управляющую компанию по обслуживанию нашего дома. Очевидно, что, как и в случае выбора частных управляющих компаний по инвестированию пенсионных накоплений, выбор сделают не более 5% жильцов. За остальных это сделает город.

Надеюсь, это станет важным вкладом в решение задач, стоящих перед страной. Но соответствующим образом должно измениться и московское законодательство.

Политики не любят обсуждать бюджет, считая, что для избирателей эта тема скучная и неинтересная. Но за скучной цифирью стоят конкретные проблемы конкретных людей.




Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7-499-965-69-37, 89197736146, Факс: (495) 641-04-57
Электронная почта:   rosvesty@yandex.ru  
All rights reserved. «Российские Вести» 2002-2018 ©