05 - 11 июля 2018   № 18 (2220) Издается с 1990 г.
Турция. Выборы с последствиями...
23 июня произошло историческое для всей Турции – и не только для неё – событие. В стране прошли внеочередные президентские и парламентские выборы. Достаточно ожидаемо, хоть и не столь уверенно, как ему, наверное, хотелось бы, победу одержал действующий президент Реджеп Тайип Эрдоган. Его Партия справедливости и развития (ПСР) также одержала победу. Таким образом, в стране закончился переходный период и она стала президентской республикой.

Правда, на фоне многочисленных новостей, связанных с Чемпионатом мира по футболу, передряг в Европе (кризис беженцев, торговая борьба с Трампом, разлад в руководстве в Германии и т.д.) это событие, как мне представляется, прозвучало в наших СМИ как-то слабовато. А зря. Напомню, что президент Владимир Путин не только направил Реджепу Тайипычу поздравительную телеграмму, но и провел с ним сразу же телефонную беседу. А это говорит о многом. Абы на кого наш президент свое рабочее время не тратит.

Вернемся к турецким выборам и постараемся разобраться, к чему они могут привести. Начнем с совсем недавнего прошлого.

В 2016 году в Турции имела место попытка военного переворота, которая была подавлена властями, а действующая власть ввела в стране чрезвычайное положение. После этого в 2017 году была проведена конституционная реформа. Турция перестала быть парламентской и стала президентской республикой, а полномочия главы государства были существенно расширены. Эрдоган же стал исполняющим обязанности президента страны и подобное, пусть и формальное, недоразумение нужно было исправлять. Как результат было решено провести досрочные президентские и парламентские выборы, которые и состоялись 23 июня 2018 года.

Перед началом выборов мировые СМИ, в первую очередь, западные, усиленно стали раскручивать двух кандидатов, которые, по их мнению, также имели шансы на успех. Кто-то ставил на Мухаррема Индже, кто-то на Мерал Акшенер, однако, как я и полагал, все оказалось вроде бы достаточно прозаично и ожидаемо: Эрдоган набрал 52,5%, преодолев необходимый ему барьер, и стал президентом уже в первом туре.

Такая же история и с парламентскими выборами. Спекуляций и версий было много, однако Партия справедливости и развития набрала 42,5%, обеспечив себе большинство в Великом национальном собрании, даже притом, что турецкий парламент теперь расширен с 550 до 600 депутатов.

Так что же значат эти выборы и чего ожидать от политической обстановки в Турции в ближайшем и не очень будущем?

Для начала стоит понять, кто же эти кандидаты, которые мало известны широкому кругу лиц у нас в стране, но аккумулируют вокруг себя добрую половину населения Турции.

Первый кандидат – это Мухаррем Индже. Бывший преподаватель физики, 54-летний политик является одним из самых ярых критиков действующего президента и его партии. Он является главой Республиканской народной партии, старейшей в стране, исповедующей левоцентристские взгляды, считает себя последовательным продолжателем политики Кемаля Ататюрка. Кстати, Индже является президентом «Ассоциации ататюркистской мысли», тут комментарии излишни, название говорит само за себя.

Второй кандидат, точнее, кандидатка – Мерал Акшенер, 61-летний политик и бывшая министр иностранных дел Турции (1996-1997 гг.). Первая женщина на этом посту. Она выходец из ультранационалистической Партии националистического движения. Той самой, к которой принадлежит военизированное движение «Серые волки».

После неудачной попытки возглавить партию в 2017 году, в декабре того же года она основала свою собственную Хорошую партию (ИИ). Кандидат, как и ее партия, сохранили националистические взгляды и выступают за объединение и укрепление всего тюркоязычного мира. К примеру, в предвыборной программе Акшенер отдельными пунктами стоят укрепление контактов с Татарстаном, а также другими регионами России. Что качается внутренней политики, то она выступает за возвращение в Турции парламентской республики.

Говоря об Акшенер, важно заметить еще один факт. Она прозападный политик. Ее идеи возрождения идеалов Ататюрка, а также критика в адрес Эрдогана и ПСР, судя по всему, нашли свой отклик за океаном, и теперь она активно продвигается в западных СМИ. А сценарии, когда Запад и США выбирают себе любимчика в оппозиции какой-либо страны, бывают разными, но об этом чуть позже.

Как бы то ни было, Эрдоган одержал победу на выборах, пусть и не самую убедительную, набрав (повторюсь) 52,5%. Избежать второго тура ему все-таки удалось, что для него сродни чистой победе. Тем более, что, как считают многие аналитики, в условиях проведения второго тура весь оппозиционный электорат мог бы собраться вокруг второго кандидата, и тогда шансы Реджепа Тайипа были бы уже не столь оптимистичны.

На парламентских выборах правящая ПСР также победила, набрав 42,5%голосов и получив 293 мандата. Примечательно, что ПСР шла на выборы не одна, а в союзе с Партией национального движения, возглавляемой Девлетом Бахчели. В итоге ПНД получила 50 мандатов. Сложившийся альянс получил название «Союз народа», и, судя по всему, в ближайшее время националисты не отколются, а, учитывая его форму, этот альянс может быть и расширен.

Считается, что «Союз» был создан, в том числе и для того, чтобы не допустить Хорошую партию на выборы. Видимо, в Турции отдают себе отчет, что Акшенер пользуется благожелательным вниманием со стороны Запада, и не хотят видеть ее в большой политической игре.

Но события повернулись по-другому. Часть парламентских представителей Народной республиканской партии отдала свои мандаты в пользу представителей ИИ. Таким образом, госпожа Акшенер и ее партия оказались в парламенте, как говориться, в игре.

Теперь, когда мы разобрались, кто и как шел на выборы, давайте разберемся, каковы результаты и чего ждать в дальнейшем.

Пожалуй, главный результат прошедших выборов – это то, что Эрдоган теперь официально перевел Турцию в режим президентской республики, став, как говорят в многочисленных СМИ, «суперпрезидентом». Он теперь имеет право единолично, без одобрения законодателей вводить и отменять чрезвычайное положение в стране, принимать законы, распускать парламент. Должности премьер-министра в руководстве страны отныне не будет, поскольку правительство теперь полностью подчиняется президенту. Реджеп Тайип сможет сам, единолично определять внешнюю политику и вектор ее развития.

Но это то, что лежит на поверхности. А подводных камней тут тоже предостаточно.

Повторюсь, Эрдоган набрал 52,5%, а ПСР 42,5%. На мой взгляд, эти цифры отражают реально существующий уровень поддержки властей в стране, и не думаю, что они были каким-то образом сфабрикованы. Силы тех, кто готов выходить на улицы и проявлять свою позицию, поделены 50/50. Это опасная ситуация для любой страны. Особенно для той, где армия принимает участие в боевых действиях. В нашем случае, в Сирии. Да, турецкие войска своей операцией в Африне подняли национальное самосознание, однако этот подъем потихоньку идет на спад.

Важна и обстановка на международной арене. Отношения Турции с США катятся по наклонной, а заявления, которые высказывают турецкие политики, становятся все серьезней и грубее. Началось все после попытки переворота в 2016 году. Тогда во всем обвинили опального политика Гюлена. А после того, как в Белом Доме отказались экстрадировать его в Турцию, отношения между союзниками по НАТО начали разлаживаться.

В американских СМИ и в заявлениях официального Вашингтона видно недовольство и раздражение действиями турков. Покупка у России систем ПВО С-400 лишь усугубляет положение, несмотря на то, что американцы таки продали туркам два самолета F-35. Вроде как бросили косточку. Однако, судя по всему, этой костью в Анкаре удовлетворены не были, да и глупо было ждать, что подобное произойдет.

На фоне турецкой избирательной кампании в западной и американской прессе, как мы уже сказали, стало появляться имя Мерал Акшенер. Похоже, что Запад всерьез собирается раскручивать этого оппозиционного политика. А мы помним, что нередко подобные раскручивания оппозиционеров приводили, как минимум, к политической нестабильности, а как максимум, к революциям, войнам и хаосу.

Проблема в том, что, проводя курс неосманизма, исламизации, Эрдоган идет против заветов Ататюрка, а это подстегивает прижатую к стенке на данный момент оппозицию. Вот вам пример: неугодному Эрдогану политику и ее партии, намеренно отдают свои мандаты депутаты парламента, идя, по сути, против действующей власти. В современных турецких реалиях, где людей сажают в тюрьмы за противоречащую официальной политическую позицию, это смелый шаг.

Подобные факты могут привести к нескольким сценариям. Во-первых, Эрдоган может, говоря простым языком, посадить всех своих политических противников в тюрьму. Полномочия и власть для этого у него есть. И это, вероятнее всего, купирует ситуацию. Но не навсегда, тем более, что если Запад действительно решил стряхнуть «суперпрезидента», подходящий повод и способ будут найдены.

Второй сценарий интереснее и, как мне видится, реалистичнее. Оппозиции в Турции дадут право на существование. Опасность тогда будет состоять в том, что разные политические силы, негативно настроенные против Эрдогана и ПСР, не без помощи Запада могут объединиться вокруг ИИ и фигуры Акшенер. Подобные сценарии мы уже видели на Ближнем Востоке, закончились они плохо. Однако это реалистичный сценарий на случай, если Анкара проложит свой путь создания полноценной наследницы Османской Империи.

Ведь и США, и Европе, и НАТО Турция в первую очередь интересна геополитически. Это – военный форпост в Ближневосточном и Черноморском регионах, энергетический хаб, транспортный узел, и желательно его держать хотя бы под контролем, а лучше на коротком поводке. Эрдоган же стремится превратить свою страну в доминирующую державу в регионе, которая будет действовать, исходя из своих собственных интересов. Точнее, из интересов её президента.

Хотелось бы, чтобы всё в Турции и вокруг неё было мирно, однако если существующие тенденции получат развитие, вероятна реальная возможность появления еще одного района нестабильности, а то и горячего очага на Ближнем Востоке. И тогда, боюсь, плохо будет всем, а этого ой как бы не хотелось.




Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7-499-965-69-37, 89197736146, Факс: (495) 641-04-57
Электронная почта:   rosvesty@yandex.ru  
All rights reserved. «Российские Вести» 2002-2018 ©