29 мая - 04 июня 2018   № 16 (2218) Издается с 1990 г.
Финны - белые, финны – красные…
100- летие завершения гражданской войны в Финляндии – реальный повод еще обратиться к нашей совместной истории
Эта гражданская война в Финляндии, на территории бывшей Российской империи, в отличие от гражданской войны России, не только завершилась победой белых сил, но парадом войск – победителей в столице еще недавно княжества Финляндского, а в то время Финляндской республики. И хоть продолжалась она официально почти 106 дней, в реальности ее отголоски были слышны еще почти весь 1918 год. Но и сегодня в самом отношении к трактовке этой войне присутствует политизированный подход - от гражданской до освободительной….

Сегодня эта гражданская война известна по многим воспоминаниям – практически все ее руководители и даже активно вовлеченные политики оставили свои мемуары. Но, конечно, наибольший интерес представлен ее тремя основными полководцами этой войны – финский маршал Карл Маннергеймом, фон дер Гольц, командир немецкого экспедиционного корпуса в Финляндии, и, скажем так, - главного военного советника «красных финнов» тогда полковника, а в последствии комкора советских войск, Михаила Свечникова. Именно война в Финляндии в 1918 году сведет в жестокой схватке двух высших офицеров царской армии, обласканных в свое время царем Николаем. Маннергейм был в его свите на коронации, и докладывал лично по итогам разведывательно-дипломатической миссии в Китай и Тибет, а Свечников удостоился награды из рук императора за участие в обороне легендарной крепости Осовец в годы первой мировой войны и повышения в звании через ступень. И, если Маннергейм будет наступать на горло собственной финской песне, принимая поддержку из рук бывшего врага – немецких войск, но типичный прусский генерал фон дер Гольц после боев в Финляндии, потом в Прибалтике будет, по сути, создавать русский добровольческий корпус Бермондта-Авалова, и пытаться содействовать восстановлению российского государства. Перипетии того времени по истине удивительны.

Впрочем, сам термин гражданская война, тот же Маннергеем не использовал. В своих мемуарах, раздел, ей посвященный, он назвал «Освободительная война». Так от кого «освобождалась» только получившая от Советской России независимость Финляндия, кстати в последний день 1917 года? Долгое время эта терминология будет непримиримой чертой, по сути разделяющее оценки происшедшего в Финляндии. Кстати, после высадки немцы ушли из Финляндии только в конце 1918 года, о «трогательных проводах» из которой фон дер Гольц пишет в своих мемуарах столь умиленно. Причина и здесь была банальна – революция в Германии, влияние которой затронуло и части, распложенные в Суоми.

Все дело было в том, что в Финляндии, как бывшей составной части Российской империи, в те годы находились русские войска. Они включали, как пишет в мемуарах Маннергейм, «62-й армейский корпус, штаб которого находился в Выборге, гарнизоны в фортах, пограничные войска, береговую артиллерию и другие соединения. Балтийского флота, местом дислокации которого был Гельсингфорс (Хельсинки). Общая численность соединений русской армии в Финляндии в январе 1918 года составляла приблизительно 40000 человек». И это в целом соответствовало действительности, и подтверждено документами. И внешне казалось серьезной силой, способной не только противостоять немецкому десанту, но подавить любое сопротивление.

Но логика событий тех лет неминуемо расколола ее, как раскололось и финское общество, – на белых и на красных. С другой стороны, русские войска стали реальным «яблоком раздора», которые придали гражданской войне - а в ней в основном все-таки финны воевали между собой – особый характер. Кстати, именно внезапное нападение финского шюцкора (военизированные формирования) на русские гарнизоны помогло белым получить столь необходимое оружие, которое, кстати, нередко отдавали добровольно. Кстати, непосредственное участие русских войск по условиям Брестского мирного договора было исключено – их надлежало вывести, также, как и Балтийский флот. Но именно тогда и возникло то самое добровольческое участие военнослужащих другой страны в качестве военных комбатантов в боевых действиях гражданской войны.

Формально финн, бывший прапорщик Ээро Хаапалайнен стал «главнокомандующим всеми вооружёнными силами Финляндии», но был он им таковым лишь, как отмечается в мемуарах того же Маннергейма, «номинально», на самом деле войсками командовал полковник М.С. Свечников. Так что участие русских войск, пусть и опосредованное, все-таки было – и с обеих сторон. Еще не до конца исследована роль русского контр-адмирала Н. Подгурского, который в 1917 году командовал морской охраной Ботнического залива, в том, что вооружение русских гарнизонов в январе 1918 года попало в руки шюцкора. Именно он помогал в этом Маннергейму, который потом ни словом не обмолвится об этом в своих мемуарах.

Полковник М. С. Свечников, командир 106-й пехотной дивизии русской армии, штаб которой находился в Тампере, был, по оценкам того же Маннергейма, «главным организатором сотрудничества между русскими войсками и красногвардейцами». И сотрудничество это было самым разнообразным. Надо отдать должное большевикам - именно в Финляндии – пролетарский интернационализм приобрел конкретные боевые черты, а снабжение одной из сторон приняло регулярный характер. Но, как показывают исследования архивов, для коренного перелома, особенно в артиллерии, его не хватало.

Сам же Свечников – колоритная и весьма загадочная фигура российской военной истории. До сих пор остаётся непонятным, что стало реальным побудительным мотивом его перехода к большевикам. То ли обида за то, что его заслуги были недостаточно оценены в боях Первой мировой войны, и неполученное генеральское звание, то ли стремление выдвинуться в красные Бонапарты, но факт остается фактом, именно Свечников, и такие как он офицеры, помогли большевикам не только взять власть, но и удержать ее. Именно 106 полк из Финляндии, как свидетельствуют документы, сыграл чуть ли не решающую роль в штурме Зимнего дворца в октябре 1917 года, а реализованная идея Свечникова об укрепрайонах помогла остановить белую конницу генерала Мамонтова, рвавшуюся к Москве. Кстати, Свечников – главный теоретик нынешнего армейского спецназа – был расстрелян в 1938 году.

Неизвестно еще чем бы закончилось дело в этой освободительной-гражданской войне. К весне 1918 года фронт между Южной и Северной Финляндией стабилизировался, а численный перевес красных с помощью поставок вооружения и добровольцев из русских войск все нарастал. И тут пришло то самое «освобождение» со стороны «дружественной страны» в лице Германии. Высадка сначала корпуса генерала Рюдегера фон дер Гольца в районе Ханко, а потом и второго десанта уже в районе в Ловиисе немецкого генерала Брандштейна, по сути, были ударами в тыл красным войскам и разрезали на двое, а потом и от снабжения от Советской России. Фон дер Гольц откровенно пишет о том, что высадка в Финляндии имела конкретную цель – не допустить возможного захвата той же Финляндии, а потом и Санкт-Петербурга, англичанами со стороны Мурманска и создания новой линии фронта против Германии. В своих мемуарах фон дер Гольц прозрачно намекает на возможность поддержки царского флотского офицерства, откровенно недовольного большевиками и имевшего контакты с англичанами, с которыми вместе воевали на Балтике.

Уинстон Черчилль в своём труде по истории первой мировой войны представлял освобождение Финляндии полностью заслугой Германии. Когда, как пишет Маннергейм, он указал Черчиллю на ошибочность его мнения, тот, в свою очередь, попросил Маннергейма сообщить «правдивые сведения», и во втором издании его труда ссылка на них сменила информацию из немецкого источника, трактовавшего, по мнению финского маршала, события весьма односторонне. Тем не менее, как пишет тот же Маннергейм, «до сих пор в мире практически повсеместно бытует мнение, что Германия оккупировала Финляндию в 1918 году». Для бывшего царского генерала – это более чем, красноречивое признание. И с этим трудно не согласиться.

Сама же финская гражданская война, которая по сути открывала собой чреду кровавых братоубийственных войн, и особенно гражданскую войну в России, вначале была похожа на странную войну. Велась в основном вдоль дорог, те же самые шюцкоровцы запросто могли всем подразделением уехать с позиций к себе домой на пару дней. Именно тогда появились те самые бронепоезда, или, как пишет Свечников, «блиндированные поезда». Но постепенно происходило ожесточение спокойных и рассудительных, в целом невоенных финнов, которые и раньше в таком большом количестве не принимали участие в войнах. Апогеем этого ожесточения стала выборгская трагедия с уничтожением пленных и русского населения. И одна из причин этого ожесточения – иностранное вмешательство. Именно 27-й егерский батальон, состоявший их финнов, принимавших участие в боях на Восточном фронте (на территории нынешней Латвии) в составе немецкой армии в первую мировую войну, создал офицерский костяк белой финской армии. Как и шведские добровольцы, кадровые офицеры королевской шведской армии. Та же Швеция, откуда родом был Маннергейм, не преминула под шумом высадить свои войска на Аландские острова, и только после немецкого вторжения вывести их оттуда. Так что освобождалась Финляндия и от бывших «поработителей», и от «соседей» и от «друзей».

Гражданская война в Финляндии завершилась парадом победителей, и отставкой полководца-победителя Маннергейма. Она не была длительной, но она настолько повлияло на финское общество, что уже в ходе «зимней войны» 1939 года оно оказалось полностью консолидированным. А о финской Красной Гвардии напоминает сегодня в московском музее современной истории в Москве краповый берет – прообраз нынешних краповых беретов спецназовцев внутренних войск…




Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7-499-965-69-37, 89197736146, Факс: (495) 641-04-57
Электронная почта:   rosvesty@yandex.ru  
All rights reserved. «Российские Вести» 2002-2018 ©