11 - 17 февраля 2017   № 1 (2192) Издается с 1990 г.
Десант на Домеcнес
История первой и единственной десантной операции императорского флота в первой мировой войне
В тот день 22 октября (по новому стилю) 2015 года погода в районе Курземского полуострова была вполне благоприятной для этого периода на Балтийском море. Появление на траверзе мыса Домеcнес российского отряда кораблей во главе с линкором «Слава», буквально несколько дней тому назад ведшего неравный бой с немецкой эскадрой, пытавшейся прорваться в Рижский залив, стало полной неожиданностью для кайзеровских войск, однако особой тревоги не вызвало. Тем более, что немецкое господство в этом районе казалось незыблемым, а продвижение сухопутных войск вдоль побережья по сути не встречало сопротивление. Но когда над косой и мысом пролетели российские гидропланы с первого российского гидроавианосца «Орлица», сбросив первые бомбы, а затем загремели первые залпы корабельные артиллерии по ротному укрепленному пункту кайзеровских войск, немецкое командование всерьез забеспокоилось.

После мощного обстрела с канонерских лодок и эскадренных миноносцев началась высадка десантного отряда. В его состав входили и пулеметная команда с линкора «Слава», полурота спешившихся драгун и сводный морской отряд. За относительно короткое время корабельные баркасы доставили на песчаный пляж мыса почти полтысячи новоявленных российских морских пехотинцев, которые с ходу вступили в бой с подходящей уже к месту высадки немецкой пехотной ротой. Российские десантники стремительным штыковым ударом опрокинули кайзеровское подразделение, и обратили его в бегство, дальше они нанесли удар по опорному пункту, который немцы оборудовали недалеко от мыса, разрушили его. Затем также погрузились на ожидавшие их корабельные баркасы и шлюпки и возвратились на корабли отряда. Как сообщали скупые строки донесения, потери немцев составили почти 40 человек, были взяты пленные, отряд потеряли четыре бойца.

Командовал этим тактическим десантом капитан 2 ранга Павел Оттович Шишко, биография которого была передана забвению, но вполне может быть вписана золотыми буквами в историю российского флота. Флаг офицер командующего Тихоокеанским Флотом, участник Цусимского сражения и побывавший в японском плену, командир ряда российских кораблей. Во время матросского бунта, чтобы избежать захвата корабля разбушевавшимся матросам, полутора суток держа в руках кувалду, провел на мостике своего эсминца, куда поместили боевую зарядную часть торпеду. Угрожая взорвать корабль, он добился своего - «восставшие» оставили свои замыслы.

После домеcнеского десанта он отличился в боях за Моонзунд в 1917 году, командуя ревельским морским батальоном смерти, отважно сражаясь с немецким десантом. Получил множественные ранения, попал опять в плен. В северо-западной армии генерала Юденича командовал морскими и сухопутными подразделениями, но самое главное - танковым подразделением, в состав которого входили четыре английских танка МV5 и два французских Ренальт. Эмигрировал в США, основал добровольное общество бывших офицеров российского флота, умер и похоронен в Америке. О нем говорили, что ему не ведомо чувство страха.

Возвращение десанта на корабли отряда проходило также стремительно и организованно, как и десантирование. Так завершилась по сути первая, она же последняя полноценная десантная операция российского, тогда еще императорского, флота. В ее подготовке и проведении приняли участие штаб минной дивизии Балтийского флота, которую тогда возглавил контр-адмирал Александр Колчак. Будущий Верховный правитель России не просто лично возглавил эту уникальную во многих отношениях операцию, но, по свидетельствам его историков, лично участвовал в ее разработке и планировании, и руководил ей. Так что в числе заслуг Колчака – и вклад в развитие российского оперативно-тактического искусства проведения морских десантных операций. Не тактического десанта, а именно полноценной, в плане организации и реализации, десантной операции.

И здесь есть весьма убедительная аргументация. Во-первых, в составе корабельного отряда, принимающего участие в операции, входили российский дредноуд «Слава», две канонерские лодки, почти пятнадцать эскадренных миноносцев и гидроавианосец «Орлица». Это значительная по тем временам корабельная группировка, суммарный бортовой залп артиллерии которой был весьма внушителен. Но самое главное, впервые десантную операцию, пусть и не столь внушительную по численности самого десанта, обеспечивала корабельная авиация. Именно гидропланы с первого российского гидроавианосца «Орлица»( в классическом варианте назвать его авианосцем было нельзя, - в отличие от палубных авианосцев, здесь самолеты взлетали с водной поверхности, а не со взлетной палубы) провели и необходимую разведку района высадки и, как отмечалось в боевом донесении, обеспечили противовоздушную оборону десанта, а также нанесли деморализующий бомбовый урон обороняющейся стороне. То есть, впервые в российской военной истории корабельная авиация и морской десант взаимодействовали в ходе всей десантной операции. Кстати, именно этот опыт взяли на вооружение те же самые немцы при осуществлении в 1917 году моонзундской десантной операции. А в последствии правило авиационной поддержки высадки на побережье стало незыблемым. Таким образом четыре российских гидроплана с «Орлицы» положили начало новому виду боевого взаимодействия авиации и морской пехоты.

Теперь о целях домеснеского десанта. Критики этой операции намеренно подчеркивают ее весьма ограниченные цели, по сути, сводя ее к обычной демонстрации возможности. Именно термин «демонстрация» широко используется при ее оценке. Конечно, 490 участников непосредственной высадки не могли изменить ситуацию под Ригой, на которую продолжалось немецкое наступление, в том числе и вдоль побережья. Завершившееся сражение с германским флотом в Ирбенском проливе, в который упирается мыс Домеснес, поставило российское командование перед реальной угрозой десанта в свой тыл. И этой ситуации необходимо было показать, что и у российского флота остается возможность проводить ответные контрдействия, по сути, необходимо было принудить немцев выделить силы для прибрежной обороны, и на этой основе хоть на немного снизить их наступательный натиск на Ригу.

Но был и иной мотив для домеснесского броска. Буквально накануне его произошло выступление матросов линкора «Гангут», которые потребовали смены старшего офицера из-за его немецкого происхождения. Как выяснилось, причиной недовольства стала банальная требовательность старшего офицера в соблюдении корабельной дисциплины. Дело чуть было не дошло до захвата стрелкового оружия, но командиру линкора и другим офицерам удалось предотвратить развитие мятежа. То есть, бездействующая основная масса экипажей кораблей Балтийского флота и составила основу той самой «революционной энергии», которой так не хотелось вступать в тяжелый и неравный бой с немецким броненосным флотом. С другой стороны, только что завершились сражение на ирбенской минной позиции, итоги которого показали, что противостоять кайзеровской морской мощи, при существующем техническом состоянии Балтийского флота, весьма проблематично. И командованию нужен был вдохновляющий пример успешных действий. Так что десант имел и большое моральное значение.

Устаревший линкор «Слава», который для ведения боя с немецкими дредноутами вынужден был затапливать отсеки, чтобы повысить угол подъема орудий главного калибра и тем самым увеличить дальность своего огня – в ином случае линкор могли расстреливать не подвергая себя опасности ответного залпа, периодически обстреливал побережье, поддерживая отступающие русские войска. И проведение еще и морского десанта, пусть и тактического, демонстрировало немецкому командованию потенциальную возможность проведения масштабно десантной операции в их тылу. В тех условиях это было чуть ли не единственное реальное действие, способное хоть как-то повлиять на ситуацию. И в этом, как в капле воды, отразился весь трагизм того периода войны – рушащийся фронт, беспомощный флот. …



Автор - Алексей Александров

Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7-499-965-69-37, 89197736146, Факс: (495) 641-04-57
Электронная почта:   rosvesty@yandex.ru  
All rights reserved. «Российские Вести» 2002-2017 ©