05 - 11 июля 2018   № 18 (2220) Издается с 1990 г.
Пенсионный эквивалент
Как неизбежность реформы порождает социальный протест
Реформа пенсионного обеспечения, о которой так долго говорили и чиновники, и эксперты, но которую с открытой неприязнью воспринимало население, вступила в плоскость практической реализации.
Суть ее, если убрать все словесные наслоения, в одном – возраст выхода на пенсию повышается, но не сразу, а постепенно. То есть, трудиться надо будет дольше и, желательно, интенсивнее. Тем более, что чисто возрастное повышение предваряло реформирование самой системы начисления пенсий – это и пенсионные баллы, и стимулирование более позднего выхода на пенсию.

В этой связи не лишним будет вспомнить, что так называемый срок использования пенсии, или в народной трактовке – «срок дожития» (то есть, число лет и месяцев на который делится накопленный пенсионный капитал для выплат пенсионеру) еще раньше был увеличен с 14 до 19 лет. Понятно, что он находится за пределами официальной продолжительности жизни среднестатистического россиянина.

Все это – базовые условия нынешнего правительственного решения, призванного, как сказано в пояснительной записке к внесенному законопроекту, «создать условия для повышения уровня пенсионного обеспечения граждан с учетом адаптации пенсионной системы к новым демографическим условиям, в том числе с учетом увеличения продолжительности жизни, а также – для ежегодной индексации пенсий выше уровня инфляции при сбалансированности и долгосрочной финансовой устойчивости пенсионной системы Российской Федерации в целом». Увеличение срока выхода на пенсию, таким образом, в перспективе, по мнению правительства, позволит не только повысить размеры самих пенсий, но и создаст возможность для их ежегодной индексации.

Но есть еще одна перспективная проблема, которую, по мнению экспертов, хотят решить за счет пенсионной реформы – речь идет о возможности существенного перераспределения средств медицинского страхования, которые должны пойти за пациентом российской глубинки. То есть, туда, где самая высокая смертность населения.

Финансовый механизм реализации пенсионной реформы вполне очевиден – все возрастающая «отсрочка» выплат пенсионных накоплений позволит сэкономить значительные средства для бюджета, и тем самым укрепит финансовую устойчивость Пенсионного фонда, траты которого на обустройство своей инфраструктуры давно вызывали вопросы у той же Счетной палаты. Но в общем пакеты документов, переданных в Государственную Думу, есть и законопроект о том, что теперь работодатели должны будут поднять отчисления в Пенсионный фонд – они будут составлять 22 процента. Напомним, что во многих регионах и муниципалитетах задолженность выплат в бюджет пенсионный фонд – «головная боль» для их руководителей. И если налоговая служба первым делом занимается фискальной деятельностью в отношении федеральных и региональных налогов, то отчисления в пенсионный фонд идут после сбора основных налогов.

Так или иначе, но за финансовую сбалансированность пенсионной системы придётся заплатить еще большей нагрузкой на бизнес, а вполне возможно, не за счет его прибылей, расходы будут переложены на потребителей ростом цен на конечную продукцию. Так же, как и повышение налога на добавленную стоимость, которым в принципе, надо понимать, правительство планирует закрыть часть финансовых «брешей». Взамен оно спешит предложить тем же регионам финансовый «пряник» в лице платы ОМС за неработающее население, но при этом, как уже ходят слухи, планирует изъять один процент из регионального налога на прибыль. То есть, в движение приходит вся налоговая система, которая и призвана стать основным локомотивом пенсионных перемен.

Аргументы сторонников повышения пенсионного возраста не раз декларировались. Именно они легли, кстати сказать, в основу Стратегии долгосрочного развития пенсионной системы Российской Федерации, утвержденной распоряжением Правительства Российской Федерации от 25 декабря 2012 года, в соответствии с которой, как пишут авторы пояснительной записки к изменениям пенсионного законодательства, «основным принципом совершенствования формирования пенсионных прав в распределительной составляющей пенсионной системы является предоставление гражданам дифференцированного пенсионного обеспечения с учетом личного участия в государственной пенсионной системе солидарного характера». То есть, нынешняя реформа – не более чем практическая реализации ранее принятой Стратегии.

В числе главных аргументов – древность установленных ранее норм, повышение продолжительности жизни, изменение характера труда, и потребность самих пенсионеров в труде, угрожающее соотношение числа пенсионеров к работающему населению, международный опыт, в том числе и бывших республик СССР. Как отмечается в сопроводительных к закону документах, «сейчас 30 процентов людей пенсионного возраста продолжают работать, причем первые 3–5 лет после назначения пенсии данный показатель гораздо выше. Значительное сокращение числа работающих пенсионеров происходит по достижении ими 65 лет». Но как повлияет столь значительное увеличение рабочей силы на состояние рынка труда? Не окажется ли это решение катализатором роста безработицы, которая на сегодняшний день, судя по официальным данным, достигла минимального уровня (хотя и не учитывает уровень скрытой безработицы)?

Подпишет ли этот законопроект Президент? Даже после его корректировки в парламенте? Как подчеркнул первый заместитель руководителя фракции «Единая Россия» Андрей Исаев, сделать еще надо немало, «чтобы окончательный вариант реформы, который будет принят Государственной Думой, и который, как я надеюсь, подпишет Президент РФ, был бы для всех граждан понятным, они бы понимали его необходимость и верили в его справедливость». Именно «надеется», несмотря на то, что в своем выступлении перед активом «Единой России» премьер Дмитрий Медведев, отметил, что «времени для дальнейших теоретических дискуссий нет, нам необходимо заниматься практической работой по выполнению национальных целей развития. Это единственно возможный путь к успеху. Это принципиальная позиция Правительства, это принципиальная позиция Президента».

Нынешняя ситуация с пенсионной реформой делает «Единую Россию» реальной партией правительства, которая вынуждена будет разделять политическую ответственность за принятые исполнительной властью решения. А это влечет за собой увеличение ее публичных политических рисков. Особенно в канун сентябрьских региональных выборов. Тем более, что партия декларирует одной из своих целей достижение положения, когда пенсия будет составлять не менее 40 процентов имевшегося заработка. По сути, вопрос в публичной плоскости будет стоять так: «Давайте выбирать: ранняя, но маленькая пенсия, либо более поздняя, но достойная». Вот, правда, если получится – поздняя и недостойная, то ощущение обмана может материализоваться не только в протестное голосование.

Именно веры в справедливость принимаемых мер как раз и недостает в этой самой реформе, ее вполне экономически обоснованной и целесообразной конструкции. И данные социологов это подтверждают, при всей «неизбежности» она отторгается общественным мнением. Тезис о том, что выбрано наиболее простое поствыборное решение – взять деньги для предотвращения пенсионного коллапса у самих же пенсионеров и у значительной части всего населения, а именно так трактует эту ситуацию оппозиция, – сегодня подхватывается и профсоюзами, и откровенными популистами, что приводит в движение достаточно широкие социальные слои. Но, как показывают недавние исследования, протестная активность населения находится на самом низком уровне, а бюджет 2018 года будет, судя по всему, исполнен с профицитом в 0,5 процентов.

Несмотря на это, пенсионный законопроект станет одним из самых горячо обсуждаемых. Судя по всему, сохраняя базовые принципы, основные «копья» противников и сторонников будут ломаться вокруг сохранения возможности досрочного выхода на пенсию, льгот различным категориям, которых, кстати, набирается не так уж и мало. Не исключено, что речь пойдет и о весьма существенных поправках в законопроекты и дополнении их новыми законопроектами – в плане лекарственного и санаторно-курортного обеспечения пенсионеров. По сути, обходят комментариями и тему уже работающих пенсионеров, которые ожидают того, что их поставят перед выбором – или получать пенсию, или работать.

В пояснительной записке к пенсионному законопроекту прямо сказано, что «действующий порядок исчисления размера страховых пенсий в условиях негативной демографической ситуации приводит к неэквивалентности пенсионных прав застрахованных лиц и обязательств по выплате им пенсий». Будет достигнута эта «эквивалентность» по итогам реализации нынешнего этапа пенсионной реформы, покажет время. Пока же эквивалентности ее общественного восприятия не ощущается.




Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7-499-965-69-37, 89197736146, Факс: (495) 641-04-57
Электронная почта:   rosvesty@yandex.ru  
All rights reserved. «Российские Вести» 2002-2018 ©