11 - 17 февраля 2017   № 1 (2192) Издается с 1990 г.
Лики 17-го года
Георгий Плеханов: марксизм с человеческим лицом?
Драма революционера
Судьба каждого революционера драматична. Георгий Плеханов – не исключение. Выходец из дворянского рода, будучи студентом столичного вуза, бросил вызов правящему монархическому режиму и стал одним из лидеров народников.

Вначале он вступил в организацию «Земля и воля», а затем возглавил «Черный передел» – тайное общество, включающее почти 100 человек и имеющее целью экспроприацию крупных земельных собственников в пользу коллективного общинного владения – крестьянского социализма. Его зажигательные речи (за ним тотчас же закрепилась кличка Оратор) и яркие обличительные статьи привлекли внимание царской охранки, и ему пришлось перейти на подпольное положение. Он спал с револьвером под подушкой, учился владеть кастетом и кинжалом, чтобы не сдаваться без боя в руки полиции, жил по чужим паспортам. Но слежка за ним возрастала. В 1880 году двадцатитрехлетний свободолюбец под угрозой неминуемой каторги был вынужден покинуть Родину.

Находясь в эмиграции, он постепенно переходит на позиции марксизма и в 1883 году в Женеве основывает первую российскую марксистскую организацию «Освобождение труда», создает «Союз русских социал-демократов за границей». Теперь Плеханов исходит из того, что Россия уже стала на путь капиталистического развития и теория Маркса вполне для нее подходит. Он ведет гигантскую просветительскую работу и пишет ряд книг, излагавших марксистские идеи применительно к России. В их числе «Социализм и политическая борьба» (1983), «Наши разногласия» (1985). В последней, полемизируя со своими бывшими друзьями народниками, он писал: «Всякий беспристрастный наблюдатель видит, что наша община переживает тяжелый кризис, что самый этот кризис близится к концу, и первоначальный аграрный коммунизм готовится уступить личному и подворному владению». «Личное и подворное владение» было тогдашним названием вторгавшихся в российскую жизнь начальных форм капитализма.

Плеханов доказывает, что передовой решающей силой грядущей революции явится не крестьянство, а пролетариат, выдвигается задача создания рабочей социалистической партии в стране. Эти и многие другие блистательные труды по философии, социологии, культуре и истории общественной мысли распространяются в России, где Плеханов становится властителем прогрессивных и революционно-демократических дум.

Он не раз встречается с Фридрихом Энгельсом, который высоко оценивает его деятельность по пропаганде марксизма и переводу ряда произведений на русский язык. С организацией в 1889 году II-го Интернационала Плеханов становится одним из его вождей. В число духовных воспитанников Плеханова входит и Владимир Ильич Ульянов (Ленин). Они вместе учреждают и руководят газетой «Искра», готовят II-ой съезд РСДРП.

Плеханов думал, что покидает Россию на несколько недель или месяцев, а смог возвратиться с чужбины лишь спустя 37 лет – после Февральской революции 1917 года. Но он давно уже конфликтует с большевиками и не принимает Октябрьскую революцию, считая её преждевременной. Отвергнутый новыми властями Плеханов оказывается не у дел. Накопленные за годы странствий и чрезмерного труда болезни прогрессируют. 30 мая 1918 года в возрасте 61 года отец русского марксизма уходит из жизни.

Плеханова похоронили на Литераторских мостках Волкова кладбища в Петрограде, рядом с Белинским, приходящимся ему дальним родственником: мать Плеханова была родом Белинская. Гроб сопровождали не менее десяти тысяч людей. В траурной церемонии демонстративно отказались участвовать Петроградские коммунисты во главе с их лидером Григорием Зиновьевым. Ленина на похоронах также не было. Ближайший друг покойного Лев Дейч (входил в руководство группы «Освобождение труда»), прощаясь с ним у могилы, скажет: «У Христа был один только Иуда, а среди учеников Плеханова их было много. История покажет, кто был прав».

При всем неприятии Плеханова в последний период его жизни Ленин в 1921 году вынужден был признать: «Нельзя стать сознательным, настоящим коммунистом без того, чтобы изучать – именно изучать – все, написанное Плехановым по философии, ибо это лучшее во всей международной литературе марксизма». А в 1922 году, когда Николай Бухарин однажды зашел к Ленину, тот сказал ему: «А знаете, что я теперь читаю? Я теперь вновь перечитываю статьи Плеханова, которые он писал во время войны. Интересно! Они вовсе не были так глупы, как мы тогда думали».

Изменчивая слава

В советские времена имя Плеханова если и не предается забвению, то уж точно не пользуется прежней популярностью, а то и замалчивается. И все же в 1925 году были напечатаны сочинения Плеханова, отчасти переизданные в 1956 году в связи со 100-летием со дня рождения. Его именем названы Институт народного хозяйства в Москве (1924), ныне Российский экономический университет, Петербургский государственный горный институт, где он когда-то учился. На базе национальной библиотеки в городе на Неве учрежден Дом Плеханова. В Липецке имеется улица Плеханова и его Дом-музей – там жили родители Георгия Валентиновича. Вот, пожалуй, и все.

Основная причина столь скудного воздаяния памяти Великого сына России – разрыв его отношений с Лениным и большевиками. Коммунистические власти не жаловали меньшевиков и их лидеров, к которым относили и Плеханова. Его социал-демократизм также не встречал поддержки у идеологов той поры. Историки делили деятельность Плеханова на правильную и полезную – до раскола с Лениным и ошибочную, даже «антипролетарскую» – после. И все же Плеханов оставался одним из немногих уцелевших исторических авторитетов.

После развала СССР и краха социализма заслуженной им славе везло еще меньше. Отвергшие марксизм руководители новой капиталистической России не желали признавать достоинства тех, кто способствовал распространению этого учения в нашей стране. Труды Плеханова не печатались. Небольшие конференции в связи с 150-летием со дня его рождения в конце 2006 г. прошли тихо и незаметно.

Главная ошибка?

В «Политическом завещании» Плеханова (о подлинности которого высказываются некоторые сомнения) говорится: «В своей жизни я, как и каждый человек, совершил немало ошибок. Но моя главная, непростительная ошибка – это Ленин. Я недооценил его способностей, не рассмотрел его истинных целей и фанатической целеустремленности, снисходительно и иронично относился к его максимализму. Я ввел Ленина в круг известных и влиятельных социал-демократов, опекал его, оказывал всестороннюю помощь и тем самым позволил твердо встать на ноги…. Моя ошибка уже обошлась России очень дорого. Она оказалась роковой и для меня самого».

Будучи на 13 с лишним лет моложе Плеханова Ленин познакомился с ним 25 лет отроду в Швейцарии в 1895 году. Вернувшись оттуда, он сразу же по совету Плеханова начинает работать над книгой «Развитие капитализма в России. Позже Ленин не раз вспоминал свою прежнюю «влюбленность в Плеханова», то, как он дорожил его мнением, огромном влиянии, оказавшем на него со стороны «старика».

Около десяти лет они были единомышленниками, но затем их взгляды и пути начинают расходиться. Ленин становится вождем большевиков, а Плеханов переходит, хотя и не сразу, в лагерь меньшевиков. Ещё в 1907 году в одной из статей в газете «Искра» Плеханов, как и Ленин, призывал к вооруженному восстанию в России, тщательной его подготовке, обращая при этом особое внимание на необходимость агитации в армии.

Их контакты не прекращаются еще длительное время, они регулярно находятся в переписке.

Противостояние Плеханова с Лениным усиливается с началом мировой войны в 1914 году. Ленин ратует за превращение империалистической войны в войну гражданскую. Плеханов считает, что рабочему классу и крестьянству следует поддержать буржуазию и власти в борьбе с Германией и ее союзниками. Он основывает и руководит социал-демократической группы «Единство», стоящей на диаметрально противоположной Ленину платформе. Большевики развертывают критику политики «оборончества» и «социал-шовинизма». Противоборствующая сторона называет их «пораженцами». Со временем страсти накаляются до предела.

После Февраля…

Кульминационный момент в борьбе с Лениным начался после Февраля 1917 года. Отречение от престола Николая II и приход к власти Временного правительства застает его и Ленина за рубежом. Они, как и сотни других политических эмигрантов, тотчас же решили вернуться в Россию. С разницей в несколько дней их обоих с почестями на Финляндском вокзале в Петрограде встречают руководители революционных партий и толпы людей.

31 марта первым прибыл Плеханов. Огромнейший человеческий поток сразу наводнил весь вокзал, платформу и даже ближайшую площадь. Здесь были рабочие, учащаяся молодежь, общественные деятели, члены Совета рабочих и солдатских депутатов, члены Государственной Думы и Временного правительства. Делегации от заводов и фабрик несли знамена и транспаранты. Поезд остановился, и оркестры грянули «Марсельезу». Многотысячный поток рвался вперед с возгласами радости и приветствия. Кричали «ура». Когда Плеханов с женой вышел из вагона, все потянулись к нему. Глаза встречавших своего Кумира сияли. У многих на лицах были слезы и радостные улыбки. Его обнимали, прижимали к себе, целовали. Затем Плеханова подхватили и на руках донесли до вестибюля вокзала, где его приветствовала делегация Исполкома Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов. Плеханов ответил небольшой речью.

2 апреля1917 года (по старому стилю) он выступил в Таврическом дворце на совещании делегатов Совета рабочих и солдатских депутатов, которые встретили его аплодисментами. Он сказал: «По своему происхождению я мог принадлежать к числу угнетателей. Я перешел в лагерь угнетенных, потому что любил страдающую русую массу, потому что любил русского крестьянина и русского рабочего. Я всегда был за освобождение русской трудящейся массы от ига ее домашних эксплуататоров. Но когда я увидел с полной ясностью, что к числу Романовых, к числу их приспешников, к числу всех тех, которые стояли жадной толпой у трона, к числу угнетателей русского народа спешат присоединиться Гогенцоллерны, спешат присоединиться немцы, то я сказал: наша обязанность защитить весь русский народ от немцев, защитить от Гогенцоллернов. Мы должны помнить, что если немцы победят нас, то это будет означать не только наложение на нас ига немецких эксплуататоров, но и большую вероятность восстановления старого режима. Вот почему надо всемерно бороться как против врага внутреннего, так и против врага внешнего».

Прибывший затем Ленин, как известно, тотчас же выступил с «Апрельскими тезисами», призывающими к перерастанию свершившейся буржуазно-демократической революции в революцию социалистическую. По этому вопросу в социал-демократической среде развернулась острая политическая борьба, в которой особо активное участие принял и Плеханов.

Он громил эти идеи как ересь. В статье «О тезисах Ленина и о том, почему бред бывает подчас интересен» он писал: «Если капитализм еще не достиг в данной стране той высшей своей ступени, на которой он делается препятствием для развития ее производительных сил, то нелепо звать рабочих, городских и сельских, и беднейшую часть крестьянства к его низвержению. Если нелепо звать только что названные мной элементы к низвержению капитализма, то не менее нелепо звать их к захвату политической власти».

Считая себя тогда уже главным теоретиком и продолжателем учения Маркса, Ленин исходил из концепции возможного прорыва капиталистической цепи в наиболее слабом её звене, и полагал, что Россия в силу сложившихся обстоятельств является именно таким звеном. Время показало, что «бредовая идея» имела под собой немалые основания. Вначале «Апрельские тезисы» вызвали резкое противодействие как умеренных социалистов (эсеры и меньшевики) так и части самих большевиков. Непонимание высказывали Феликс Дзержинский и Михаил Калинин. Однако Ленин развернул гигантскую разъяснительную работу и вскоре переубедил многих своих оппонентов и сомневающихся. Ленин был поистине сметающим все на своем пути цунами. На VII Всероссийской конференции РСДРП (б) (24 – 29 апреля) его «Тезисы» получили поддержку большинства делегатов с мест и легли в основу политики всей партии.

Призывы Плеханова к созданию широкой коалиции советских партий и буржуазии, классовому миру на время войны, отсрочки обсуждения земельного вопроса до созыва Учредительского собрания не находили того отклика в массах на которые он рассчитывал. После закончившегося кровопролитием июльского восстания – антиправительственных выступлений, последовавших за военным поражением на фронте и правительственном кризисом – обстановка ухудшалась. Большевики вынуждены были перейти на нелегальное положение, но настроения менялись в их пользу. Большевистские лозунги: «Власть – Советам», «Земля – крестьянам», «Фабрики – рабочим», «Мир – народам» – становились все более понятными и привлекательными.

Контрреволюционный корниловский мятеж в августе вызвал широкое народное сопротивление. Генерал Лавр Корнилов полагал свергнуть Временное правительство и заменить его реакционной военной диктатурой. Власти сочли за лучшее обратиться за помощью ко всем революционным силам, включая большевиков. В результате совместных действий революция была спасена, что принесло им немалые политические дивиденды. На состоявшихся в сентябре выборах в Петроградский Совет большевики получили самое большое число голосов, а поэтому – мандат на последующее завоевание власти. Наблюдая за этим, Плеханов тогда писал: «Число сторонников Ленинской тактики быстро увеличивается, по крайней мере, в Петрограде. Если события пойдут так, как этого хотелось бы ленинцам, то скоро затяжной кризис, переживаемой нашей революционной властью, получит весьма определенное решение: Ленин займет место А.Ф. Керенского. Это будет началом конца нашей революции. Торжество ленинской тактики принесет с собой такую гибельную, такую страшную экономическую разруху, что весьма значительное большинство населения повернется спиной к революционерам».

Однако туберкулез, которым он страдал с 1887 года, приближал его к концу. Иногда ему становилось немного легче, но с сентября он окончательно слег и проводил большую часть времени в постели, продолжая писать статьи, а также приветствия различным съездам и организациям, которые печатались в газете «Единство». По мнения ряда аналитиков, болезненное состояние Плеханова было одной из причин, почему он не имел большого влияния на развитие событий после Февральской революции.

...и Октября

С горечью встретив Октябрь, он через три дня после случившегося писал: «Октябрьский переворот вызвал гражданскую войну. В результате рабочий класс России и вместе и вместе с ним весь народ утратили те свободы, которые были завоеваны в феврале 1917 года». Плеханов не исключал того, что большевики взяли власть надолго и полагал, что при таком сценарии через пять лет это может вылиться в монополию одной партии на власть, а через десять лет – в диктатуру одного человека. В «Открытом письме к Петроградским рабочим» Плеханов предрек: «Несвоевременно захватив политическую власть, русский пролетариат не совершит социальной революции, а только вызовет гражданскую войну, которая заставит его отступить далеко от позиций, завоеванных в феврале и марте нынешнего года. А война, которую поневоле приходится вести России? Страшно осложняя положение дел, она ещё больше уменьшает шансы социальной революции и ещё больше увеличивает шансы поражения рабочего класса…Вот почему, дорогие товарищи, меня не радуют, а огорчают недавние события в Петрограде. Повторю еще раз. Они огорчают меня не потому, чтобы я не хотел торжества рабочего класса; а, наоборот, потому, что я призываю его всеми силами души и вместе с тем вижу, как далеко отодвигают его названные события ».

Плеханов предупреждал, что крестьянство, получив землю, не будет развиваться в сторону социализма, а надежда на скорую революцию в Германии нереальна. Один из лидеров эсеров Борис Савинков предложил Плеханову возглавить антибольшевистское правительство, но он отказался: «Я сорок лет своей жизни отдал пролетариату, и я не буду его расстреливать даже тогда, когда он идет по ложному пути». Как-то он поделился с женой, глубоко, видимо, мучившим его вопросом: «Не слишком ли рано мы в отсталой, полуазиатской России начали пропаганду марксизма?».

Незадолго до Октября гуляя по набережной Невы с известным бельгийским социалистом Де-Брукером, Плеханов, указывая на Петропавловскую крепость, где в царские времена содержались многие заключенные революционеры, заметил: «Через три месяца моя очередь быть там». Захватившие власть большевики не заключили Плеханова в Петропавловскую крепость, но через несколько дней его газету «Единство» закрыли, а в его квартиру ворвались матросы с требованием: «Выдайте оружие, а то, если найдем его сами, убьем вас на месте». Плеханов не растерялся и спокойно ответил: «Убить человека не трудно. Но оружия вы все-таки не найдете». После этого они ушли. Негодование солдат и матросов по отношению к Плеханову было столь велико, что советское правительство было вынуждено издать распоряжение об «Охране личности и собственности гражданина Георгия Валентиновича Плеханова».

В своей последней статье, написанной им в январе 1918 года, уже после разгона большевиками Всероссийского Учредительного Собрания, Плеханов писал: «Учредительное Собрание, которое разогнали на этих днях «народные комиссары» обеими ногами стояло на почве интересов трудящегося населения России. Разгоняя его, «народные комиссары» боролись не с врагами рабочего класса, а с врагами диктатуры Смольного института (большевиков)…Захватывая власть в свои руки, они, конечно, не собирались отказываться от нее в том случае, если большинство Учредительного Собрания будет состоять не из их сторонников. Когда они увидели, что большинство это состоит из социалистов-революционеров, они решили: необходимо как можно скорее покончить с Учредительным Собранием… Их диктатура представляет собой не диктатуру трудящегося населения, а диктатуру одной части его, диктатуру группы. И именно поэтому им приходится все более и более часто учащать употребление террористических средств. Употребление этих средств есть признак шаткости положения, а вовсе не признак силы. И уж во всяком случае, ни социализм, вообще, ни марксизм, в частности, тут совершенно не причем».

Пророчества сбылись, но…

Несколько лет назад на телеканале «Культура» прошел фильм о Плеханове под названием «Отвергнутый пророк». В нем рассказывалось, как много веков тому назад татарский род Плехановых поступил на службу к московским царям. За подвиги на поле брани Плехановы получили имение в Тамбовской губернии. Отец будущего революционера Валентин Петрович Плеханов в соответствии с семейной традицией также связал свою жизнь с военной службой. Он участвовал в Крымской войне, а в 1863 году подавлял Польское восстание. Старый Плеханов был суровым человеком, убежденным крепостником. Одна из его дочерей говорила, что он напоминал старого князя Болконского по прозвищу «прусский король» из «Войны и мира». Мать Георгия Плеханова – Мария Федоровна Белинская, – напротив была мягкой и образованной женщиной, развивавшей у свих детей страсть к чтению и любовь к справедливости.

Молодой Плеханов желал пойти по стопам своих предков и стать военным. В 1968 г. в возрасте двенадцати лет Георгий поступил во второй касс Воронежской военной гимназии, где проучился до 1873 года. В стенах этого учебного заведения он познакомился с творчеством радикальных литературных критиков – Белинского, Чернышевского, Добролюбова. Затем Плеханов поступает в Константиновское военное училище в Петербурге, а позже в Горный институт, считая, что наибольшие услуги своему Отечеству он сможет оказать занявшись точными и естественными науками. Но жизнь распорядилась иначе. Плеханов знакомится с революционным студенчеством, читает нелегальную литературу и даже укрывает скрывающихся от правительства революционеров. Окончательное решение включиться в активную борьбу против самодержавия принимается Плехановым в 1876 году. Ему тогда не было еще и 20 лет.

В фильме рассказывается о его увлечении той поры анархистом Михаилом Бакуниным, затем о семейных драмах, нелегком периоде длительного пребывания за рубежом, где ему приходилось в поисках заработка давать уроки французского, клеить марки и штамповать конверты. Повествуется и об острых политических баталиях с большевиками и их вождем. Но верна ли выраженная в наименовании ленты общая тональность?

Предсказания Плеханова в чем-то, действительно, оказались пророческими. Последовали Гражданская война, интервенция и голод, что заставило Ленина в 1921 году отступить от «военного коммунизма» к НЭПу. Впоследствии революция стала пожирать своих детей, а общество превращаться в нечто подобное некогда существовавшему азиатскому строю, где государство-Левиафан на базе общественной собственности на землю подвергало эксплуатации своих подданных.

В книге «Преданная революция» Лев Троцкий подробно описал перерождение советской власти. Правда, он ни словом не обмолвился о том, что излагаемое им в значительной мере впервые было сказано Георгием Валентиновичем. Это и понятно. Прежде Троцкий был заодно с Лениным и Сталиным по отношению к меньшевикам и их лидерам, в том, числе и к Плеханову.

Но, ведь, это лишь одна сторона медали. Есть и другая – грандиозные успехи. В кратчайшие сроки была произведена индустриализация, а по темпам роста промышленности Советский Союз шел впереди планеты всей. И все это происходило на фоне небывалого по своим размахам в истории капитализма экономического краха. В нашей же стране были изжиты кризисы и ликвидирована безработица. Миллионы людей получили доступ к бесплатной медицинской помощи и образованию. Резко повысился культурный уровень населения. Проведя мобилизацию, СССР разгромил Гитлера и одержал победу в Великой Отечественной войне, а затем быстро восстановил народное хозяйство. Мы первыми запустили искусственный спутник Земли и первыми направили человека в космос. Советский Союз стал одной из двух мировых супердержав. Граждане страны с уверенности смотрели в будущее. Тот же Троцкий уже в середине 1930-х годов не мог не признавать, что «социализм доказал свое право на победу не на страницах «Капитала», а на хозяйственной арене, составляющей шестую часть земной поверхности».

В упомянутом фильме и исторической литературе бытует мнение, что длительное нахождение Плеханова в эмиграции давало Ленину преимущества в знании ситуации в России и понимании необходимых практических шагов для завоевания политической власти. Плеханова именуют книжным марксистом, превосходящим Ленина по литературной, но не деловой части. Эти рассуждения не лишены истины. Ленин был авантюристичен, не боялся рисковать, не останавливался перед тем, чтобы подчинить каноны марксизма свершению социалистической революции в России любой ценой. И Ленин, конечно, обошел и победил Плеханова. Другой вопрос – не оказалась ли она «пирровой»?

Так стоило ли ограничиваться Февральской революцией, и ждать пока производительные силы в России достигнут уровня достаточного для постановки вопроса о необходимости свершения социалистической революции? Представляется, что концепция «слабого звена» в цепи империализма не лишена глубокого смысла и большевики «штурмуя небо» выражали и глубокие чаяния большинства обездоленного населения своей страны. Этим и объясним их приход к власти и успех. Но большевики не предвидели будущей угрозы перерождения власти в партийно-государственную номенклатуру, не подконтрольную народу и таящую в себе побеги будущей гибели далекого от идеалов марксизма строя.

Актуальность идей

В своих работах Плеханов с одной стороны решительно, глубоко и умело критиковал реформаторов и ревизионистов (Бернштейн, Каутский, Туган-Барановский, Струве), искажавших учение Маркса, а с другой, боролся и с Лениным, так как считал его подход левацким и ненаучным. Но он прекрасно понимал и то, что без развития идей Маркса, они обречены на увядание. Поздний Плеханов высказывает мысль, что в связи с прогрессом производительных сил в будущем концепция диктатуры пролетариата утратит свою силу, наиболее передовой и многочисленной прослойкой общества станет не пролетариат, а интеллигенция. В связи с этим верх могут взять гуманистические начала, а классовые противоречия станут смягчаться.

Надо сказать, что эта мысль позже стала высказываться и другими исследователями. Полвека назад известный американский социолог и экономист Джон Кеннет Гэлбрейт в своей работе «Новое индустриальное общество» обстоятельно обосновал и развил этот тезис. Ученый пришел к выводу, что именно «сословие педагогов и ученых» способно в будущем преобразовать мир в лучшую сторону. И произойдет это потому, что развивающиеся производительные силы общества все больше нуждаются в интеллектуальном труде. А интеллект многогранен и вполне может быть повернут на обеспечение гуманизации общества и преследование социальных целей.

С упомянутой идеей Плеханова соседствует и тезис о возможности эволюции капитализма в направлении смешанного общества «с развитой системой социальной защиты». Это ли не предтеча теории конвергенции, или нового интегрального общества, получающей теперь все большее признание?

Представляется, что Плеханов видел бы реализацию многих своих идей в Китае и Вьетнаме. В этих странах, проведших в отличие от нас грамотные реформы, компартии превратились в социал-демократические организации, проводящие преобразования не под лозунгами усиления классовой борьбы, а напротив привлекающие к социалистическому строительству все основные слои населения, включая и верхушку буржуазии.

Если бы история пошла по Плеханову, то не было бы братоубийственной гражданской войны, не было бы масштабного красного террора. Но история не знает сослагательных наклонений. И то, что случилось, несмотря на все негативные издержки, все же оказало и положительное влияние на весь мир. Капитализм под влиянием Октября и социалистических преобразований в нашей стране, какими бы жесткими они ни были, социализировался, улучшил положение трудящихся и рабочего класса.

Хотя история социализма в нашей стране подтвердила многие из опасений Плеханова, «дело Ленина» продолжалось свыше семи десятилетий и подтолкнуло к революциям и в других странах, некоторые из которых продолжают идти социалистическим курсом. Нет, не зря поэт сказал, что «Ленин и сейчас живее всех живых». Первое издание социализма дало богатейшую практику, которая многому учит. Попытки создания справедливого общества будут продолжаться и впредь. «Конца истории» быть не может. Опыт наших ошибок и достижений пригодится. Путь, предлагаемый Плехановым, остался альтернативой, которую многие современные историки и политики считают предпочтительнее случившемуся. Но все дело в том, что он не был проверен экспериментально.

Реставрация капитализма в 1990-х гг. у нас не была неизбежной. Можно было найти социал-демократический выход из ситуации, но верх взяли опять же радикалы. Политика Ельцина-Гайдара была, по сути, «большевизмом наоборот». Заметим, что перестроечные процессы в Китае начались задолго до наших реформ, но не с политики, а с экономики. Критика Мао не дошла до его полной дискредитации. Будь бы жив Плеханов, он, конечно, осудил бы «шоковую терапию» и переход к криминальному, а затем и бюрократическо-олигархическому капитализму. Плеханов необходим нам сегодня и для того, чтобы найти верный выход из сложившегося в России положения. Возможно, он бы указал на необходимость эволюционного перехода к новому социализму, сочетающему в себе плановое хозяйство, некоторые другие элементы социализма и определенные авантажные черты капитализма. Изучение его гениального теоретического наследия является ключом к тому, чтобы находить нить Ариадны в запутанных лабиринтах современной жизни.



Автор - Георгий Цаголов, академик РАЕН, академик Европейской академии безопасности и конфликтологии, профессор, доктор экономических наук

Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7-499-965-69-37, 89197736146, Факс: (495) 641-04-57
Электронная почта:   rosvesty@yandex.ru  
All rights reserved. «Российские Вести» 2002-2017 ©