29 сентября - 05 октября 2017   № 9 (2196) Издается с 1990 г.
Ротация как «озеленение»
Что стоит за происходящей сменой губернаторов?
Происходящие системные замены губернаторов в регионах, по сути, становятся трендом российской внутренней политики. И тщетно искать внутреннюю логику этих кадровых решениях – речь идет именно о заменах, главная цель которых продемонстрировать ротацию и обновление как общественное явление, как управленческий процесс. Таким образом, региональным элитам демонстрируется готовность федерального центра «тасовать» кадры в зависимости от того, как изменяется вектор и способы решения основной внутриполитической задачи.

То, что все произведенные замены подразумевают укрепление не только электоральных позиций исполнительной власти, но и создание новой региональной когорты управленцев, которые будут «сверхпроводниками» федеральных импульсов без оглядки на региональную ментальность, сомнений не вызывает. Но при этом, как считает ряд региональных аналитиков, существует реальная угроза того, что реально упускается из виду такая важнейшая деталь: «новички» как раз и не смогут обеспечить ту самую необходимую электоральную поддержку в необходимое время, которую с разной степенью эффективности могли обеспечить ветераны региональных политических баталий. И более того, именно имплементация в региональное политическое пространство варягов-технократов способно вызвать отчуждение в региональной элите, и создаст условия для популистских методов работы с общественным мнением. Трудно себя представить, как за несколько месяцев назначенному врио удастся завоевать даже не расположение, а хотя бы лояльность местных элит. Одно, два неловких публичных действия, и пойдет скрытое раздражение, которые чревато и элементами «итальянской забастовки» в управленческой деятельности.

Да и сам процесс замены, который преподноситься как естественная ротация кадров, выглядит неким кадровым экспромтом, который подразумевает, прежде всего, общественную «ампутацию» естественной электоральной усталости от ряда руководителей регионов. Вместо этого презентуется своего рода политическая надежда на реальное обновление, ускоренное развитие, ощутимые перемены. Вот придут технократы – умелые менеджеры, и как по мановению волшебной палочки исчезнут прорехи в региональных и местных бюджетов, появятся эффективные инвестиционные проекты, а главное – сами управленцы, не решавшиеся годами инфраструктурные проблемы станут достоянием прошлого…

В этой связи нелишним будет приглядеться к тому, какие социально-экономические обещания давали главы субъектов, уже по итогам убедительных побед избавившиеся от своих приставок врио. Никаких особы прорывов тут нет, так же как и креативных предложений по системному увеличению налогооблагаемой базы, создания особого инвестиционного климата, при котором широким потоком польются не долгосрочные инвестиции. В реальности региональные бюджеты с трудом выдерживают свои социальные обязательства, и тот необходимый минимум вложений в поддержании той самой социальной инфраструктуры, которая наиболее чувствительно отражается на общественных настроениях голосующего электората.

Более того, после получения народного мандата начинают возникать предпосылки для, мягко говоря, непопулярных в региона решений, но имеющих «прочную» экономическую основу. Например, в той же Калининградской области начинаются подготовительные действия по ускоренной застройки прибрежной линии, что вызывает резко негативное отношение не только у региональных экологов, но и у населения в целом. А в Удмуртии предложения кадрового обновления регионального правительства включает в себя ближайшее окружение Александра Бречалова, стаж госслужбы которого исчисляется всего лишь месяцами.

Все эти «подводные камни» еще ждут только назначенных врио, но уже сейчас можно отметить определенные закономерности. Во-первых, все-таки появляется тот самый местный фактор, который имеет, вне сомнения, окажет свое влияние на предстоящих в марте выборах. Такая тенденция в первой волне ротации отмечалась лишь в проблемных регионах (например, в Карелии, где главой республики стал бывший прокурор Петрозаводска Артура Парфянчиков). Сейчас она продолжена – в Красноярском крае место губернатора – «варяга», новосибирского политика Виктора Толоконского занял председатель законодательного собрания края – тяжеловес красноярской политики Александр Усс, возраст которого уже явно пенсионный – 62 года. В Самарской области после Николая Меркушкина, кстати, много лет до этого успешно руководившего другим поволжским регионом, врио губернатора стал бывший мэр Самары Дмитрий Азаров. Но возвращение «своих» имеет и свои «теневые» стороны, которые нельзя сбрасывать со счетов. Старожилы региональной политики имеют тягу к определенным группам регионального влияния, и не всегда могут консолидировать ту же региональную элиту, и при высокой известности все это отягощает, увы, и немалый негатив общественного восприятия. Так что чередование «варягов» на местных может дать необходимый эффект доверия лишь в краткосрочной перспективе.

Тренд на омоложение губернаторского корпуса, заложенный первой волной назначений, уже с легкой руки главы Республики Дагестан Рамазана Абдулатипова получил название «озеленение». Сколь бы не были креативны и «оцифрованы» новые выдвиженцы, обладая при этом всем необходимым набором современного бизнес-образования, житейская мудрость и опыт необходимы при управлении регионом. Решение многих острых проблем порой основывается на умении не просто слышать, но и понимать простого человека, который на своих плечах выносить всю тяжесть кризисных явлений. Вот с этим-то житейским багажом у ряда назначенцев, как говорится, есть проблемы. Гайдар в двадцать лет командовал полком, но история Российского государства знает немного примеров губернаторов стратегически важных губерний, который чуть больше тридцати лет. После возвращения из Москвы Рамазан Абдулатипов, не дожидаясь официального сообщения, заявил о своей отставке. Исполнять его обязанности буквально на днях Президент РФ поручил руководителю фракции Единой России в Госдуме Владимиру Васильеву, который до своего избрания депутатом в не столь далеком прошлом был заместителем секретаря Совбеза и заместителем руководителя МВД. Также, кстати, как и теперь уже бывший глава Дагестана Рамазан Абдулатипов поступил и Виктор Толоконский. И это стало своеобразным публичным демаршем по отношению к реализуемой внутриполитическим блоком администрации президента процесса замены губернаторского корпуса.

Нынешние назначения показывают, насколько реально влияют на региональную кадровую политику разные кремлевские «башни»: за каждым из назначенцев есть поддержка определенных групп влияния. И представлять себе, что они, эти назначения, определяются исключительно наличием в кадровом резерве, или обучением в Российской академии государственной службы, было бы, по меньшей мере, политической наивностью. С другой стороны, в условиях нынешней централизации принятия ключевых решений, и минимизации влияния на них региональных элит, на первый план выходит исключительно необходимость реализации установок, поступающих из федерального центра. Но смогут ли исполнители удержать ситуацию в состоянии социального равновесия и протестного спокойствия? Ответ на этот вопрос будет иметь два временных различия: до и после марта 2018 года. При этом уже в ближайшее время будет понятна динамика электоральной поддержки власти после произведенных замен.

Все коллизии нынешнего процесса ротации высвечивают «мотивы» отставки губернатора Ненецкого автономного округа Игоря Кошина и назначение на эту должность заместителя министра экономического развития РФ Александра Цыбульского. Игорь Кошин вполне вписывался в возрастные рамки (чуть больше 40 лет) и являлся как раз тем самым технократом, на которых в последнее время сделан акцент. Ему в вину, по сути, ставились лишь низкие личные электоральные показатели, что впрочем, неудивительно. Ведь регионе в новейшей истории два губернатора были отстранены от должности по судебным решениям. Кроме того, следует учитывать, что население Ненецкого автономного округа составляет чуть более 40 тысяч человек. В этом случае, диктуемым исключительно демографией, высокие «электоральные показатели» мог бы иметь лишь откровенный популист. Назначение же его сменщика вполне может рассматриваться как почетное удаление амбициозного заместителя министра от федеральных дел. Тем, более что сегодня у властей нефтяных регионов нет рычагов эффективного влияния на недропользователей. И вполне реально, что у нового губернатора, который слабо погружен в особенности «островного мышления», могут быть сложности с реальной поддержкой населения. Хотя и выбирать его будут уже депутаты по представлению сначала губернатора Архангельской области, а потом Президента. То есть, если использовать известное выражение Уинстона Черчилля, «борьба бульдогов под ковром» продолжается. И новые назначения, символизирующие обновление-ротацию, будут идти, прежде всего, именно в этой политической логике.



Автор - Алексей Александров

Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7-499-965-69-37, 89197736146, Факс: (495) 641-04-57
Электронная почта:   rosvesty@yandex.ru  
All rights reserved. «Российские Вести» 2002-2017 ©