11 - 17 февраля 2017   № 1 (2192) Издается с 1990 г.
Отметки не пахнут
Талантливых школьников засуживают на творческих олимпиадах
Две тысячи семнадцатый год дал массу поводов поразмышлять о судьбе Всероссийских олимпиад школьников. Достаточно сказать о массовых «сливах» вариантов заданий в интернет, о заявлениях Рособрнадзора о борьбе с этим злом, о публикациях в СМИ, дискуссиях о честности самого соревнования в социальных сетях и т.д

Мы попытались проследить механизмы манипуляций при проведении олимпиад ВсОШ на примере московского регионального этапа олимпиады по литературе 2016–2017 годах.

В этом году к 6 февраля по приказу Минобрнауки РФ от 01.12.2016 года №08-2608 «О внесении сведений о результатах регионального этапа всероссийской олимпиады школьников 2016/2017 учебного года в электронную систему» на сайте rosolymp.ru должны были быть выставлены результаты олимпиады по литературы и все результаты по первой группе предметов.

К утру 7 февраля на указанном сайте эти сведения отсутствовали. Победители и призеры регионального этапа по Москве получили лишь уведомления о своем статусе в Личных кабинетах. Списка тех, кто отправляется на ВсОШ по литературе, нет, так как он составляется по указанным выше результатам с 7 февраля. Непонятно, что мешает опубликовать общий список результатов к указанному сроку.

Тот же приказ не обязывает указывать номера школ, где учатся победители и призеры. Их можно будет узнать только из другого приказа Минобрнауки РФ – о награждении победителей ВсОШ. А это ситуация, когда поздно пить «Боржоми». Между тем, список этих школ уже на региональном этапе позволил бы всем заинтересованным сторонам оценить качество судейства именно на ключевом этапе отбора, равно как и публикации работ победителей и призеров вместе с протоколом заседания жюри, да и апелляционного жюри.

Есть и еще одна особенность ВсОШ, которая позволяет манипулировать этим мероприятием. Нам не известны случаи, когда бы недополучившие свои баллы олимпионики из 11 класса, уже поступившие в ВУЗы, продолжали бороться за свои результаты. Ведь в этом уже нет смысла. А в школьные годы можно сколько угодно биться (заведомо без возможности попасть на заключительный этап ВсОШ) около проходного примерно 100-бального призерского барьера.

А в ответ – тишина…

Ранее организацией олимпиад занималась НИУ ВШЭ, теперь своим внутренним делом эту олимпиаду объявило некое Некоммерческое партнерство «Гильдия словесников». Правда, во главе все с тем же доцентом НИУ ВШЭ Сергеем Волковым, который рулил и предыдущими олимпиадами. Четвертый этап олимпиады пройдет в Ярославле. Здесь в очередной раз будут соревноваться те, которых любовно выпестовали и довели до этого уровня гильдейцы.

В Ярославль приедут те, кому не пришлось на т.н. апелляциях отбивать более 20 (двадцати!) баллов, снятых без объяснений ручкой проверяющего, которая отменяла карандашную оценку первого проверяющего, кто не получал оценки, сравнимые со школьной единицей за работы, которые, судя по всему, оказывались недоступны проверяющим по своему профессиональному уровню.

А уровень этот определить нетрудно. Ведь после регионального этапа в интернете вывешиваются образцовые разборы для преподавателей и участников. Понятно, что следующим этапом должен стать анализ именно этих разборов.

Не будем делать вид, что все происходящее для нас новость. На протяжении двух лет мы пытаемся понять, как то одна, то другая школа Москвы получает несуразные количества призовых мест именно в олимпиадах по литературе, как происходит отбор на полузакрытые семинары по подготовке к олимпиадам, которые проводят близкие к организаторам люди, и, главное, как выполняется оценивание работ.

В 2016 году ко мне подошла давняя ученица моей жены из простой московской школы с просьбой помочь ей в подготовке апелляции на решение жюри олимпиады 2015−2016 городского этапа 10 класса. Заметим, что в тот год подготовкой этой школьницы занимался и приглашенный в школу профессор Юрий Доманский из РГГУ. А сама ученица была призером предыдущего городского этапа ВсОШ по литературе за 9 класс.

Увиденное меня потрясло. За вполне качественный и адекватный разбор не такого уж сложного стихотворения Нонны Слепаковой о рисунке Александра Бенуа к «Медному всаднику» она получила в разделе за понимание текста 8 баллов из 30, т.е. попросту говоря, школьную единицу! Хотя это довольно обычное стихотворение, которое должен легко разбирать любой школьник, претендующий на призовое место.

Апелляцию мы опишем, когда будем говорить о 2016–2017 гг., а пока заметим, что проходной балл на ВсОШ в тот год был 102. Следовательно, сняв с общей максимальной суммы в одном только разделе 22 балла, жюри уже решало главную проблему: судило из 108, а не из 130 баллов.

Понятно, что за этой оценкой последовало и радикальное снижение взаимосвязанной с первой оценки за логику и последовательность изложения. И при проходных 102 баллах – разговор окончен.

В сезоне 2016−2017 учебного года авторы этой статьи, доктор филологических наук по русской литературе, заведующий Учебно-научной лабораторией мандельштамоведения Института филологии и истории РГГУ Леонид Кацис и кандидат филологических наук, учитель школы №1545 Надежда Гурович взялись за целенаправленную подготовку названной школьницы к ВсОШ. В 2016 году наша подопечная получила 70 баллов из 70 на районном этапе ВсОШ по литературе, 100 из 100 на заочном туре олимпиады «Ломоносов», 83 балла из 100 на заочном туре олимпиады «Покори Воробьевы горы», и, главное: на региональном этапе ВсОШ 2016–2017 учебного года она набрала в сумме 91,5 балл – результат, понятно, призерский, однако не дающий права участия в 4-м заключительном этапе ВсОШ. В дополнение, она еще и призер олимпиады по русскому языку 2016–2017 учебного года с результатом 77 из 110. Окончательные результаты появятся в соответствии с указанным приказом Минобрнауки в 20-х числах февраля 2017 года, если будут соблюдены сроки, указанные в приказе.

Последовала апелляция. И тут начались чудеса. Придя на просмотр работ, школьница увидела, что ее первоначальная оценка была вовсе не 51, а 67 из 70 за первый тур олимпиады – комплексный анализ текста.

В этом случае ее суммарный результат был бы 107,5 баллов, т.е. с большой вероятностью проходной. При этом жюри даже не удосужилось разъяснить причины снижения оценки на 25%, на листах остались оценки качества работы первого проверяющего. К сожалению, фамилию ее/его мы не знаем.

В заявлении на апелляцию были высказаны несогласия и с оценкой по второму туру. Но, исправив оценку с 91,5 все лишь на 99,5, комиссия без объяснений объявила апелляцию оконченной. Она свелась к исправлению членами жюри собственной ошибки. Дать же возможность начать ученице продолжить апелляцию или начать ее с нового уровня комиссия не решилась, поскольку мог бы быть перейден барьер гарантированного участия во ВсОШ. Решения комиссии были высказаны в коридоре и не под камеру, как это должно быть. Участница записала в протокол своей апелляции несогласие с результатами и направила письмо в Минобрнауки, министру Ольге Васильевой.

Теперь вернемся к первой апелляции 2016 года, на которую мы пошли вместе с участницей олимпиады. Продолжалась она долго и велась под камеру. Однако никаких изменений оценки не последовало, а главным замечанием было то, что ученица, получившая фактически 8 из 30 за понимание, слишком углубилась в семантику текста! При этом она, в полном противоречии с текстом стихотворения, услышала, что надо было жалеть маленького человека, а не рассуждать.

Между тем, на сайте Гильдии «Словесник» появился образцовый разбор варианта 2017 года, который писала наша героиня. Не вдаваясь в подробности, скажем: выполненная работа укладывается в характеристику лучших. Собственно говоря, об этом и свидетельствует оценка 67 из 70.

Знакомый почерк

Удивляет далеко не только нарушение сроков объявления списка счастливчиков, которые поедут в Ярославль, и несоблюдение сроков объявления результатов.

Пункт 8.3. приказа №1210 московского министра Исаака Калины о проведении регионального этапа ВсОШ по литературе гласит, что необходимо обеспечить проведение олимпиады по литературе для тех столичных школьников, которые во время РЕГИОНАЛЬНОГО этапа, видимо, не по своей воле или по воле рока оказались в другом, не родном для них регионе – в Сочи, в центре «Сириус». А ведь это уже третья литературная смена в данном учреждении. Неужели ее нельзя было как-то распараллелить с региональным туром олимпиады именно по литературе?

Нетрудно понять, что там и работ было меньше, и проверяющих больше на душу населения «Сириуса», да и ученики были не только чужие. Скажем прямо: вынесенный в официальный документ приказ по московскому этапу ВсОШ по литературе заставляет серьезно усомниться в честности судейства, с одной стороны. И объясняет жесткость московского апелляционного жюри и их нежелание что-либо менять в полученных результатах даже в очевидных случаях, с другой.

Только что Сергей Волков предложил всем желающим сравнить работы его победителей с текстами участников, оцененными иначе. И было почему. В прошлом году, например, из 35 победителей и призеров около половины представляли всего две школы, а в 9 классе все три победителя были вообще из одной школы, – естественно, гильдейцев. Все остальные медали были распределены по второй половине оставшихся московских школ, по штучке. И лишь одной школе досталось два призовых места. Все это отражено в приказе Минобрнауки РФ по итогам олимпиады. Только оттуда и можно было узнать то, что должно было быть объявлено с самого начала.

Еще до предложения Сергея Волкова статья со сравнением работ многократных чемпионов и отвергнутых жюри участников была нами подготовлена и находится в печати.

Победа участников трех девятиклассников из одной школы, что превышает все разумные вероятности, гарантирует этим детям участие во Всероссийском этапе ВсОШ по литературе на следующий год. Можно теперь и на «Сириусе» не готовиться. Так получаются трехкратные чемпионы 9–11 классов.

Отметим, что и «Сириус» своих списков предусмотрительно не публикует. А там тоже было бы неплохо проанализировать списки школ, готовящих абсолютных чемпионов.

Напомним, что война Сергея Волкова с ЕГЭ началась из-за того, что некоторые его призеры не смогли набрать 70 баллов по ЕГЭ и не получили вожделенные 100 баллов по литературе или автоматическое поступление, ради чего все и делалось. А гильдейцев не волнует, что на московских занятиях экспертов ЕГЭ 2017 года преподаватели уже демонстрируют и разбирают работы призеров ВсОШ, которые набрали не 70, а уже 60 (шестьдесят!) баллов, т. е. недобрали даже скромную школьную пятерку… Неужели среди гильдейцев нет ни одного эксперта ЕГЭ, кто бы об этом не знал?

Сергей Волков сетует, что технические и людские ресурсы у ЕГЭ несравнимы с ресурсами ВсОШ. Так не на то ли стоило бы потратить свой немалый и не только личный административный ресурс, чтобы хотя бы в Москве техника ЕГЭ применялась при проверке абсолютно такого же количества олимпиадных работ? Можно ведь это внести в приказ министра Калины вместо «Сириуса» или попросить о помощи Правительство Москвы… Впрочем, по итогам «слива» заданий олимпиады по литературе и их экстренной замены на резервные варианты Рособрнадзор уже подключил механизмы ЕГЭ к проведению ВсОШ. Осталось подключиться к проверке.

Это очень важно. Ведь и ЕГЭ, и ВсОШ на высших этапах дают права или преимущества при поступлении в вузы. При этом эксперты ЕГЭ проходят ежегодную переподготовку, им популярно разъясняют разницу в измерительных материалах, принципы оценки и т.д., они даже сдают зачеты по этим проблемам. А вот судьи ВсОШ определяют принципы проверки самостоятельно. Они могут в один год требовать невероятной научности в анализе текста, а на другой год на своих полузакрытых семинарах, наоборот, не рекомендовать использовать научные термины и имена классиков филологии.

Более того, если в проверке ЕГЭ первый проверяющий не знает оценки второго, а расхождение между оценками более 2-х баллов, то проводится третья проверка, о чем ученик извещается на апелляции. Неужели об этом не догадываются сотрудники Департамента госполитики в сфере общего образования, которые работают рука об руку с Рособрнадзором?

В любом случае, нет сомнений в неслучайности той ситуации, в которой мы пытаемся разобраться. А может быть «не так уж и густа загадка», как говорил писатель Александр Солженицын. После окончания ВсОШ мы вернемся и к его результатам. Будем надеяться, что Совет ВсОШ обратит на это внимание и найдет возможность собираться чаще двух раз в год либо создавать специальные комиссии в случаях, подобных описанному. Тогда не придется писать министру, а то и выше.



Автор - адежда Гурович, Леонид Кацис

Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7-499-965-69-37, 89197736146, Факс: (495) 641-04-57
Электронная почта:   rosvesty@yandex.ru  
All rights reserved. «Российские Вести» 2002-2017 ©