24 - 30 мая 2016   № 7 (2180) Издается с 1990 г.
История одной семьи
Сунцовы-Климанские на фронтах Великой Отечественной
Сунцов Василий Александрович (1903–1987). Отец. Родился 19 января (1 февраля) 1903 года в Москве. 26 января того же года был крещен в Церкви Екатерины Великомученицы московского воспитательного дома, что подтверждается подлинником выписи из метрической книги, датированной 1903 годом. Его отец Сунцов Александр Васильевич к тому времени являлся студентом 5-го полугодия, юридического факультета Императорского Московского Университета.

Окончил Вятскую 1-ую мужскую гимназию, обучаясь до этого в подготовительной частной школе. В 1919 году окончил единую трудовую школу. В том же году поступил на железную дорогу на станции Вятка 1-я в качестве рабочего. Одновременно начал заниматься спортом в Вятском военно-спортивном клубе Всеобуча (гимнастика, парусный спорт, плавание, бег (кроссы).

В 1920 году был принят на работу в 10-ю пехотную Вятскую школу комсостава, где 7 января был зачислен на должность помощника коменданта.

В тот же период сдал экзамены и был зачислен слушателем Вятской военной школы физического образования РККА (предположительно №6).

В 1921 году окончил Вятскую военную школу физического образования РККА. В 1923 году окончил 2-ю военную школу физического образования РККА в Петрограде. С августа 1923 года проходил службу в должности начальника физической подготовки 40-го стрелкового образцового полка 14 стрелковой дивизии Московского военного округа.

>В январе 1924 года личный состав 40-го стрелкового полка стоял в почётном карауле в Колонном зале Дома Союзов у гроба с телом В.И. Ленина. Василий Сунцов стоял в оцеплении во время траурной церемонии.

После демобилизации из РККА с 1925–1932 гг. — инструктор физической подготовки в Московском обкоме профсоюзов Совторгслужащих.

С 1932 года инструктор физической культуры в клубе рабоче-крестьянской милиции, по совместительству ст. преподаватель в Высшем пединституте. С 1934 года зачислен в кадры Московской рабоче-крестьянской милиции на должность ст. инструктора боевой подготовки Управления рабоче-крестьянской милиции Москвы. В 1937 году был направлен ЦК профсоюзов Земорганов, в ДСО «Урожай», где до 1941 года проработал в должности зам. председателя.

В августе в 1941 года был мобилизован в РККА, проходил службу в 150-й стрелковом полку войск НКВД СССР по охране особо важных предприятий промышленности, который был сформирован в августе 1941 года в городе Москве в составе 11-й дивизии внутренних войск НКВД СССР (приказ НКВД СССР №001147 от 25 августа 1941 года, Постановление ГКО СССР №от 8 августа 1941 года «Об охране важнейших промышленных предприятий»).

С 15 октября 1941 года по 1 января 1942 года полк входил в состав действующей Красной Армии, принимал участие в обороне Москвы.

В первый год войны занимался подготовкой подразделений стреляющих лыжников. Участник парада войск на Красной площади 7 ноября 1941 года. С парада направлялся с группой лыжников в зону боевых действий под Москвой. До 1944 года в составе войск НКВД охранял в Москве особо важные объекты промышленности.

В 1944 году приказом зам. министра внутренних дел был отозван из войск НКВД и направлен на работу в Московский городской совет ФСО «Динамо».

С 1955 года начальник учебно-спортивного отдела зимних и технических видов спорта Центрального Совета ВФСО «Динамо».

1-й Президент Федерации биатлона СССР. Начиная с 1959 года, трижды представлял сборную команду биатлонистов Советского Союза на чемпионатах мира. С 1 января 1974 года пенсионер МВД СССР.

Награжден Орденом Великой Отечественной Войны II степени, Орденом Почета. Медалями: «За боевые заслуги», «За оборону Москвы», «За победу над Германией в ВОВ», «За доблестный труд в ВОВ», «За трудовую доблесть», «За доблестный труд». Имел звания: «Судья всесоюзной категории», «Почетный динамовец», «Ветеран спорта».

Сунцов Сергей Алексеевич (1910–1941). Троюродный брат. Родился 10 (23) июля 1910 года в Вятке. После окончания частной школы поступил в школу семилетку при Промышленно-экономическом техникуме, (впоследствии самостоятельная школа девятилетка) и окончил ее с первым выпуском. В 1928 году пытался поступить в ВУЗ в Ленинграде, но не выдержал экзамены. В связи с безработицей в Вятке вынужден был уехать в Москву, где жил у родного дяди, Сунцова Владимира Васильевича. В октябре 1919 года поступил на государственные курсы чертежников-конструкторов, которые окончил в июне 1932 года.

С 1932 года до начала Великой Отечственной войны работал в Московском отделении всесоюзного треста «Промстройпроект», пройдя трудовой путь от чертежника до архитектора. Имел поощрения за скоростное строительство заводов, в том числе за сверхударную работу по проектированию и восстановлению кузницы ЗИС (в настоящее время ЗИЛ).

В 1937 году поступил на заочное отделение Московского института инженеров коммунального хозяйства.

7 июля 1941 года добровольно вступил ряды ополчения РККА. В составе действующей армии участвовал в боевых действиях. Последнее письмо с фронта датировано 15 сентября 1941года (действующая армия, п.п. №932, 2-й стрелковый полк, 7-я рота). Полевая почта №932 соответствовала 5-й Московской стрелковой дивизии народного ополчения (МСДНО) Фрунзенского района. Пропал без вести в ноябре 1941года.

Сунцов Борис Алексеевич (1912–1941). Троюродный брат. Родился 16 (29) октября 1912 года в Вятке. 30 октября того же года был крещен в Стефановской церкви Вятки. В 1930 году окончил Вятскую школу девятилетку им.Ф.Энгельса. После окончания школы работал вместе с братом Михаилом разнорабочим. В конце 1930 года уехал в Пермь, где проживала жена дяди (Сунцов Александр Васильевич) Александра Константиновна, к тому времени взявшая фамилию Катина. В Перми устроился работать чертежником. В 1931 году переехал в Москву, где жил в семье дяди — Сунцова Владимира Васильевича. Работал чертежником в проектной организации.

Согласно сохранившейся учетной карточки члена Профсоюза рабочих мясной и холодильной промышленности, Борис работал в Москве в объединении «Гипромясо» в должности техника.

Призван 17 августа 1941 года Московским ГВК. Служил в 4-й стрелковой дивизии народного ополчения (СДНО), 1291 стрелковый полк, 1-я рота, п/п №745. Последнее письмо полученной матерью Сунцовой А.Я., проживавшей по адресу ст. Удельная, Тихий переулок д.6, датировано 29 сентября 1941 года. Пропал без вести в октябре 1941 года.

Сунцов Михаил Алексеевич (1913–2003). Троюродный брат. Родился 21 ноября 1913 года в Вятке. Первоначальное образование получил в частной школе, в которой учился старший брат Сергей. Пройдя промежуточную группу, оказался в одной группе вместе с братом Борисом, который был на год старше. Вместе с братом продолжили учебу в этой же школе, которая стала семилеткой, действовала при Промышленно-экономическом техникуме. В 1928 году окончив 7 группу (класс) перешел вместе с Борисом в школу им. Ф.Энгельса, которую закончил в 1930 году. После окончания школы проработал недолго в Вятке разнорабочими. В связи с безработицей уехал в Пермь к Александре Константиновне Сунцовой, которая жила с новым мужем Катиным и его тремя детьми от первого брака. В то время у них уже жил брат Борис. Некоторое время работал в транспортном отделе треста «Пермстрой» после чего в августе 1931года переехал в Москву, по пути заехав в Соликамск к родителям. Там в последний раз видел отца. (Сунцов Алексей Васильевич, выпускник физмат факультета С.-Петербургского Императорского университета, репрессирован, Свердловская обл. 1938 год). В Москве к тому времени проживал старший брат Сергей.

В Москве работал в институте по изучению профзаболеваний (впоследствии переименован в Институт гигиены труда и промышленной санитарии). Работал хронометристом на заводе «Электросталь». После окончания курсов экономистов-плановиков работал в тресте «Союзхиммонтаж» в пос. Менделеево, Татарской АССР. В мае 1934 года вернулся в Москву. Около 2,5 лет проработал на заводе «Химаппаратура» в Щелково, Московской обл.

В 1937 году Сунцов М.А. поступил в Московский геолого-разведочный институт им. С. Орджоникидзе. В 1938 году был принят в ряды комсомола Краснопресненским РК ВЛКСМ, билет №030393916.

В июне 1941 года после окончании 4 курса МГРИ в рамках преддипломной практики находился в экспедиции Гидропроекта в Чкаловске и Пучеже в связи с намечавшимся строительством Волжской ГЭС выше Горького. 22 июня 1941 года, вернувшись с маршрута, узнали о начале войны. Начальнику экспедиции Москва дала команду продолжить работу. 5-10 июля 1941 года экспедиция возвратилась в Москву. В армию призван не был, т.к. согласно постановлению правительства студенты последнего курса призыву не подлежали. Как студент участвовал в различных дежурствах по ПВО Москвы.

16 октября 1941 года вместе с товарищами по институту был мобилизован Краснопресненским РВК в 3-й стрелковый полк Московских рабочих.

13 октября 1941 года в Москве было принято решение городского партийного актива о формировании коммунистических батальонов. Эти добровольческие формирования явились одной из форм народного ополчения. На основе этого решения было создано 25 коммунистических батальонов (около 12 тысяч человек). 17–18 октября 1941 года они заняли рубежи обороны на ближних подступах к Москве. Здесь они были сведены в два полка, вошедших в состав северо-западной группы обороны Москвы, которая в конце октября преобразована в 3-ю Московскую коммунистическую стрелковую дивизию.

3-я Московская коммунистическая стрелковая дивизия формировалась в школе №3 в Чапаевском переулке, д. 6.

24-го октября 1941 года из нескольких коммунистических батальонов и одного артиллерийского полка была сформирована дивизия, которая вскоре была преобразована в 3-ю Московскую коммунистическую стрелковую дивизию. В рядах ее насчитывалось 9650 человек. 3173 были членами и кандидатами в члены партии и 3564 — членами ВЛКСМ. Войдя в состав войск Московской зоны обороны, дивизия расположилась на рубеже Химки — Щукино — Ростокино — Лихоборы. Ополченцы участвовали в строительстве оборонительных сооружений, несли службу боевого охранения в районе Нахабина, Красногорска, Черкизова, а также провели ряд операций по разведке позиций врага и уничтожению его опорных пунктов. Так, в конце ноября 1941 года два стрелковых батальона при поддержке артиллерии осуществили разведку боем под Солнечногорском. Бойцы, преодолевая ожесточенное сопротивление противника, ворвались в город. После разгрома немецко-фашистских войск под Москвой, 19-го января 1942-го года дивизия была переименована в 130-ю стрелковую дивизию, а в феврале 1942 года передислоцирована на Калининский фронт, в район Демянского плацдарма.

В январе 1942 года дивизия была переформирована в кадровую 130-ю стрелковую дивизию (2-го формирования). Во второй половине февраля 1942 года дивизия прибыла на Калининский фронт и приняла участие в Демянской наступательной операции. Проявляя массовый героизм, воины дивизии прорвали фашистскую оборону и приблизились к главному опорному пункту врага — Новой Руссе, окруженной со всех сторон минными полями, дзотами, лесными завалами. В боях за Новую Руссу дивизия понесла тяжелые потери. Прошла боевой путь от Москвы до Прибалтики, закончив свой путь освобождением Риги. За боевые заслуги дивизия преобразована в 53-ю гвардейскую стрелковую, удостоена почетного наименования «Тартуская», награждена орденом Красного Знамени. За период войны дивизией было освобождено 3000 населенных пунктов и 12 городов.

После призыва в РККА Сунцов М.А. был снабжен необходимым вещевым имуществом, а также вооружением — винтовкой польской №4872 и патронами кал. 7,92 в количестве 100 шт.

Винтовки Маузера и Манлихера имeлиcь в значительном количестве в дивизиях народного ополчения. Это объясняется тем, что они были захвачены в результате 1-ой мировой войны, а также поступили на войсковые склады в 1939–1940гг., т.к. состояли на вооружении польской и румынской армий (системы Манлихера обр. 1892, 1893 гг. (6,5 и 8 мм), 7,92 мм системы Маузера обр. 1924 г.). 17 октября 1941 года большинство батальонов вышли на рубежи.

>Батальон, в который был зачислен Сунцов М.А., занял оборону в районе Лианозово на Дмитровском шоссе. Задача была задержать противника до подхода частей действующей армии. В бой не вступали, т.к. противник сюда не прорвался. После разгрома немцев под Москвой дивизия была направлена на Волховский фронт.

В ночь 23 февраля 1942 года в районе впервые пошли в наступление. Сначала овладели деревней Павловка. Затем начали наступление на Сидоровку, отделенную от Павловки полем в котором был овраг с пологими склонами. У Сидоровки были немецкие пулеметные точки, из которых простреливалось поле, поэтому в атаку шли перебежками. Но все же, немецкие пули настигли многих. В этом бою Михаил Алексеевич получил тяжелое ранение в правую руку (действовать рука смогла только через 6 мес., после чего был эвакуирован в глубокий тыл на лечение).

Во время боя вместе с Сунцовым М.А. на передовой в качестве медсестер были студенты МГРИ Рита Николаева и Анна Пущеровская. Они выносили раненых с передовой, перевязывали, а также утором собрали оставленные нами в снегу винтовки. К сожалению, медсестры с фронта так и не вернулись.

Справочно: Николаева Маргарита Михайловна 1921 г.р. ур. Ивановской обл. была призвана Московским РВК в 664 стрелковый полк, 130 стрелковой дивизии (в ней же воевал и Михаил). 23 февраля 1942 года она вытащила раненого Михаила из-под пулеметного обстрела, а через четыре дня у соседней деревни Васильевщина (Новгородская обл. к западу от Вышнего Волочка) сама погибла в бою. Там была и похоронена.

Рядовая, Николаева Маргарита Михайловна, погибла 27 февраля 1941 года. Захоронена в братской могиле (всего 120чел.). Шефствует над памятником с/з «Молвотицкий» Маревского р-на, Новгородской обл. (ранее Ленинградская). До войны проживала в Ивановской обл. в селе Колчино ул. Железнодорожная д.61 кв. 3. Отец Николаев М.Н. (по видимому, Михаил Николаевич).

Ее подруга, медсестра-однополчанка, Пущеровская Анна Владимировна 1921 г.р., москвичка, умерла от тифа в декабре 1942 года.

В апреле 1942 года был выписан на временную инвалидность. Летом 1942 году защитил дипломную работу и с отличием окончил геологоразведочный факультет МГУ им. Ломоносова по специальности инженерная геология и гидрогеология с присвоением квалификации горного инженера геологии и гидрогеологии. Диплом №223532 выдан 14 августа 1942 года.

В августе 1942 года был вновь призван в армию и с августа по ноябрь 1942 года обучался в Тамбовской пулеметной школе. В ноябре 1942 года в связи тяжелым положением на Сталинградском фронте училище было закрыто и его слушателей направили на защиту Сталинграда. В связи с победой под Сталинградом эшелон вернули с полпути и через Москву направили на 2-й Прибалтийский фронт. С февраля по май 1943 года — 20-й армейский стрелковый полк.

В мае 1943 года по прибытии на место как специалиста гидрогеолога предали в гидрометеорологическую службу при штабе 7-го гвардейского стрелкового корпуса, где прослужил по май 1944 года (занимался определением танкопроходимости на озерах и в прибрежных лесах). В апреле 1944 года тяжело заболел туберкулезом. Был направлен в прифронтовой госпиталь, а оттуда в глубокий тыл на лечение. С мая по июль 1944 года находился на излечении в эвакогоспитале №2061. Уволен из рядов РККА по болезни 25 июля 1944года.

В 1949 году окончил аспирантуру. 27 апреля 1949года была присуждена ученая степень кандидата геолого-минералогических наук. 2 марта 1950года выдан диплом кандидата наук МГМ №00813.

С 1949 по 1951 год работал во всесоюзном тресте «Гидроэнергопроект». С 1951 по 1956 год — мл. научный сотрудник в лаборатории гидрогеологических проблем АН СССР. 7 сентября 1956года Президиумом Академии наук СССР утвержден в ученом звании старшего научного сотрудника по специальности гидрогеология. 17 ноября 1956года выдан аттестат старшего научного сотрудника МСН №005518.

В 1961 года лаборатория была передана в систему Академии строительства и архитектуры СССР. С 1963 года — ст. научный сотрудник производственного и научно-исследовательского института по инженерным изысканиям и строительства. С апреля 1964годаи.о. заведующий отделом гидрогеологии. С октября 1964 года работал на должности доцента кафедры геологии и гидрогеологии всесоюзного заочного политехнического института.

5 июля 1968 года решением ВАК утвержден в ученом звании доцента по кафедре «геология и гидрогеология» 14 августа 1968годавыдан аттестат доцента МДЦ №044048. В ноябре 1979 года вышел на пенсию.

«Геологи»

М. Максимов

Всего нас, воспитанников МГРИ, вступивших в Краснопресненский батальон по защите Москвы, было 148 человек, в том числе 30 девушек. Они составляли по счету восьмой и самый многочисленный отряд студентов и преподавателей института, добровольно взявшихся за оружие и ушедших на священную войну за честь, свободу и независимость Отчизны.

О вероломном нападении фашистской Германии на нашу страну и о начавшейся войне я узнал лишь через два дня, находясь на производственной практике в отдаленном районе Центрального Казахстана. Радио у нас не было, газеты поступали раз в неделю и реже. По занимаемой должности — начальник золоторазведочного отряда — меня заочно забронировали от мобилизации и приказали «сидеть и не рыпаться». Однако в конце сентября 1941 года, когда кончался срок практики, меня все же отпустили в Москву.

К 1 октября 1941 года разными способами и путями в Московский геологоразведочный институт имени С. Орджоникидзе с полевой и преддипломной практик вернулось около 300 студентов. Небольшая часть из них затем эвакуировалась с институтом в Семипалатинск, некоторые девушки уехали к родным. Большинство же осталось в Москве, включившись в активную оборонную и производственную работу. На теперешних окраинах Москвы, например в Крылатском, строились оборонительные сооружения. В таких работах участвовали две строительные роты, составленные из студентов, вернувшихся из Крыма с учебной практики, преподавателей и сотрудников МГРИ — всего около 200 человек.

Ротами командовали студентки А. Пущеровская и Н. Житкова. В 1942 году Указом Президиума ВС СССР обе они были награждены медалями «За трудовую доблесть», а роты удостоены Красных Знамен ЦК ВЛКСМ.

14 октября 1941 года, как известно, началось формирование коммунистических батальонов для защиты Москвы. Утром в тот день на общем собрании студентов и сотрудников МГРИ в 20-й аудитории было принято единодушное решение: всем способным воевать записаться в Краснопресненский батальон (комсомольская организация института еще 25 июня на своем собрании объявила себя мобилизованной). Запись производили секретарь партбюро И.Я. Пантелеев и секретарь комитета ВЛКСМ В.М. Григорьев. Оба они потратили немало сил, чтобы отговорить от записи в батальон явных «белобилетников» и некоторую часть девушек.

Утром 16 октября 1941 года 148 студентов-геологов, аспирантов и преподавателей, или по численности полная рота, с песней «Вставай, страна огромная, вставай на смертный бой!» двинулась по улице Герцена в школу №89 к месту формирования батальона. Так начался боевой путь 6-й роты геологов 3-го полка Московских рабочих 3-й Московской коммунистической стрелковой дивизии. Рота почти нацело состояла из коммунистов и комсомольцев.

>Кто же они, эти добровольцы-геологи «16-го октября»? Основной костяк составляли студенты-дипломники, готовившиеся после производственной практики к защите дипломных проектов. Большой группе из них, кому было разрешено досрочно защитить проекты, пришлось делать это в солдатской форме — В. Григорьеву, Л. Болгову, Л. Баёву, Г. Черемных, С. Тищенко и др. Меньшая часть роты приходилась на долю студентов первого и всего несколько человек второго и третьего курсов (многие из средних курсов уже ушли к тому времени на фронт). Вместе со студентами в батальон пришли несколько преподавателей — Е.В. Шанцер, П.В. Калинин, Ф.В. Котлов, А.А. Трофимов. Несмотря на перевод большей части состава добровольцев МГРИ в другие подразделения, с первого дня и до конца наша рота сохранила устойчивое название в дивизии — «6-я рота геологов».

Из первого ее состава отпочковались разведчики и автоматчики Л. Болгов, Л. Баев, М. Максимов, В. Григорьев и др., пулеметчики В. Лаптева, Н. Житкова, истребители танков и партизаны Е. Шанцер, Н. Чуднов, С. Семенова, Е. Михалина и др., артиллеристы Н. Шармин, Г. Есипов, С. Ясинский и др., двое были взяты в инженерную службу — Ф. Котлов, А. Трофимов. П.В. Калинин, командовавший стрелковым отделением в роте, был откомандирован (как кандидат наук) из дивизии на преподавательскую работу в институт (вместе с А. Трофимовым и с получившим ранение при отражении танковой атаки Е. Шанцером). Вернувшийся в родные стены Калинин принял на себя главную заботу, но осуществлению живой связи между институтом и фронтовиками.

Вскоре после формирования мы принимали в Тимирязевской сельскохозяйственной академии военную присягу, а затем вышли на назначенный нам рубеж — на самый северо-запад Московской зоны обороны, который проходил по берегу канала имени Москвы.

Дзот, в котором находился мой «Максим» (я тогда был первым номером пулеметного расчета), был сооружен у самого полотна Савеловской железной дороги против моста через канал. Другой дзот пулеметного взвода 6-й роты находился против автомобильного моста Дмитровского шоссе через канал. Стрелковые взводы 6-й роты располагались между этими мостами и по их сторонам, контролируя участок крепко замерзшего канала и проверяя грузы автомашин и документы лиц, пересекавших канал.

Советские передовые соединения не пустили фашистов дальше Красной Поляны по Дмитровскому направлению, а находится эта Красная Поляна всего в 10 км. от моста, близ которого был мой дзот.

Находясь во второй линии обороны и будучи до этого «рядовыми — необученными», в октябре-декабре бойцы всех подразделений дивизии усиленно осваивали военное дело. Нам, геологам, это давалось легко, так как на первых двух курсах мы проходили военное дело (по 150-часовой программе) с практическими занятиями — строевой подготовкой, стрельбой, которые проводились в Крыму параллельно с практикой по геологическому картированию. Кроме того, после первого курса у нас была практика по геодезии, т.е. и по картированию, и по топографии. Изучали мы и геоморфологию, включавшую, в частности, законы развития микрорельефа местности. А те из студентов, которые находились в Москве, к середине октября успели пройти часть курса подготовки по программе всеобуча. В те дни «Правда» публиковала сообщения о делах бойцов коммунистических батальонов. В статье «В добровольческих отрядах москвичей» сообщалось: «В одно из подразделений влилась группа студентов. Они отличались своей выправкой, хорошо усваивают военные знания». Это касалось и нас, бывших студентов-геологов, что, конечно, поднимало наш боевой дух.

В открытке от 25 января 1942 года я писал матери: «Наконец у меня появились кое-какие перемены. Во-первых, я перешел в роту автоматчиков. Получил автомат самой новейшей конструкции, скоро получу лыжи... В роту собраны лучшие стрелки и лыжники полка. Наших студентов здесь человек двадцать. Кроме того, ходят слухи, что скоро будем двигаться поближе к фронту. В связи с этим настроение у всех приподнятое. Сейчас изучаем материальную часть и боевые свойства автомата».

При переброске на Северо-Западный фронт наш 3-й полк из-за бомбежек несколько отстал от двух других и поэтому по прибытии должен был после длительного перехода вступить с ходу в бой. У меня сохранилась вырезка из «Комсомольской правды» от 17 ноября 1942 года с заметкой «Речь Аллы Агеевой» (на 1-м антифашистском конгрессе молодежи). Она говорила: «Товарищи! Я командовала взводом студентов-автоматчиков и должна сказать, что самый суровый экзамен советский студент выдержал с честью. Взвод состоял из студентов Московского геологоразведочного института. Когда наша часть впервые отправилась на передовые позиции, студенты совершили двухдневный марш и вскоре получили задание проникнуть в тыл противника и перехватить две дороги. По ним должны были отступать выбитые из населенного пункта немцы. Первое свое задание студенты выполнили отлично. Немецкий гарнизон не смог уйти. Он весь был уничтожен». Благодаря этой заметке о боевом подвиге геологов-автоматчиков узнала вся страна.

После переформирования и перевода части наших добровольцев в другие подразделения в 6-й роте осталось лишь 47 геологов. Она пополнилась рабочими предприятий Красной Пресни, студентами ГИТИСа, Юридического института, МГУ. Однако никто из новых товарищей не обижался, если по традиции и для краткости их именовали геологами.

Сунцов Николай Николаевич (1923–2011г.). Троюродный брат. В 1930 году Сунцов Николай Николаевич вместе с родителями и младшим братом Владимиром переехал в Москву, где они проживали в квартире сестры Ливановой (Сунцовой) Ольги на Кропоткинской набережной, д. 1.

21 июня 1941года с отличием окончил общеобразовательную школу (золотые медали в то время не вручали) и получил право поступить без вступительных экзаменов в высшее учебное заведение. В Ленинграде окончил ВВМИУ им. Ф.Э. Дзержинского по специальности «Паросиловые установки» (1946). 1946–1948 гг. — командир электромеханической боевой части (БЧ-5) прорывателя минных заграждений «Вологда» Балтийского флота.

В 1951 году окончил Военно-Морскую Академию Кораблестроения и Вооружения им А.Н. Крылова (ВМАКиВ). по специальности «Специальные двигатели»; кандидат технических наук (1952), доктор технических наук (1963), доцент (1958), профессор (1964), Заслуженный деятель науки и техники РСФСР (1974).

1951–1960 гг. — преподаватель, старший преподаватель кафедры термодинамики и газодинамики, затем кафедры реактивных двигателей Военно-морской академии. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 января 1960 года Военно-морская академия им. К.Е. Ворошилова и Военно-морская академия кораблестроения и вооружения им. А.Н. Крылова были объединены в одну — Военно-морскую академию. 1960–1976 гг. — начальник отдела, зам. начальника НИИ.

В 1961 году благодаря реформам Хрущёва по сокращению личного состава ВМФ и уничтожению кораблей ВМФ был поставлен вопрос об уничтожении НИИ-16 ВМФ, то есть о преобразовании его из самостоятельного Института в Управление при каком-нибудь Институте. Так был создан Морской Филиал ЦНИИ-12 МО, где начальником отдела работал Н.Н.Сунцов.

Центральный физико-технический институт МО РФ (ЦФТИ, бывший 12 ЦНИИ МО, ЦНИИ-12 МО РФ), в/ч 51105, Сергиев-Посад-7, Московской обл. (пос. «Ферма»). Институт создан в июне 1950 года. Подведомственен: 12-ое ГУ МО (в/ч 31600) Филиал (морской) 16 НИИ МО — Санкт-Петербург в/ч 70170.

1976–1978 гг. — начальник кафедры «Специальное вооружение ВМФ» ВМА. С приходом на должность начальника кафедры появились новые вопросы в развитии оружейного направления. Им была разработана проблема обоснования тактико-технических и технико-экономических требований, предъявляемых к ядерным боеприпасам различного назначения. В 1978 году был уволен в запас. С 1978 года — профессор кафедры термодинамики Петербургского морского технического университета, главный научный сотрудник Научно-исследовательской части университета. Ведущий ученый по обоснованию тактико-технических характеристик оружия. Неоднократно работал в составе государственных комиссий по приему на вооружение новых изделий. Автор более 140 научных публикаций. Заслуженный деятель науки и техники РСФСР. Доктор технических наук, профессор. Капитан 1-го ранга, инженер. Участник ВОВ. Награжден орденами Трудового Красного Знамени, Красной звезды, «Знак Почета», медалями.

Сунцов Алексей Васильевич (1926–1993). Сводный брат. Родился 12 февраля 1926 года в Москве. Окончил МГИМО. Участник ВОВ. Служил солдатом. Имел ранение. Награжден Орденом Славы. Длительное время служил в органах государственной безопасности. За проведение ряда успешных контрразведывательных операций по пресечению деятельности иностранных разведок дважды был награжден Орденом Красной Звезды. Полковник КГБ СССР. Почетный чекист.

Климанский Алексей Евстафьевич родился в 1920 году в дер. Александровка, Халиловского р-на, Оренбургской обл. Дядя по линии матери. После обучения в аэроклубе, в 1941 году окончил Борисоглебское авиационное училище им. В.Чкалова. После ВОВ военно-воздушную академию им Жуковского в г.Москве. Участник ВОВ. Летчик-истребитель. Принимал участие в штурме Берлина. До выхода на пенсию служил в Генеральном Штабе МО СССР. Награжден Орденом Великой Отечественной войны, Орденом Красной Звезды, орденами и медалями СССР и иностранных государств.

Климанский Евстафий Гаврилович (1898–1982). Дед по линии матери. Родился в с. Великие Березняки, Тарощанского уезда, Киевской губернии.

Участник Первой мировой войны, Гражданской войны (красноармейские отряды (ЧООН). До войны работал на Фабрике «Парижская коммуна». В 1941 году, через неделю после начала Великой Отечественной войны добровольно вступил в народное ополчение.

9-я дивизия народного ополчения Кировского района формировалась в клубе Кондитерской фабрики «Рот Фронт». Добровольцев сюда выделили Фабрика «Парижская коммуна», Мосэнерго и др.

В сентябре 1941 года после кратковременной боевой подготовки и строительства оборонительных сооружений под Малоярославцем дивизия заняла рубежи северо-восточнее города Ельни.

В июле 1941 года дивизия была направлена из Москвы на лагерный сбор в окрестности села Архангельского на Калужской дороге, в 35 км от Москвы. Для многих пожилых людей этот переход оказался слишком трудным, в результате часть ополченцев была отчислена по состоянию здоровья и возвращена домой. После двух недель пребывания на сборе последовал марш в Малоярославец, а оттуда на Верею и Можайск. Дивизия 30-го июля 1941 года была включена в состав 33-й армии. В сентябре 1941 года после кратковременной боевой подготовки и строительства оборонительных сооружений под Малоярославцем дивизия заняла рубежи северо-восточнее Ельни. 26 сентября 1941 года воинская часть кировцев была преобразована в 139-ю стрелковую дивизию и включена в состав 24-й армии.

Как погибла 9-я дивизия народного ополчения

139-й дивизии (бывшей 9-ой дивизия народного ополчения) пришлось понести большие потери еще до начала немецкой наступательной операции «Тайфун». 30-го сентября 1941 года воины дивизии получили приказ и в составе трех полков прибыли на передовую в район южнее Ельни на рубеж междуречья Стряна — Десна. 1302-й полк своевременно ночью сменил 303-ю стрелковую дивизию и занял ее окопы, но 1300-й полк опоздал. При попытке в дневное время выйти на боевую позицию по открытой местности он был встречен бешеным огнем со стороны противника и, понеся огромные потери, в беспорядке отошел в лес. Пришлось следующей ночью вместо него занять позицию 1304-му полку, предназначавшемуся для резерва, в состав которого были включены и оставшиеся в живых воины 1300-го полка.

2-го октября 1941 года под давлением немцев полки 139-й дивизии отошли из междуречья Стряна — Десна на левый берег Десны. На следующий день немцы прорвали оборону соседа слева 222-й дивизии 43-й армии и стали выходить в тыл 139-й дивизии. Дивизия начала свой отход на северо-восток в сторону штаба 24-й армии, к Волочку. В Кувшинове в дивизию влилась группа отходивших из Уварова бойцов 8-й Краснопресненской дивизии народного ополчения. После выхода в Волочек вся эта группа участвовала вместе со штабом 24-й армии и другим отошедшими туда бойцами в отражении атаки 78-й немецкой дивизии на Волочек. Из Волочка, собравшиеся бойцы, начали вместе с командующим 24-й армии Ракутиным отступление по направлению на Семлево. Всего в этой группе собрались бойцы 8-й, 139-й, 106-й, 303-й, 222-й стрелковых дивизий, 6-й дивизии народного ополчения, 144-й танковой бригады, а также штаба и тылов 24-й армии. 78-я немецкая пехотная дивизия преследовала отступавших и в Новоселках отрезала им путь. В бою в урочище Гаврюково погиб командующий 24-й армии генерал Ракутин. Прорвавшиеся от Новоселок подошли к Семлево. Отступающая группа, после боя в районе Семлево, оказалась окруженная немцами в болотистых местах. Откуда выбраться к своим в виде крупных соединений не представлялось возможным. Немцы 7-го октября 1941 года замкнули кольцо окружения в Вязьме, выстроив к востоку от кольца танковую стену.

Силам немецкой группы армий «Центр» удалось прорвать оборону советских войск и окружить западнее Вязьмы четыре армии в составе: 37дивизий, 9 танковых бригад, 31 артиллерийский полк РГК. Безвозвратные потери Красной Армии превысили 380 тысяч человек; в плен попало свыше 600 тыс. человек. Дорога на Москву была открыта. Советское командование приняло экстренные меры по укреплению Можайской линии обороны и восстановлению нарушенного фронта, бросив против немецких танковых дивизий плохо вооружённых ополченцев и курсантов военных училищ.

Войска Вермахта прорвали фронт обороны Красной армии на всю оперативную глубину и, уничтожив часть войск Западного и Резервного фронтов, подошли к Можайской линии обороны Москвы, создав условия для дальнейшего наступления на Москву.

По немецким данным, потери только пленными в двух «котлах» под Брянском и Ельней составили более 600 тысяч человек. В плен попали около 688 тысяч советских бойцов и командиров, из окружения удалось вырваться лишь примерно 85 тысячам человек.

Выходили из окружения группами по два человека или в одиночку. Начальнику штаба 139-й дивизии Нехаеву удалось вывести через леса более 500 воинов. В другой группе, которая упоминается в документах, вышли из окружения около 200 бойцов. Многие пробирались мелкими группами и в одиночку.

В 20-х числах октября 1941 года, Евстафий Гаврилович, участвуя в локальных боях, переплыв 13 холодных речек, с контужеными ногами чудом вырвался из окружения с оставшимися в живых ополченцами и вернулся домой с автоматом ППШ в руках.

28 ноября 1941 года вместе с семьей (жена, две дочери) в составе эшелона персонала и оборудования Московской обувной фабрики Парижская коммуна был эвакуирован в Свердловск. До весны проживал с семьей в родовом селе под Оренбургом.

В марте 1942 года был повторно мобилизован, служил старшиной артиллерийского дивизиона Высших артиллерийских курсах ПВО страны в Оренбург, готовивших офицеров-артиллеристов для фронта.


Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7-499-965-69-37, 89197736146, Факс: (495) 641-04-57
Электронная почта:   rosvesty@yandex.ru  
All rights reserved. «Российские Вести» 2002-2017 ©