25 ноября - 01 декабря 2019   № 47 (2284)
Издается с 1990 г.
Krelin-9.Rosvesty.Ru

Riga.Rosvesty.Ru

Kiev.Rosvesty.Ru

Baku.Rosvesty.Ru

Pmr.Rosvesty.Ru









или Биография без прикрас самого известного советского командира крейсера контр-адмирала Олимпия Рудакова
В отечественной маринистке советского периода вряд ли есть другой персонаж, окутанный столь плотной пеленой таинственной и волнующей романтики как контр-адмирал Олимпий Рудаков. Число публикаций в интернете, и на страницах популярных изданий, наверное, превышает все другие, посвященные равным ему по званию и должности флотских офицеров, а порой и – куда более известных флотоводцев.

Оговоримся сразу: очень многое в этих публикациях, если не и в полной мере относится к журналистскому вымыслу, то уж точно не подкреплено не только документально, но и, как говорится, свидетельствами очевидцев. И тем не менее, даже сугубо хронологическое перечисление не вызывающих сомнения у флотских историографов фактов рисует нам образ незаурядного моряка, высочайшего класса командира корабля, несгибаемого человека легендарной военной судьбы, в которой в причудливом сплетении соединились взлеты и падения, трагедии и триумфы, мужество и слабость.

Во флотской ветеранской среде любят шутить, что самый известный российский военный моряк в бескозырке с надписью «Марат» находится в центре Москвы, в подземном холле станции метро «Площадь Революции», где у сводчатых галерей выходов к перрону пассажиров встречают литые фигуры типажей советской эпохи. Мимо него уже прошло, наверное, не одна сотня миллионов пассажиров московского метрополитена. Апозировал для скульптора курсант военно - морского училища имени М.В. Фрунзе Олимпий Рудаков. Уже одного этого было бы достаточно для того, чтобы остаться во флотской истории.

Но именно курсантом военно-морского училища на борту легендарного линкора «Марат» Рудаков побывает с официальным визитом в Великобритании в 1937 году, когда советский экипаж изумит чопорную британскую флотскую публику перекрывающей все мыслимые на тот период нормативы филигранной постановкой на якорь на установленном месте. В том негласном соперничестве с боевыми кораблями других держав, приглашённым на британские коронационные торжества, советский линкор окажется неоспоримым победителем, опередив, кстати, и карманный линкор «Дейчланд». По сути это была первая военно-морская победа над тогда еще будущим врагом.

Потом почти через 16 лет, в 1953 году, командир советского тяжелого крейсера «Свердлов» (советской послевоенной постройки, новейшего по тем временам) капитан 1 ранга Олимпий Рудаков не только повторит, но и утроит эффект демонстрации советского военно-морского мастерства в Портсмуте, выполнив постановку на якорь крейсера методом «фертоинг» в рекордно короткий срок, получив самые не только восхищение британской прессы, но и Британского адмиралтейства. Что же касается других, по утверждению ряда отечественных изданий, романтичных, и, будем откровенны, весьма гламурных «подробностей», участия советских военных моряков крейсера «Свердлов» и их командира в официальных коронационных мероприятиях оставим их на совести авторов, не умаляя их права на художественный вымысел. Официальных воспоминаний Олимпий Рудаков не оставил, и, как рассказывали автору ветераны, рассказывать о них не любил. В том числе и о туре вальса с молодой королевой. Однако отметим что британская пресса того времени, когда, кстати, уже начинала разгораться «холодная война», не поскупилась на похвалу мастерству экипажа «Свердлова» и его командиру. Но среде флотских офицеров из уст в уста передавалась история особого внимания молодой королевы и ее сестры к статному и мужественному командиру советского крейсера, и, конечно же, тура вальса, которым она его удостоила.

Знали ли коронованные особы о том, что этот флотский командир в годы минувшей войны оказался под судом военного трибунала, был разжалован из офицеров в рядовые, отправлен на сухопутный фронт штрафником? Ответа на этот вопрос нет. Впрочем, вряд ли британская МИ-6 обладала возможностью столь подробно узнать биографию командира прибывшего советского корабля. Но, можем предположить, что если бы молодая королева была посвящена в них, полагаю, интерес к Рудакову был бы еще более сильным.

… Эта флотская трагедия зимы 1942 года не имеет аналогов в истории отечественного военно-морского флота. И длительное время откровенно замалчивалась. А дело было так. В ходе проведения конвойной операции группа кораблей, в состав которой входил эскадренный миноносец «Сокрушительный», попала в жесточайший шторм. И случилось страшное – не вражеские бомба или торпеда, а огромной силы удары волн оторвали корму корабля – почти четверть кормовой части эсминца. Корабль оказался во власти стихии, практически неуправляемым, со свыше 200 человек экипажа на борту. С величайшим трудом другие корабли пытались взять аварийный корабль на буксир, но шторм словно нитки рвал канаты. Тогда командующий флотом принял решение эвакуировать экипаж. Эта операцию была сродни цирковой – между вздымающимися на гигантских волнах кораблями смогли соорудить вначале канатную дорогу и с помощь самодельной беседки стали переправлять экипаж. Потом, когда из-за усиливающегося шторма, это стало не возможно, оставшихся обессиленных моряков стали переправлять с помощью спасательных кругов, совершая невероятную купель в бушующем ледяном море. Несколько моряков погибли, пытаясь при сближении кораблей перепрыгнуть с одного борта на другой, были умершие после жесткого охлаждения во время переправы. Наиболее подробно, с опорой на документы, описал всю эту операцию писатель-маринист Владимир Шигин.

Но за героизмом всей этой трагедии долгое время не придавалась широкой огласке и его весьма неприглядная страница. Дело в том, что беспомощный «Сокрушительный» в ходе первой «переправы» покинуло все командование, в числе которого был и помощник командира – второе по статус лицо – капитан-лейтенант Рудаков. Оно, по сути, нарушило главный флотский закон – командование, и прежде всего командир, покидают тонущий корабль последними. Более, того помощник Рудаков, как выяснилось уже на борту корабля спасателя, так и не смог точно доложить, кто из офицеров и матросов остался на борту тонущего корабля, а они были.

Командир корабля, которого в бессознательном состоянии матросы перенесли в беседку и спасли, по приговору военного трибунала был расстрелян. Помощник Рудаков был разжалован и направлен в штрафную роту в сухопутные войска на полуостров Рыбачий. Будем откровенны - на верную гибель. На Рыбачьем фронт стоял к тому времени неподвижно почти с самого начала войны – пристрелян каждый сантиметр подходов к хребту Муста-Тунтури, на котором заняли позиции немцы, а у предгорья – наши. Каждый день в наши окопы надо было доставлять боеприпасы и горячую пищу. И делали это штрафники – редко кто из них выживал после третьей ходки. Вот к ним и попал вначале Рудаков. Но ему повезло – как опытного морского артиллериста его взяли в минометчики. Потом после ранения он станет во главе противотанковой батареи, и его в конце концов реабилитируют, как искупившего вину кровью, восстановят в звании и вернут на Северный флот помощником командира эскадренного миноносца.

В своих мемуарах тогдашний командующий Северным Флотом адмирал Головко, достаточно подробно описывает ситуацию с гибелью «Сокрушительного», и не скупится на негативные оценки командира, старпому достается всего лишь несколько упоминаний. Зато очень жестко высказывается тогдашний начальник политуправления флота контр-адмирал Торик, но это и понятно – таким образом, как бы уменьшается вина политрука корабля. Вряд ли бы возвращение на флот Рудакова было бы возможно без участия командующего флотом – именно он в свое время заметил молодого командира артиллерийской боевой части эскадренного миноносца «Гремящий» Рудакова, который проявил себя непревзойденным мастером ведения огня по морским, надводным и воздушным целям противника.

Именно он будет принимать участие в конвойной операции в Арктике, когда ему надо будет конвоировать ледокол «Сталин» и успешно довести его в порт назначения. Уникальность командирского опыта Рудакова состояла в том, то ему поочерёдно довелось командовать бывшими итальянскими, американскими и британскими кораблями, которые были переданы в счет репараций советскому флоту. Что уже само по себе выводило его число лучших командиров надводных кораблей советского Военно-Морского флота. Кстати, он был старпом на советском линкоре «Архангельск» (так же переданном в счет репараций из Великобритании), где командиром был контр-адмирал Иванов, который в 1937 году командовал тем самым линкором «Марат», посещавшим в Портсмуте коронацию Георга V., когда Рудаков был еще курсантом на его борту.

И уже потом был крейсер «Свердлов», Портсмутский коронационный вояж, служба в Главном разведывательном управлении, Главном штабе ВМФ. Поговаривали, что Рудакову даже предлагали занять должность военно-морского атташе в Великобритании, но, как говорится, не случилось. И кто знает, какое продолжение получила бы встреча с королевскими особами в 1953 году.


Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7 499 965-69-37, +7 919 773-61-46, Факс: +7 495 641-04-57
Электронная почта: rosvesty@yandex.ru
All rights reserved. «Российские Вести» 2002- ©