05 - 11 июля 2018   № 18 (2220) Издается с 1990 г.
Две беды Польши — ЛГБТ и бандеровцы
Поляки надолго запомнят дату 8 июля 2018 года не только из-за невыносимой жары и множества мероприятий, посвященных жертвам этнических чисток, проведенных ОУН-УПА. Как назло польскому правительству, известному своими правыми взглядами, в этот же день свои мероприятия организовали представители секс-меньшинств и бандеровцы — и скорее всего их действия были целенаправленной провокацией.

Субботний вечер, 7 июля 2018 года, Познань, Западная Польша. Читаю польские новости и заканчиваю писать план поездки в Варшаву, где приму участие в марше памяти 100 тысяч поляков, убитых ОУН и УПА. В то время, когда буду в польской столице, по улицам Ченстоховы, города расположенного на юге Польши, пройдет марш ЛГБТ – так называемый марш равенства, а его целью, как потом оказалось, было не просто погулять и покричать свои леволиберальные лозунги, а прорваться к монастырю на святой для польских католиков Ясной Горе.

Задумался. А может, лучше поеду в Ченстохову? Ведь там точно схлестнутся ЛГБТ-активисты и националисты, а это пахнет жареной радугой и воплями левых журналистов о «польских фашистах», опять напавших на прогрессивных парней в футболках с Че Геварой.

Звонок. Украинская журналистка спрашивает собираются ли поляки встречать президента Порошенко. Встречать? Порошенко? Когда и где? Узнаю, что глава украинского государства приезжает в Сахрынь, село на юго-востоке Польши, где в марте 1944 года польские партизаны провели операцию против бандеровцев, в которой погибло около двухсот украинцев, в том числе, к сожалению, мирных жителей.

Звоню польским националистам и стараюсь узнать, кто встречает Порошенко и его активистов. Никто ничего не знает. Кто-то едет в Ченстохову защищать Ясную Гору от содомитов, кто-то собирается принять участие в марше памяти в Варшаве, кто-то примет участие в других мероприятиях, посвященных жертвам ОУН-УПА, а еще кто-то поехал в Италию к итальянским националистам, где были организованы патрульные группы для защиты от беженцев отдыхающих на пляжах женщин.

Оказывается, главные силы польских правых сосредоточатся на защите Ясной Горы от провокаторов из ЛГБТ-сообществ, а также на защите европейских женщин от насильников, в то же время Польша получит удар с Востока — от Порошенко, мечтающего переписать историю и поставить знак равенства между бандеровцами и поляками, которые от них защищались.

Так хотелось поехать в Сахрынь и задать пару вопросов президенту Порошенко — кто и зачем организовал волынскую резню? Считает ли он героями тех, кто спланировал и провел операцию по массовым убийствам беззащитных поляков, а также их жен и детей? Ведь «слава Украине — героям слава!» - слава тем, кто хотел убить моего деда и его маму, только за то, что были поляками, проживающими на «украинских землях»?

В конце концов пришлось держать данное слово и все-таки отправился в Варшаву, хотя Сахрынь и Ченстохова казались настолько интересными вариантами, что мне было реально жаль, что никак не получалось туда поехать.

Воскресенье, 8 июля 2018 года, Варшава. Стою у могилы неизвестного солдата на площади маршала Пилсудского и смотрю, как потихоньку собирается народ с целью отдать честь полякам, убитым героями новой Украины. Могила неизвестного солдата является нашим национальным символом, напоминающим полякам о всех тех, кто отдал свою жизнь за Польшу.

Вскоре на площади появляются солдаты Войска Польского, группа депутатов, а также обычные поляки, желающие принять участие в возложении цветов, а затем в марше памяти.

Замечаю девушек и парней с интересными баннерами. Сколько им лет? Возможно шестнадцать, может семнадцать? Несут с собой фотографию останков поляков, убитых бандеровцами, найденных польскими археологами. «Украина! Почему не разрешаешь похоронить наших матерей и отцов, убитых ОУН-УПА и СС Галичина? - Семьи жертв геноцида на Восточный Кресах» - гласит надпись на фотографии.

Украина не разрешает полякам проводить археологические раскопки, эксгумации и перезахоронения. Это ответ Киева на снос памятника УПА в Грушевицах, который, по мнению бандеровцев, стоял на могилах украинских партизан. В итоге поляки организовали раскопки и показали украинским коллегам, что никаких повстанцев под памятником не было. Зато были похоронены другие люди, скорее всего поляки, в том числе дети. Памятник УПА на польских костях? Звучит ужасно, правда?

Одна из девушек держит в руках фотографию Зигмунта Румеля. Кто он? Как он связан с событиями кровавого воскресенья 11 июля 1943 года, когда бандеровцы напали на примерно 100 польских населенных пунктов с целью вырезать поляков? Румел родился в Петрограде (Санкт-Петербург) в 1915 году, в разгар Первой мировой войны. Его отец принимал участие в польско-большевистской войне (1919-1921) и был удостоен высшего польского военного ордена «Virtuti militari». После окончания войны семья Румелей поселилась на Волыни, где прошли детство и юности Зигмунта. Молодой Румел увлекался поэзией и политикой, в 15 лет стал членом Волынского Союза Сельской Молодёжи и выступал за польско-украинское примирение. В 1943 году был уполномочен польским правительством Польши в изгнании вести переговоры с ОУН и УПА с целью остановить нападения бандеровцев на поляков и вместе сосредоточиться на борьбе против нацистов. 7 июля 1943 года Румел отправился на переговоры с УПА, но украинские националисты не только не согласились остановить этнические чистки, но еще арестовали польского поэта и казнили, разрывая его тело лошадьми.

К микрофону, напротив могилы неизвестного солдата, по очереди подходят политики и другие участники мероприятия. Среди них замечаю Янину Калиновскую, родители которой и родственники были убиты во время волынской резни и история которой описывается в книге «Девушки с Волыни». По её мнению, бандеровская идеология процветает на Украине и угрожает проживающим там национальным меньшинствам. Как пример указывает на новую волну погромов, о которых стало известно в Польше после того, как украинские националисты напали на табор ромов, сожгли его и ранили ножами несколько человек — в итоге один из пострадавших скончался из-за полученных травм. Яинина Калиновская обратила также внимание на ямы смерти — места массовых захоронений жертв ОУН и УПА, на которых нет ни надгробий, ни никакой другой информации о могиле. Согласно её словам, на некоторых ямах смерти валяется мусор и никто с этим ничего не делает.

Тишина. Один из спикеров начинает зачитывать стих Леха Маковецкого «Волынь 1943»:

«Помнишь ли, Господь Боже,

над Волынью луну кровавую

и тот крик из горящей хаты,

людей убитых соседями?

Ты, наверное, в то время

был на другом конце мира,

потому что, скорее всего, загрустил бы ты, привстал и заплакал...

Слышал ли ты молитву, Господи,

глаза отца ли помнишь,

когда дочь его бесчестили бандеровцы - как животные?

Он на дверях распятый,

умолял "смилуйся над нами",

Пожалели его убийцы,

и выкололи ему глаза штыками.

Видел ли ты, Святой Отец,

смотря сверху из небес,

детей прекрасных как ангелов,

распятых на кольях?

Кто их теперь приведет

на встречу с тобой, Господи,

они, между прочим, были такие маленькие,

Потеряются в пространстве.

Помнишь ли ты, Господь мира,

Мучеников тех с Волыни,

Умирающих с мыслью о той,

Которая никогда не погибнет

Польша о них позабыла,

Растворилась в дали,

Время от времени, трясущаяся рука старца,

Свечку еще здесь поставит.

Порастают сорняками пепелища,

Гробы тонут среди разложистых трав,

Завтра уже не будет кому,

Свечи за них поставить»

У микрофона появляется организатор мероприятия католический священник Тадеуш Исакович-Залеский, отец которого прошел ад, устроенный бандеровцами. Священник цитирует его слова - «Кресовян убили дважды: впервые топором, а второй раз – молчанием». Исакович-Залеский обвиняет польских политиков в замалчивании темы волынской резни, чтобы не провоцировать украинцев и напоминает, что у огромной части жертв ОУН-УПА нет могил, нет крестов и нет памятников. Обвиняет президента Порошенко в героизации преступников, а также называет его лжецом и обманщиком. Спрашивает — как это возможно, что такого человека пропускают через польскую границу?

После выступления Исаковича-Залеского прогремели залпы в честь поляков, погибших в боях за Польшу, а также в честь украинцев, спасавших своих польских соседей от бандеровцев. Вскоре делегации возложили цветы у могилы неизвестного солдата, а затем участники мероприятия отправилась на марш по улицам Варшавы.

В то же время в Сахрыни президент Порошенко открывал мемориал памяти украинцев, погибших от рук польских партизан 10 марта 1944 года. Его главный месседж — не было геноцида поляков, был польско-украинских конфликт, была польско-украинская война. Кто её начал? Как? С какой целью? Об этом Порошенко почему-то не сказал ни слова. И почему Порошенко поехал туда 8 июля, если обычно сахрыньскую трагедию украинцы отмечают 10 марта? Всё просто — это был украинский ответ на визит президента Дуды на Волынь, ответный удар в информационной войне, какую Украина ведет против Польши в сфере исторической памяти.

Главной целью Порошенко является поставить знак равенства между Армией Крайовой и УПА, показать, что в конфликте не было виновных, не было стороны, которая запланировала и начала этнические чистки. Это явная попытка сравнить палачей с жертвами. Порошенко в течение одного дня может сказать, что осуждает тех, кто совершал преступления против поляков и украинцев, а затем добавить, что ОУН-УПА и Бандера вместе с Шухевичом — герои. Попахивает шизофренией.

Это не конец неприятных сюрпризов. Если посмотреть фотографии с мероприятия, посвященного жертвам «польско-украинской войны», можем увидеть улыбающегося президента Порошенко вместе с радующимися украинцами. Как понимать их поведение? Чему они так радуются? Почему они улыбаются и фотографируются стоя на месте, которое, скорее всего, стало местом смерти мирных жителей?

В то же время, участники ЛГБТ-парада в Ченстохове направились в сторону святой для польских католиков Ясной Горы. Кричали - «Радужная Ченстохова, свобода, равенство, толерантность».

Матеуш, один из представителей ЛГБТ, принимающих участие в марше, в интервью Газете Выборчей, признался, что его мечтой является Польша, в которой он официально сможет заключить брак с другим мужчиной и усыновить ребенка.

ЛГБТ-парад на Ясную Гору не прорвался, поскольку на его пути появились польские правые, они сели на улице и ни в коем случае не думали оттуда убираться. Большой и кровавой драки удалось избежать исключительно благодаря полицейским, которые не дали обеим сторонам схлестнуться и провести кулачные дебаты.

Смотря на всё то, что произошло в Польше в воскресенье, возникает впечатление, что у польского правительства есть две серьёзные беды —ЛГБТ и бандеровцы. И что очень печально - обе группы готовы устраивать отвратительные провокации для того, чтобы добиваться своих политических целей. Представители ЛГБТ готовы прорываться с радужными флагами в святые для католиков места, а бандеровцы готовы приезжать на польскую землю в день, когда поляки воспоминают жертвы волынской резни, и пропагандировать тезис о том, что никакого геноцида не было — был польско-украинский конфликт, за который, естественно, ОУН и УПА не отвечают, и о котором лучше всего забыть. Порошенко предлагает полякам сосредоточиться на будущем и на... борьбе с российской агрессией.

Проблема в том, что провокации Порошенко могут резко ухудшить польско-украинские отношения и в итоге привести к заморозке процесса интеграции Киева с Евросоюзом и с НАТО. Ведь Ярослав Качинский, лидер правящей партии Польши, уже предупредил украинцев, что с Бандерой в Европу не войдут.




Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7-499-965-69-37, 89197736146, Факс: (495) 641-04-57
Электронная почта:   rosvesty@yandex.ru  
All rights reserved. «Российские Вести» 2002-2018 ©