05 - 11 июля 2018   № 18 (2220) Издается с 1990 г.
Между большим футболом, «маленьким» Минпросом и Большим ФАНО
Наступил, наверное, самый интересный период в истории российской науки, российского образования и культуры. Назначены новые вице-премьеры по социальной сфере и т.н. культуре-спорту, появились старо-новые министры просвещения, образования и науки, культуры, спорта, медицины.

В некоторых средствах массовой информации можно было прочесть что-то типа «а вы, друзья, как ни садитесь…» или размышления о том, что ничего не изменилось.

Все это абсолютно не так. Ситуация воистину новая и очень неоднозначная.

Прежде всего, потому, что «рокировочка», когда прежний Министр спорта и соответствующий вице-премьер Виталий Мутко оказывается вице-премьером по строительству, при этом прежний вице-премьер по социальной сфере и, как оказалось, очень взрывоопасному образованию Ольга Голодец оказывается вице-премьером по спорту и культуре, а Татьяна Голикова оказывается вице-премьером по социальной сфере, очень неоднозначна именно в стратегическом плане.

Мы не будем сейчас вдаваться в обсуждение проблемы того, как министр спорта становится главным строителем страны. Все решит Чемпионат мира по футболу в России. Для вице-премьера по строительству – ситуация разрешится успешной эксплуатацией сданных, будем надеться, вовремя объектов футбольной и сопровождающей инфраструктуры. Для вице-премьера по спорту и культуре – спортивный результат и так ясен, но вины в этом нет никакой, члены сборной России при Голодец не учились в школе, и спортом руководили другие.

Однако политическая значимость события все более наращивается политическими новостями с того света: от оживших Скрипалей до ожившего Бабченко.

Поэтому сейчас мы можем довольно спокойно, с запасом в месяц-два, обсуждать сложившуюся стратегическую и структурную ситуацию. А она-то совсем не проста.

Чтобы не быть голословными, остановимся на двух цитатах из средств массовой информации, которые своей стилистикой и предназначенностью, по-видимому, для посвященных, заставляют задуматься именно о межеумочности ситуации, как говорили когда-то, «в период» от июня к октябрю.

Последний месяц – это не столько 101 уже годовщина Октябрьской революции, сколько время, данное Президентом РФ новому Правительству на определение своих стратегических планов.

Понятно, что планы Министерства обороны и прочих министерств и ведомств, обычно относимых к слову «стратегический», нас сейчас не интересуют.

Однако и обсуждение таких мирных проблем, как структура изучения литературы в рамках новых ФГОСов, неожиданно привела чуть ли не к перераспределению обязанностей на уровне вице-премьеров.

Трудно представить себе, что проблема совместного или раздельного, параллельного или распараллеленного изучения гуманитарных дисциплин могла привести к таким странным или, наоборот, закономерным последствиям.

«Почти четыре десятка учебников по истории признаны несоответствующими историко-культурному стандарту и были исключены из школьной программы. Вместо них в федеральный перечень вошли 14 учебников, входящих в три новые разработанные линейки». Об этом министр образования и науки РФ Ольга Васильева сообщила на днях на общем собрании Российского исторического общества, посвященном пятилетнему юбилею организации. Но приведет ли этот «отсев» пособий к улучшению качества образования? И как быть с неоднократными призывами президента к созданию единого «базового» учебника по истории?», – задаются вопросом эксперты.

«Наша главная задача сегодня – это развитие исторического просвещения, формирование исторической культуры нашего общества. Истории в школах необходимо уделять больше внимания, потому что многие ее по-прежнему знают неважно», – заявил председатель Российского исторического общества, директор Службы внешней разведки Российской Федерации Сергей Нарышкин. Он добавил, что история должна стать обязательным экзаменом для всех выпускников.

Что касается учебников истории, то в очередной раз прозвучала мысль о том, что они должны соответствовать историко-культурному стандарту, разработанному ведущими учеными и педагогами России.

Казалось бы, министр просвещения, а тогда еще общий министр образования, сказала нечто новое. Но это не так. Еще в 2016 году Васильева оценивала подготовленный коллегами-историками РАН историко-культурный стандарт как «очень взвешенный», поясняя, что в нем «сложные вопросы российской истории вынесены как бы вне». «К ним будет очень внимательное отношение, к ним будут написаны специальные методические пособия, будут написаны дополнительные материалы», – уточняла министр образования.

Васильева также говорила, что российскому образованию удалось сохранить «лучшее зерно», и пообещала на своем посту поставить во главу угла заботу об учителях.

«Исторически у нас был очень высокий уровень образования, как школьного, так и вузовского. У нас была связь между начальной школой, средней и высшей школой. И это абсолютно исторический факт, который никто не может опровергнуть. Я думаю, что, то лучшее зерно, которое было, оно осталось», – подчеркивала министр.

Одно из самых важных мест в системе образования, по мнению Васильевой, занимают учитель и те обстоятельства, в которых ему приходится существовать. «Профессия учителя – это не профессия в полном смысле этого слова. Это все-таки служение и – согласятся со мной или нет – это миссия», – указывала министр.

Следовательно, проведенная в 2018 году дополнительная экспертиза учебников по литературе в рамках названного стандарта лишь закрепила связь между собою предметов гуманитарного и, скажем честно, идеологически нагруженного цикла. Но в 2016 году речь шла и о едином министерстве, и о единой линии школа-вуз-наука.

Теперь все стадо принципиально по-новому. Начнем с цитаты из «Независимой газеты»: «Татьяна Голикова рассказала биографии министров и обозначила стратегические задачи, стоящие перед новыми ведомствами, среди которых реализация 12 приоритетных национальных проектов в сфере образования и науки.(…) И любопытный факт: Татьяна Голикова даже в своей вступительной речи подчеркнула значимость при выполнении поручений президента «дружественной среды» и единой команды в подведомственном ей социально-экономическом блоке. Это напомнило профессиональному сообществу о том, что прежний куратор блока Ольга Голодец и министр Ольга Васильева не всегда имели сходную точку зрения на будущие и настоящие процессы в образовании. И общество не раз имело возможность наблюдать легкие пикировки влиятельных чиновниц.

И, видимо, памятуя об истории с принятием федеральных государственных стандартов и неприятном демарше отдельной части словесников, Татьяна Голикова обратила особое внимание на то, что инициативы министерств должны широко обсуждаться с обществом».

Итак, в раскладе появилась новая «третья сила»: «отдельная часть словесников». Хотелось бы понять, что означает это странное выражение в рамках стандарта по русскому языку. «Часть словесников» – понятно. Это часть преподавателей русского языка и литературы. А вот что такое «отдельная часть»? Раньше в таких стратегических и военных терминах о мирной литературе не говорили.

А тут еще, похоже, возникает и «четвертая сила», обретающая в новой ситуации ресурсы, связанные как раз с разделением министерств. «В письме ученые напоминают президенту про его поправки в закон о РАН, которые Владимир Путин лично внес в Госдуму 24 февраля 2018 года. Как сообщал «Ъ», президентский законопроект предполагает значительное расширение задач и полномочий академии. В частности, РАН должна получить право «научно-методического руководства научной и научно-технической деятельностью научных организаций и вузов».

Итак, основной вопрос – как всегда о полномочиях. Однако не стоит считать, как часто делают в СМИ, что Министерство просвещения такое уж «маленькое» именно в сфере высшего образования, да и академию оно имеет свою – Академию педагогических наук. И предметы в педвузах далеко не только гуманитарные.

К тому же, есть еще и медицинские вузы, и сельскохозяйственные и т.д., которые подчиняются своим министерствам. Но тут именно реформа РАН создает свои проблемы, ведь теперь объединенная РАН – она же АМН и ВАСХНИЛ воедино – явно претендует на руководство вузами другого ведомственного подчинения.

Одну такую проблему государство уже решило, выделив в прямое подчинение Правительству Рособрнадзор, надзирающий за школами и вузами вне ведомственной подчиненности. Но теперь ВАК, который явно будет отнесен к Министерству, связанному с высшей школой и наукой, окажется высшим органом и для вузов Минпроса, и, как раньше было, вузов ведомственных…

В этой путанице не так просто разобраться. Напомним, что в СССР и ВАК был при Совете министров СССР, и Комитет по науке и технике был отделен от Министерства высшего образования.

В новой же ситуации, когда РАН претендует не только на гражданские функции, когда возобновляется оборонный заказ и т.д., предложение академиков может привести к еще большему хаосу.

По-видимому, следует задуматься о том, что, по крайней мере, для гуманитарной сферы, сотрясаемой «отдельной частью словесников», следует избрать схему, которая отличается от той, что нужна в сфере высоких технологий, наукоградов и моногородов. На наш взгляд, целесообразно наряду с двумя Президентскими университетами МГУ и СПбГУ, федеральными и исследовательскими университетами выделить базовые стратегические в прямом, но гуманитарном плане, головные университеты или институты соответствующих министерств, которые могли бы при обсуждении ФГОСов, ЕГЭ и других подобных проблем иметь свой голос, согласованный с кустовым профессиональным сообществом.

Достаточно очевидно, что это должны быть вузы, имеющие существенный авторитет в своей области, могущие объединять преподавателей и ученых столиц и провинции, обеспечивающих уже сегодня разработку государственных стандартов для всей страны. Так, например, для Министерства просвещения таким вузом мог бы стать Российский государственный гуманитарный университет, для Минкульта – Литературный институт, и т.д., – то есть, вузы, которые не занимаются напрямую подготовкой учителей или работников культуры. Это позволит избежать ненужного соперничества столичных и провинциальных педагогических университетов и университетов культуры.

И именно такие головные вузы с особым статусом, редкими специальностями, с задачами воспитания кадров, выходящих далеко за пределы регионов, могли бы в какой-то степени смягчить ту непростую ситуацию, которая складывается сейчас в процессе разделения Минобра на два министерства.

Объединенная РАН активно ищет себя в новой структуре правительства. Будем надеяться, что все же получится обойтись без деструктивного участия в этих процессах «особой части словесников».

А пока – все на Чемпионат мира по футболу в Москве!




Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7-499-965-69-37, 89197736146, Факс: (495) 641-04-57
Электронная почта:   rosvesty@yandex.ru  
All rights reserved. «Российские Вести» 2002-2018 ©