11 - 17 февраля 2017   № 1 (2192) Издается с 1990 г.
Кто же он такой, этот Эрдоган?
Реджеп Тайип Эрдоган. Штрихи к портрету
Как сообщил пресс-секретарь Президента Дмитрий Песков, в марте с двухдневным официальным визитом в Россию прибудет Реджеп Тайип Эрдоган, президент Турции. Двусторонняя встреча с российским президентом состоится 10 марта. По имеющимся данным, в ходе этого визита планируется проведение продолжительной встречи лидеров двух стран с ограниченным числом участников, а также участие президентов в масштабном заседании Российско-турецкого Совета сотрудничества высшего уровня.

По сообщениям турецких и российских источников, в ходе встреч и бесед будут обсуждаться вопросы, связанные с энергетикой, двусторонней торговлей, инвестициями и в военно-технической сфере. В частности, вопросы, связанные с приобретением Турцией российских систем ПРО. Называются системы С-300 и С-400.

К числу «неизбежных» вопросов, которые также наверняка будут обсуждаться, называют борьбу с ДАИШ (известна также как ИГИЛ, запрещенная в России террористическая организация), и, естественно, сирийское урегулирование, очередным шагом в котором стали переговоры в Астане, где наши страны вместе с Ираном выступают в качестве организаторов и гарантов диалога между враждующими сторонами.

Однако оставим обсуждение возможной повестки дня переговоров двух лидеров «на потом» и попытаемся разобраться в том, что за человек и политик на днях пожалует к нам в гости. Думаю, это поможет нам оценить и степень сложности тех переговоров, которые предстоит вести руководству нашей страны и возможные результаты визита.

Скажу сразу, что в Турции и за её пределами за турецким лидером давно закрепился образ харизматичного, целеустремленного политика, упорно добивающегося своих целей и одновременно способного под действием обстановки менять свою тактику, а также принимать непопулярные, а зачатую и жестокие решения.

К этой характеристике аналитики американского центра Stratfor добавляют еще одну деталь: self-made man, то есть человек, который сам себя сделал, а также отмечают его религиозность, искреннюю и последовательную приверженность к исламу. Вот с этого и начнем.

Начало пути.

Родился нынешний глава Турецкой Республики 26 февраля 1954 года в Стамбуле в семье сотрудника береговой охраны. Спустя год после рождения Реджепа его отца перевели на восток страны в город Ризе. В Стамбул семья Эрдоганов вернулась в 1967, когда ему исполнилось 13 лет.

Про семью будущего президента известно немного. По некоторым источникам этнически он, по крайней мере, по отцу – лаз, т.е. он из тех грузин, предки которых приняли ислам. Этим в частности пытаются объяснить его взрывной характер.

Что известно достоверно, так это, что семья Эрдоганов была верующая и небогатая.

Действительно, доходы бюджетника, рядового сотрудника береговой охраны в любой стране весьма скромные. Это факт. Нередко в качестве аргумента, якобы доказывающего скромный достаток семьи Реджепа Тайипа, сообщается, что он еще в детстве и юношестве прирабатывал уличной торговлей. Но вот как раз это о достатке ничего не говорит. Дело в том, что подобные формы заработка или приработка для молодежи в Турции являются традиционными и распространяются в той или иной форме на большинство населения. Особенно в больших городах.

Явно не без влияния религиозных родителей он поступил в стамбульский лицей имамов-хатыбов, который окончил в 1973 году. Однако уже в тот момент чисто духовная карьера юношу перестала привлекать. Причиной этого, как можно с уверенностью предполагать, стала политика. Поэтому после окончания духовного учебного заведения Эродоган сдал экзамены и получил диплом о светском образовании в лицее Эйюп.

В этот момент он уже начал участвовать в работе молодежной ячейки Партии национального спасения стамбульского района Бейоглу. А в 1976 году Эрдоган становится председателем молодежной ячейки этой партии в стамбульском районе Бейоглу, а потом он возглавил молодежное крыло партии в Стамбуле.

Тут заметим, что эта партия, возникшая после Второй мировой войны на фоне многопартийности в стране, выступала за исламизацию Турции, сохранение традиционных ценностей и была против проводимой в стране «вестернизации». Так что от семейных ценностей, от ислама юноша не отвернулся, а просто слегка скорректировал направление своей деятельности, предпочтя путь духовного деятеля карьере политика, исповедующего исламские ценности. Добавлю сразу, что, раз ступив на этот путь, Реджеп Эрдоган остается ему верен всю жизнь.

Главой партии был Неджемиттин Эрбакан, происламский политик и премьер-министр Турции в 1996-1997 годах. Его идеология, как и его партии, была изложена в манифесте «Millî Görüş» (Национальное видение).Эрбакан выступал за создание исламского варианта G8 и продвигал курс на сближение с ближневосточными мусульманскими странами в противовес США. Можно с уверенностью сказать, что этот политик стал первым учителем Эрдогана, который разглядел в молодом активисте задатки и потенциал, со временем позволивший Реджепу возглавить страну.

Политическая карьера

Уже в 1980 году Партия национального спасения была запрещена военными, совершившими в стране переворот. Однако в 1983 году на ее основе была сформирована Партия Благоденствия, а потом, в 1997 году – Партия Добродетели, которая в свою очередь разделилась на партии «Справедливости и развития» и «Счастья» в 2001 году.

Но вернемся к 80 году. В результате переворота практически все политические партии были запрещены, и Эрдоган был уволен. Неджемиттин Эрбакан был арестован, а после освобождения ему запретили заниматься политикой.

В 1987 году запрет был снят, партия и её лидер возобновили работу, а в 1996 Эрбокан был избран премьер-министром. Кстати, отметим, что позднее он участвовал и в создании основанной Эрдоганом Партии Справедливости и развития.

Что касается нашего героя, то Эрдоган устроился на работу менеджером в частный сектор, а в 1981 году окончил факультет экономики и коммерческих наук Университета Мармара. К тому времени он уже был семейным человеком, который был обязан обеспечивать своих близких.

В 1984 году Реджеп Тайип Эрдоган стал главой отделения партии Благоденствия в районе Бейоглу, Стамбул. А в 1985 году председателем общегородского отделения партии и членом высшего руководящего совета.

В 1994 году Эрдоган был избран на пост мэра Стамбула, в 1997 году состоялся очередной военный переворот в стране. В результате партия Благоденствия была запрещена, а самого будущего президента страны посадили в тюрьму за разжигание национальной розни на 4 месяца.

В 2001 году он основывает уже свою ныне правящую партию «Справедливости и развития» и побеждает с ней на парламентских выборах 2002 года. Отметим, что тогда по турецким законам человек, имевший судимость, не имел права возглавлять правительство, однако, после начала военной операции против Ирака турецкие представители власти во главе с тогдашним президентом Абдуллой Гюлем, который, как известно очень дружил с Вашингтоном, пошли на изменения в законодательстве страны, и Эрдоган стал премьер-министром, оказавшись-таки в глобальной политической игре.

Партия «Справедливости и развития» или история начала раскола

Вспомним об уже описанном нами Неджемиттине Эрбакане. После того, как он занял пост премьер-министра, Турция взяла курс на очередную исламизацию, что никак не могло устраивать круги высшего военного руководства республики, которым Мустафа Кемаль Ататюрк завещал быть хранителями конституции и светского режима правления в стране. В итоге в 1997 году под давлением генералов Эрбакан был вынужден распустить правительство и уйти в отставку, а партия Благоденствия была запрещена Конституционным судом Турции.

В появившейся политической нише Милли Гюреш, основатель партии Национального порядка, ставшей прототипом всех уже описанных партий, создает Партию добродетели Fazilet Partisi. В 2001 первом году во время очередного вмешательства военных в политическую жизнь партия была закрыта, но незадолго до этого в Фазилете начался раскол, в результате которого в июле 2001 года была образована Партия счастья, которую возглавил консерватор-исламист Неджеметтин Эрбакан. А молодой реформист Эрдоган вместе со своими тогдашними соратниками Фетхуллахом Гюленом и Бюлентом Арнычем, не найдя общего языка со своим бывшем учителем, в августе 2001 года основывают партию Справедливости и развития, AK Parti.

Таким образом, мы пришли к разрыву между Эрдоганом и его учителем, и подошли к его отношениям с ныне весьма известной и упоминаемой фигурой Фетхуллахом Гюленом.

Эрдоган, Гюлен, «Хизмет» и история «двух друзей»

История их противостояния сильно повлияла на то, как в современной Турции ведется политика, а также их отношения используются и на международной арене. Когда точно произошел раскол между союзниками, не берется сказать сейчас ни один историк или аналитик. Вначале оба они проповедовали философию мягкого ислама, это своеобразный вариант демократии, переделанный под исламские ценности. Оба хотели привести в турецких истеблишмент своих друзей и единомышленников в основном из анатолийского района страны.

Но вначале пару слов о том, кто же такой Ф. Гюлен. Родился он в 1941 году. Уже в 14 лет он прочел свою первую проповедь, а в 24 года стал имамом в Измире. Те, кто посещал его проповеди, говорят, что Гюлен был очень эмоциональным имамом и в ходе проповеди мог даже заплакать. Постепенно он становился все известнее, а записи его проповедей и выступлений начали распространяться по всей Турции.

Став популярным, Гюлен основал движение «Хизмет». Движение основывается на идеях известного турецкого проповедника Сида Нусри и пантюркизме.

Многие историки говорят о том, что «Хизмет» - это продолжение идей другого турецкого религиозного общества, «Нуджулар». Но в отличие от «Нуджулара», организация Гюлена носит все же больше политический характер, хоть её сторонники и считают, что ислам должен влиять на государство. Но в отличие от Нуджулара, распространявшего ислам в условиях новой Турецкой Республики Кемаля Ататюрка, Хизмет представляет из себя организацию, имеющую реальную политическую силу и основывающуюся на суфистских взглядах ее лидера.

Вначале Гюленом была создана сеть подготовительных курсов и школ, через которых он вербовал себе новых последователей. Постепенно сложилась целая сеть образовательных учреждений. Важно отметить, что помимо философии проповедника Гюлена, в ней так же давали блестящее образование, и большинство учеников-гюленистов попадали на государственные посты, в бизнес или крупнейшие научные институты Турции.

Со временем представители Хизмета уже были практически во всех государственных и общественных структурах Турции, СМИ, НКО, а также полиции и в судебной системе. Сейчас, по данным Foreing Policy, школы Гюлена находятся в 160 странах мира.

Но вернемся к конфликту основателя одной из самых влиятельных исламских организаций в мире и Эрдогана.

В начале все шло хорошо, Гюлен активно поддерживал Эрдогана и его партию Справедливости и Развития. А тогдашний премьер поддерживал строительство Гюленом школ и лицеев не только в Турции, но и во всем мире, помогая как политическими рычагами, так и финансовой помощью. Их дружба казалось нерушимой, как и их политических союз.

Однако, по мере того, как росли политические амбиции Эрдогана, росло и влияние Хизмета на политическую жизнь страны. К тому же Гюлен начал критиковать действия Эрдогана, пытаясь указывать ему не только на его просчеты, но и начал делать попытки диктовать свое виденье развития Турции. В итоге в 2013 году их отношения окончательно испортились. Формальной причиной стал тот факт, что Гюлен обвинил ряд чиновником и министров в правительстве Эрдогана во взяточничестве и финансовых махинациях. А после осудил меры по разгону, которые были применены к митингующим в стамбульском парке Гизи. Более того, жестокость, с которой полиция разгоняла людей с улицы Истикляль и площади Таксим, возмутили людей по всей стране и во многих городах начались массовые выступления народа.

От себя добавлю, в момент описываемых событий я находился в Стамбуле и воочию мог наблюдать происходящее. Полиция действительно применяла водометы и слезоточивый газ против митингующих, а также била их резиновыми дубинками. Однако, интересно, как бы вела себя полиция, к примеру, «демократической страны» США, если бы их студенты, вперемешку с безработными, алкоголиками и просто маргиналами, решили разбить в парке Вашингтона или, скажем, в Центральном парке Нью-Йорка палаточный лагерь. Не говоря уж о том, что ночью, когда полиция уезжала, митингующие, будучи в изрядно подвыпившем состоянии, жгли мусорные баки и кидали только что опустошенные бутылки из-под горячительных напитков в проезжающие мимо машины. Думается, что меры были еще более жесткими.

Однако, умный политик Эрдоган осознал опасность недовольства действиями полиции лично для себя. Хотя мог бы проигнорировать общественное мнение и с помощью жестких полицейских операций быстро задавить недовольство. Он дал возможность протестам постепенно заглохнуть самим по себе. Проиграл во времени, но сохранил, а возможно и умножил число тех, кто его поддерживает или просто доверяет.

Вместо этого он обвинил в организации беспорядков своего конкурента Гюлена, а также приказал закрыть все учебные заведения «Хизмета» в Турции, включая подготовительные курсы. А сам турецкий проповедник, который с 1999 года проживал США, стал в Турции персоной нон грата. Точку в истории отношений двух политиков поставил в 2014 году стамбульский суд, который выдал ордер на арест Гюлена по делу «о незаконной прослушке высшего руководства Турции».

Июльский путч или апогея узурпации

Устранив своего главного соперника, Эрдоган постепенно наращивал свое влияние во всех структурах и слоях общества Турецкой Республики. Постепенно он подминал под себя СМИ, силовые структуры и органы исполнительной власти, его родственники стали занимать крупные посты, а то и главные, в государственных структурах, министерствах, крупнейших турецких компаниях.

В качестве примера можно назвать Билала Эрдогана, брата президента Турции, который совместно с его зятем Зией Илгеном владеет судоходной компанией BMZ Group. Второй сын Эрдогана, Бурак владеет собственным небольшим флотом. По некоторым сведениям, именно Билал и Бурак занималась транспортировкой части нефти, купленной у террористической организации ДАИШ.

Или, к примеру, Берат Албайрак, который также зять Эрдогана. До 2015 года он был главой холдинга Çalık Holding, владеющим крупнейшими активами в энергетическом, строительном, медийном бизнесе и других. В настоящее время занимает пост министра энергетики.

Дочь Эрдогана Сюмеййе владеет несколькими госпиталями на востоке страны, где, по многочисленным свидетельствам, проходят лечение боевики подконтрольных Анкаре группировок, воюющих в Сирии против правительственных войск.

На пути к установлению президентской республики Эрдоган проводил как точечные, так и глобальные кадровые чистки. На фоне общего курса на исламизацию Турции недовольство военных все росло. И вскоре вопрос восстания с целью восстановления светского строя в стране стал лишь вопросом времени. Благо прецеденты уже были, и достаточно успешные. Пользуясь статьей в конституции о том, что именно армия является гарантией светского образа современной Турции, военные не раз прибегали к данному способу. В 1960 году в результате переворота был повешен премьер-министр страны Аднан Мендерес. Затем был переворот 1971 года. Потом в 1980 году, уже упомянутом нами, Неджметтин Эрбакан получил запрет на ведение политической деятельности. Потом право вернули. А в результате «Бархатного» переворота в 1997 году его сместили с должности премьера Турции, а Эрдоган угодил в тюрьму. Отметим, что при Эрдогане пункт конституции о том, что «армия является гарантом светского режима» убрали, и попытка переворота в июле 2016 уже не была законной.

Организаторами июльского путча 2016 года, как и всегда, стали военные. В ночь с 15 на 16 июля в небо поднялась боевая авиация, а к аэропорту Ататюрка в Стамбуле стала стягиваться бронетехника. В Анкаре боевая техника окружила здание парламента и начала его обстреливать. Однако выглядел путч как-то не складно и не организованно. Политическая верхушка Турции осталась на свободе и в безопасности.

Самого же Эрдогана, по информации IHS Global Insight, буквально за 15 минут до атаки противников режима предупредил командующий первой армии Турции У.Дундар (Urmit Dundar). В итоге путчисты были подавлены, и переворот провалился, толком не успев начаться.

Однако, как ни странно, все сложилось для Эрдогана еще удачнее, чем можно было бы предположить с первого взгляда. Июльский путч он, как и многие действия против его власти в Турции, свалил на Гюлена. В стране начались очередные чистки, но в этот раз самые масштабные за всю историю нынешнего президента.

Были уволены, посажены в тюрьму или на неопределенный срок отстранены от занимаемых должностей около 110 тысяч человек, из них около 50 тысяч были арестованы буквально в течение месяца, поразительная продуктивность. Число уволенных чиновников превышает 28 тысяч человек. В армии были отстранены около 5 тысяч человек.

Не обошел своим вниманием Эрдоган и университеты, обвинив их не только в участии в попытке переворота, но в связях с организацией FETO, упомянутой нами выше, и выгнал из университетов около 4 тысяч ученых. Не повезло и турецким СМИ. Было закрыто 47 газет, 16 журналов, 23 радиостанции и 16 телеканалов, а порядка 200 журналистов были арестованы. К тому же это не окончательные цифры, ведь расследования, аресты и массовые чистки в Турции продолжаются и по сей день.

Мы ни в коем случае не говорим о том, что Эрдоган сам инсценировал попытку переворота в Турции, так же, как и не считаем, что вероятным организатором мог являться Фетхуллах Гюлен. Однако июльский путч, учитывая его неорганизованность, что и можно считать главным доказательством непричастности Гюлена к нему, по крайней мере, на этапе планирования и организации, был изначально обречен на провал. И этим воспользовался президент Эрдоган.

Другого предлога для столь массовых чисток, когда в частности, были ликвидированы наиболее опасные для президента фракции и группы в парламенте, при этом не вызвав массового недовольства в стране, он вряд ли мог бы найти. А зачистив политическое и медийное пространства, президент получил неограниченные возможности для осуществления всего задуманного им. А планы, которые он и не скрывает, у Реджепа Тайипа Эрдогана действительно масштабные.

По сути дела, речь идет о коренном изменении системы власти в стране и её идеологии. Вместо светской парламентской республики Турция должна будет стать исламской президентской республикой, идеологической основой которой будет неоосманизм. Всего на всего.

Операция «Щит Евфрата», что Эрдоган «забыл» в Сирии

После установления своей тотальной власти в стране Эрдоган принялся за осуществление своих собственных амбиций и планов. А именно, возвеличивание Турции и осуществление своих неосманских планов. Но чтобы понять, чего же именно он хочет, разберемся для начала, что же такое неоосманизим.

Основная суть неоосманизма сводится к стремлению восстановить былое величие Османской Империи. Это идеология подразумевает восстановление культурных ценностей некогда мощнейшего султаната, восстановление его былого величия и влияния в мире. Эрдоган так же вносит в эту идеологию и восстановление границ бывшей империи, особенно ее восточных границ. Он не раз заявлял, что считает, что при подписании Северского договора в 1920 году и Лозаннских соглашении в 1923 году Турция потеряла значительные территории и сократилась с 2,5 миллионов квадратных километров до 780 тысяч. В СМИ Турции сейчас активно тиражируются карты, на которых к территории страны относят часть западной Грузии, Армении и Ирана. А также северные территории Ирака вплоть до городов Мосул и Киркук, и северные провинции Сирии, включая город Алеппо.

Теперь, с учетом этой информации, и прибавив сюда хорошо известную историю нелюбви Эрдогана к курдам, в любом их проявлении, будь то сирийские, иракские, иранские и уже тем более турецкие, перейдем к операции «Щит Евфрата».

Операция началась 24 августа 2016 года. Утром, при поддержке ВВС Турции, спецназ вошел на территорию Сирии, отметим, что без согласования с официальным Дамаском, и начал операцию по зачистке Джараблуса, города на севере Сирийско-Арабской Республики.

Официальной целью была названа: «очистка турецких границ от террористических группировок…», однако, проблема заключалась в том, что в тот момент шло наступление курдских формирований, воюющих против террористов из запрещенных в России ДАИШ и Фронта ан-Нусра, на тот самый город Джараблус. Кстати, одновременно со штурмом Джараблуса, турки начали обстрел районов к северу от города Манбиджа, где как раз и располагались позиции курдов.

Замысел операции особо не скрывался, его суть сводилась к тому, чтобы взять под контроль участок границы Азаз- Джараблус и создать там, на территории Сирии и, опять-таки, без согласования с Дамаском, буферную зону. Идея была неплоха, если бы все шло, как предполагалось. Эту самую буферную зону Анкара спокойно присоединила бы к себе, пока, после ожидавшегося падения режима Асада, страну бы раздирали на части террористические группировки, соседние государства и непонятно откуда появившиеся оппозиционные группировки, которые сейчас воюют на всех сторонах конфликта.

К тому же, на участке Азаз- Джараблус находятся погранпереходы «Баб-аль-Салам» в районе города Азаз, а также переходы в районе городов Тэль-Эбьяд, Джарабулус, Аль-Рай и Атма. Не секрет и тому имеются многочисленные доказательства, в том числе и от Министерства Обороны РФ, что данные погранпереходы использовались для транзита нефти, вооружений, боеприпасов, живой силы, а также они использовались боевиками для перехода в Турцию, где они лечились и отдыхали.

Помимо Сирии, турецкие войска вошли и на территорию Ирака, и закрепились в северных районах страны. Сейчас части турецкой армии находятся под Мосулом и, хотя они не участвуют в непосредственном штурме, их наличие вблизи одного из крупнейших городов Ирака говорит уже многом.

Мы уже говорили о неосманизме и амбициях Эрдогана. Так вот все вышеописанное как раз укладывается в данную концепцию. И становится очевидно, зачем начинать крупную военную операцию.

Однако Эрдоган столкнулся с проблемой, которую сам себе и устроил. После попытки переворота он, как мы уже говорили выше, фактически обезглавил собственную армию, уволив или посадив добрую половину всех генералов и офицеров высшего звена, тем самым значительно снизив боеспособность своих вооруженных сил.

На этом фоне достаточно комично выглядит его заявление о том, что «Щит Евфрата» преследует цель свержения режима Асада в Сирии. У Эрдогана попросту сейчас на это нет сил, его армия не способна вести полномасштабную войну. Но, занять небольшие территории и попытаться в последствии присоединить их к себе, попутно попытавшись разобраться со всеми курдами, которых он встретит, будь то представители Рабочей Партии Курдистана (Турция) или Партии «Демократический союз» (Сирия), или «Демократическая партия Курдистана» (Ирак), ему не составит проблем. А так, как говорится, «как фишка ляжет».

Итак…

Итак, попытаемся разобраться в том, что имеет в настоящее время президент Реджеп Тайип Эрдоган, и что его может ждать в обозримом будущем.

Начну с внутренней политики. Вероятность того, что Эрдогану удастся изменить конституцию и сосредоточить в своих руках огромную власть (его противники уже называют его «султаном») боле, чем велика.

Также велики опасения, которые выражают оппозиционные и западные наблюдатели, что эти изменения не приведут к стабилизации обстановки внутри страны и не снизят напряжение, которое существует внутри турецкого общества. Данные многочисленных опросов показывают, что население Турции фактически расколото на две практически равные части: сторонников исламских реформ, проводимых Эрдоганом, и сторонников сохранения светского общества, созданного Кемалем Ататюрком.

На стороне президента в основном сельское население плюс средний класс в части тех, кто занят в мелком и среднем бизнесе.

Против усиления президентских полномочий и исламизации страны выступают практически все национальные и религиозные меньшинства, большинство представителей академических и научных кругов, конечно, значительная часть военных, особенно те генералы и офицеры, которые пока еще не стали жертвами репрессий. А также врачи, адвокаты, журналисты, инженерно-технические работники, часть крупного бизнеса и т.д., и т.п.

Напряжение в обществе приводит, в частности, к росту террористической активности в Турции. По информации турецкого агентства Анадолу (1 февраля 2017), на ежегодном заседании Национального совета безопасности Турции, на котором присутствовал президент, сообщалось, что с июля 2015 года по конец 2016 года от атак террористов погибло 1200 человек, а более 4000 военных и полицейских, а также примерно 2000 гражданских получили ранения. Естественно, во всех этих грехах были обвинены только «курдские террористы».

Однако даже западные аналитики допускают возможность того, что часть терактов почти наверняка проводились сторонниками и боевиками ДАИШ и Нусры, а также радикально настроенными молодежными группировками.

В этих условиях нельзя исключать того, что после проведения национального референдума об изменении конституции Турции и переходу к президентской форме правления в стране может вспыхнуть полномасштабная гражданская война. И как поведет в этих условиях армия, подразделения которой пока проявляют лояльность к власти в войне против курдских ополченцев на юго-востоке стране, сказать трудно.

На внешнеполитическом направлении дела у Эрдогана тоже обстоят далеко не блестяще.

Чистка в армии привела к большим потерям в руководящем звене национальных вооруженных сил. По данным агентства Regnum, число генералов на сентябрь прошлого года сократилось по сравнению с мартом того же года на 38 % (с 325 до 206 человек), на 8 % уменьшилось количество офицерского состава (их осталось менее 30 тысяч человек). Особо это задело авиацию, где в настоящее время больше самолетов, чем пилотов (0,8 пилота на один самолет, а раньше было 2 пилота).

К этому следует прибавить весьма неблестящие отношения Анкары и Вашингтона, который продолжает ставить в борьбе с ДАИШ на сирийских курдов, которые для турецкого руководства такие же враги, как и турецкие.

В этих условиях вести собственную игру на сирийском направлении Анкара практически не может.

Поэтому нельзя исключать, что эти обстоятельства, а также успехи российских ВКС, сирийских правительственных войск, и иранских военных повлияли на решение Анкары активно включиться в переговорный процесс, который привел к консультациям в Астане между Дамаском и оппозицией, которая замыкается на Турцию.

И тем не менее Эрдоган не был бы Эрдоганом, если бы он не пытался использовать эту сложную ситуацию в свою пользу. И пока его представители выступают в качестве гарантов в Астане, продолжается строительство новой военной базы в районе Эль-Баба.

Что касается отношений с Вашингтоном, то думается, что сотрудничество с Москвой и Тегераном в сирийском урегулировании рассматривается Анкарой как баланс в отношениях с новым руководством в США, куда Эрдоган собирается вскоре после посещения Москвы. Также, как и обсуждение вопросов, связанных с закупкой систем ПРО. В этой связи не стоит забывать, что в недавнем прошлом Анкара собиралась закупать китайские системы, но в последний момент «передумала».

Так что можно предположить, что переговоры в Москве обещают быть напряженными и интересными. Будем ждать результатов.

09.03.2017



Автор - Иван Андрианов

Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7-499-965-69-37, 89197736146, Факс: (495) 641-04-57
Электронная почта:   rosvesty@yandex.ru  
All rights reserved. «Российские Вести» 2002-2017 ©