15 - 21 марта 2014   № 7 (2136) Издается с 1990 г.
На Западном фронте без перемен. Только Россия уже другая
О политико-пропагандистском противостоянии с США и ЕС в ОБСЕ и украинском кризисе
В последние недели в качестве реакции на поддержку, которую Россия оказала соотечественникам на Украине и в Крыму, со стороны США и ЕС усилился поток обвинений России в нарушении различного рода международных обязательств, в том числе Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (Хельсинки, 1975 год).

Подобная тактика внешнего и внутреннего политико-пропагандистского давления на власти СССР, а затем России не нова и ведёт свою историю со второй половины XX века. Участники международных договорённостей имели обыкновение обвинять друг друга в их нарушении и раньше, в течение многих веков. Цель этих обвинений, однако, до середины XX века, за исключением периода гитлеровской внешнеполитической пропаганды, заключалась в том, чтобы действительно констатировать нарушение противоположной стороной той или иной договорённости, соглашения, договора и либо вернуть её на путь их соблюдения, либо аргументировать свой выход из них. Геббельс подходил к этому вопросу иначе: для нацистов принцип взаимности не существовал и возможные указания на неподтверждённость обвинений фактами или встречные обвинения их не волновали. Во второй половине XX века значение пропаганды в области внешней политики усилилось. Советский Союз более или менее успешно парировал пропагандистские атаки Запада, сам пытался информационно воздействовать на правительства западных стран с использованием общественного мнения как в Европе и США, так и в так называемом «третьем мире», пропагандистское противостояние нарастало, но, не побоюсь утверждать, оно имело определённые границы. Размываться эти границы начали в последней четверти XX века. СССР начал сдавать и в смысле способности руководства формировать и направлять общественные настроения внутри страны, и на уровне информационного обеспечения своих позиций в мире. Противоположная сторона, между тем, свои усилия на этом поприще удвоила. Но главное, она начала переводить их на другой качественный уровень. В смысле техники пропаганды, более высокий, морально – более низкий. Здесь точкой отсчёта можно назвать пропагандистский шабаш вокруг американской провокации с южнокорейским «Боингом» и провозглашение Советского Союза «империей зла». С этого момента внешнеполитическая пропаганда США стала всё более активно обращаться к геббельсовским приёмам.

Вернёмся, однако, к обвинениям, с которых мы начали, и для предметности разговора возьмём конкретный документ: сердцевину Хельсинкского Заключительного акта - «Декларацию принципов, которыми государства-участники будут руководствоваться во взаимных отношениях».

У Хельсинкского «декалога» (так эту часть Заключительного акта называют на профессиональном жаргоне) прекрасная преамбула. В ней есть даже такие слова, как «приверженность справедливости», «чаяния народов» и «ответственность государств», много говорится о роли ООН и значении её Устава, об «общей воле» действовать в применении этих принципов в реальных международных отношениях. Подписавшие этот документ государства провозгласили свою решимость уважать и применять согласованные принципы в отношениях каждого из них со всеми другими государствами-участниками «независимо от их политических, экономических и социальных систем, а также их размера, географического положения и уровня экономического развития». Понятно, думаю, что изначальным автором этой формулировки были не США и не западные европейцы. Возникает, однако, вопрос, на какие наши ресурсы для обеспечения этого принципа рассчитывали советские дипломаты, задействованные в подготовке Хельсинкского акта, а главное - руководители СССР? Или всерьёз рассчитывали на добрую волю западных «партнёров»?

Вот встречная формулировка одного из принципов, который явно был инициирован Западом (принцип VII): «Государства-участники будут уважать права человека и основные свободы, включая свободу мысли, совести, религии и убеждений, для всех, без различия расы, пола, языка и религии». Тогда, в конце 1970-х - начале 1980-х нам, молодым внешнеполитическим работникам, внушали, что острие этого пункта направлено на поддержку диссидентов в СССР и возвращение в идеологическую сферу нашей жизни религии. Опасно, мол, но не очень. А вышло всё совсем иначе: с помощью этой установки уже и православную веру у нас в стране давно рушат, и другие традиционные ценности подрывают, и содомитскую мерзость насаждают. И инструменты для этого были заранее заготовлены весьма эффективные.

Надо сказать, что сам по себе открывающий «декалог» принцип «суверенного равенства, уважения прав, присущих суверенитету, и своеобразия друг друга» замечателен. Наши переговорщики с полным основанием поставили его на первое место. Именно его США и их союзники по НАТО за последние три десятилетия неоднократно нарушали, причём нарушали грубо и нагло, так, как будто и Хельсинкского акта не существует, и некому было им на их нарушения указать. Нет сегодня в Европе и тем более в остальном мире права государств «свободно выбирать и развивать свои политические, социальные, экономические и культурные системы», равно как отсутствует и право государств «устанавливать свои законы и административные правила». Разве что Китай обладает сегодня таким правом, да Россия вот начинает «подтягиваться». Даже про США такого не скажешь, потому что вряд ли те законы и административные правила, которые стали результатом 11 сентября 2001 года, устраивают большинство американцев.

Как показывает пример Украины, в сегодняшней Европе попрано и констатированное в I-м принципе право государств, то есть законно избранных органов их власти (в случае с Украиной таким правом должен был бы обладать президент В.Янукович), «определять и осуществлять по своему усмотрению их отношения с другими государствами», а также «принадлежать или не принадлежать к международным организациям, быть или не быть участником двусторонних или многосторонних договоров». Не захотело украинское руководство стать участником невыгодного их стране соглашения об ассоциации с ЕС, и Запад его смёл.

В II-м принципе государства-участники взяли на себя обязательство «воздерживаться в международных отношениях от применения силы или угрозы силой как против территориальной целостности или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом, несовместимым с целями Объединенных Наций и с настоящей Декларацией». Они даже констатировали, что «никакие соображения не могут использоваться для того, чтобы обосновывать обращение к угрозе силой или к ее применению в нарушение этого принципа». Поскольку данный принцип носит всеобщий характер, перечень примеров нарушения его Соединенными Штатами Америки и их союзниками по НАТО в последние десятилетия во всём мире занял бы слишком много времени. Да он и излишен: об этих примерах, вернее о вызванных действиями западных стран трагедиях народов, хорошо известно всем.

Время от времени в СМИ сообщалось и о негативной словесной реакции России на эти действия. Она никого не волновала, эти действия продолжались и, наконец, вылились в агрессию Запада против России на Украине. Хочу подчеркнуть дважды жирной чертой: главными противостоящими сторонами в разворачивающемся кризисе являются Запад и Россия, а вовсе не Украина и Россия. Это надо хорошо понимать всем и в России, и на Украине. Поэтому применение нами в отношении США и стран ЕС термина «партнёры» сегодня не просто неуместно, а вредно, оно вводит в заблуждение и российское, и украинское, и западное общественное мнение.

Так вот, на Украине, то есть уже на самой нашей южной границе, мы на время остановили агрессию Запада не словами, а реальным действием. Уверен, что действовать надо было раньше, а не продолжать заседать с нарушителями Хельсинкского заключительного акта в штаб-квартире ОБСЕ в Вене, обсуждать с ними возможность заключения новых договорённостей в сфере доверия и безопасности, соглашаться на направление миссий ОБСЕ, а фактически Запада, в страны и конфликтные зоны на пространстве бывшего СССР. Хорошо известно, какую роль миссии ОБСЕ сыграли в бывшей Югославии, где действовавшие под видом сотрудников ОБСЕ представители западных спецслужб составляли списки целей для натовских бомбардировок, а также в организации «оранжевых революций» у наших границ. И вот мы узнаём о планах направления подобной миссии в составе нескольких сот человек на Украину! Кто туда поедет? Представители тех стран, которые взяли на себя в Хельсинки обязательство «воздерживаться от оказания прямой или косвенной помощи террористической деятельности или подрывной или другой деятельности, направленной на насильственное свержение режима другого государства-участника» и многократно нарушали его до случая с Украиной, причём и в отношении нашей страны (Чечня), а в украинском кризисе нарушили тем более вопиющим образом! Для чего они туда поедут? Продолжать оказание поддержки подрывной и террористической деятельности и одновременно содействовать подавлению выступлений граждан Украины за своё право жить в мирной стране, без диктата бандеровцев, и пользоваться правами, зафиксированными в том же Хельсинкском заключительном акте. Причём делать это они будут в том числе и под российским флагом, так как Россия является членом ОБСЕ и, как планируется, направление такой миссии должна одобрить. Будем, однако, надеяться, что не одобрит.

Мне скажут: но надо же говорить с партнёрами! Отвечу: говорить надо, но не в ОБСЕ. Лучше – в ООН. Там у нас реальный вес, он подкреплён правом вето, а не растворён, как в ОБСЕ, в численности якобы суверенных членов этой организации, на деле работающих по указке США и ЕС.

В VI-м принципе Декларации государства-участники взяли на себя обязательство «воздерживаться от любого вмешательства, прямого или косвенного, индивидуального или коллективного во внутренние или внешние дела, входящие во внутреннюю компетенцию другого государства-участника». Читаешь подобное и диву даешься: то ли мир кардинально изменился с 1970-х, то ли советские переговорщики и руководители не понимали, в каком мире они живут. Если считать, что мир изменился, то надо признать следующее: до 1975 года он был одним, потом вдруг стал таким, в котором можно было надеяться на отказ Запада от вмешательства во внутренние дела других государств, а потом вдруг опять стал конфликтным. А в этом конфликтном мире вмешательство продолжилось как со стороны Запада, так и, соответственно, со стороны СССР.

И вот сегодня, когда после целого ряда имевших место с 1975 года случаев вооруженного вмешательства Запада в дела других государств, бесчисленных актов военного, политического, экономического или другого принуждения, направленного, как это значится в «декалоге», на то, чтобы «подчинить своим собственным интересам осуществление другим государством-участником прав, присущих его суверенитету, и таким образом обеспечить себе преимущества любого рода», Россия заняла в украинском кризисе жёсткую позицию, именно ей адресуются все подобного рода обвинения. Этого, надо сказать, следовало ожидать, потому что своим продолжающимся участием в ОБСЕ мы как бы покрываем нарушения принципов Хельсинкского заключительного акта Западом. А по-хорошему, надо было бы составить полный список этих нарушений и на их основе заявить, что Запад своими действиями перечеркнул Хельсинкский заключительный акт и, соответственно, смысл существования ОБСЕ, как организации основанной на этом документе, исчерпан.

В том же VII-м принципе, о котором мы уже говорили, государства-участники взяли на себя обязательство «уважать право лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, на равенство перед законом, предоставлять им полную возможность фактического пользования правами человека и основными свободами и защищать их законные интересы в этой области». Особенно наглым образом это обязательство было попрано в Латвии и Эстонии, нарушают его также власти Литвы и Казахстана, некоторых других стран на пространстве бывшего СССР. Одним из аргументов, которые наши прибалтийские и другие «партнёры» (так их до сих пор называет руководство нашего МИД, давая тем самым русофобам повод считать российские власти своими партнёрами в притеснении русских) используют для обоснования своей позиции, служит то, что «перед национальным законодательством все равны». В "Декларации принципов", однако, чёрным по белому прописано: «При осуществлении своих суверенных прав, включая право устанавливать свои законы и административные правила, страны-участники будут сообразовываться со своими юридическими обязательствами по международному праву; они будут, кроме того, учитывать должным образом и выполнять положения Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе». Этого-то как раз прибалты и другие «друзья России» на пространстве бывшего СССР, присоединившиеся после обретения независимости к ОБСЕ и, соответственно, к Хельсинкскому заключительному акту, «забыли сделать», формируя своё законодательство. Тема эта, впрочем, известна, по ней немало написано за последние двадцать лет, в том числе и автором настоящей статьи.

В 1991 году, признав бывшие Латвийскую ССР, Литовскую ССР и Эстонскую ССР в качестве независимых государств ещё до того, как СССР прекратил своё существование, и даже до того, как отделение этих республик констатировал не имевший на это прав по конституции Государственный совет СССР, западные государства растоптали также III-й и IV-й принципы Декларации. Эти принципы гласят, что государства-участники «рассматривают как нерушимые все границы друг друга, так и границы всех государств в Европе, и поэтому они будут воздерживаться сейчас и в будущем от любых посягательств на эти границы» и что они «будут уважать территориальную целостность» друг друга. Примечательно, что для некоторых государств точкой «вседозволенности» стали события 19-23 августа 1991 года. Наиболее характерным примером здесь могут служить власти ФРГ, рассчитывавшие на поддержку СССР в вопросе об объединении Германии и получившие её. Сегодня они «забыли» об этом, но мы-то помним. Помним и о том, что в СССР, по крайней мере, на посту оставался легитимный, хотя и работавший против интересов своей страны президент, а вот президент Янукович был свергнут, а власть в Киеве в феврале 2014 года была узурпирована безответственными политиками, стоящими за ними местными олигархами и поощряемыми ими террористами-бандеровцами. Другими словами, в марте 2014 года наша страна имеет все основания считать себя свободной от обязательств по этим пунктам и любые обвинения на этот счёт надо возвращать по исходному адресу.

Для лучшего понимания ситуации вокруг этих обязательств по Хельсинкскому акту следует также иметь в виду события 1991 – 2008 годов в бывшей Югославии и вокруг неё.

Необходимо упомянуть и позицию РСФСР, чьи власти в лице Б.Н.Ельцина встали в вопросе о развале бывшего СССР на сторону Запада. Впрочем, с международно-правовой точки зрения, в отличие от точки зрения политической, это не имеет никакого значения, так как действия Б.Н.Ельцина противоречили конституции СССР и такого субъекта международного права, как РСФСР, не существовало.

Несколько сложнее обстоит дело с VIII-м принципом. В нём государства-участники согласились «уважать равноправие и право народов распоряжаться своей судьбой». Сослались они при этом на цели и принципы Устава ООН и «соответствующие нормы международного права, включая те, которые относятся к территориальной целостности государств». Понятно, что не в интересах СССР было в то время настаивать на прямом упоминании права наций на самоопределение как равнозначного принципу уважения территориальной целостности государств. Я писал об этой сложной диалектике в нескольких статьях периода 2006 – 2008 годов, посвященных проблеме Приднестровья и других самоопределившихся государств на пространстве бывшего СССР. Желающие углубиться в детали могут это посмотреть, но главный мой вывод, особенно актуальный сегодня, я повторю здесь: России не надо бояться ставить вопрос об уважении права наций на самоопределение. Кто-то скажет, что такая позиция может ударить по нам самим как многонациональному государству. Конечно, Запад будет использовать в борьбе против России этот фактор, как использовал его и раньше. Перед лицом такой подрывной политики задача правительства России и властей в субъектах федерации заключается в том, чтобы обеспечить действительно справедливое, демократическое в лучшем смысле этого слова представительство этносов, проживающих во всей нашей стране и в её отдельных регионах, во власти. Одновременно надо обеспечить им такие условия жизни, чтобы мыслей об отделении не возникало. Само собой разумеется, что при этом любые проявления сепаратизма следует подавлять жесточайшим образом.

Как бы то ни было, отдельный абзац о самоопределении был включён в «декалог», и сегодня действия России, сами по себе справедливые и правомочные и, в принципе, не нуждающиеся в дополнительных обоснованиях помимо воли народов России и Крыма, опираются кроме всего прочего на следующее положение «Декларации принципов»: «Исходя из принципа равноправия и права народов распоряжаться своей судьбой, все народы всегда имеют право в условиях полной свободы определять, когда и как они желают, свой внутренний и внешний политический статус без вмешательства извне и осуществлять по своему усмотрению свое политическое, экономическое, социальное и культурное развитие».

В пользу России сегодня работает и V-й принцип Декларации, в котором наиболее важными в спровоцированной украинским кризисом ситуации являются следующие положения:

- «Государства-участники будут разрешать споры между ними мирными средствами таким образом, чтобы не подвергать угрозе международный мир и безопасность и справедливость. Они будут добросовестно и в духе сотрудничества прилагать усилия к тому, чтобы в короткий срок прийти к справедливому решению, основанному на международном праве»;

- «Государства-участники, являющиеся сторонами в споре между ними, как и другие государства-участники, будут воздерживаться от любых действий, которые могут ухудшить положение (при попытке разрешения споров – прим. автора) в такой степени, что будет поставлено под угрозу поддержание международного мира и безопасности, и тем самым сделать мирное урегулирование спора более трудным».

Понятно, что США и их союзники об этих обязательствах, особенно о втором, вспоминать сегодня не захотят, но для подтверждения нашей правоты это далеко не лишний дополнительный аргумент.

В части, касающейся позиции и актуальных действий России в украинском кризисе на настоящий момент, разбор хельсинкской Декларации можно было бы на этом завершить. Но мы помним, что началось всё с обоснованной тревоги руководства Украины в связи с очевидными негативными последствиями, которое несло бы с собой заключение соглашения об ассоциации с ЕС в том виде, в котором евросоюзовцы навязывали его Киеву осенью 2013 года. Поэтому добавлю несколько слов о IX-м принципе «декалога». Он гласит: «Государства-участники будут стремиться, развивая свое сотрудничество как равные, содействовать взаимопониманию и доверию, дружественным и добрососедским отношениям между собой, международному миру, безопасности и справедливости. Они будут, равным образом, стремиться, развивая свое сотрудничество, повышать благосостояние народов и способствовать претворению в жизнь их чаяний…». Именно так действовало руководство России, предлагая гражданам и руководству Украины реальные перспективы повышения благосостояния в контексте развития кооперационных связей с самой Россией и другими странами Таможенного союза. Мы честно, ориентируясь на укрепление доверия и взаимопонимания, обращали внимание на негативные последствия для наших двусторонних отношений поспешного шага в смысле ассоциации Украины с ЕС, выражали готовность обсуждать возможные решения в трёхстороннем порядке. С точностью до наоборот действовали США и ЕС, подрывая взаимопонимание и доверие с Россией и стремясь подорвать его также между Украиной и Россией, навредить добрососедским отношениям между нашими странами. При этом они прекрасно осознавали негативные последствия своих действий для международного мира, безопасности и, тем более, справедливости.

Подводя итог сказанному, первый вывод сформулирую так: принципы международных отношений, зафиксированные в Хельсинкском заключительном акте, были многократно попраны Западом и во времена СССР, и, особенно после того, как его не стало. Россия в инициативном порядке эти принципы никогда не нарушала, и если её реакция на имевшие место нарушения со стороны США и ЕС выходила за рамки предусмотрено в «декалоге», то это не её вина.

Вывод второй и, в сегодняшней конкретной ситуации, главный. Благосостояние народов Украины, а мы видим, в каком положении они сейчас оказались, интересы безопасности и стабильности в Восточной Европе и мире в целом были принесены Западом в жертву желанию реализовать на этой территории свои военно-политические амбиции, выжать Украину экономически и продолжить за счёт этого политику разрушения России. За это Западу придётся, использую здесь выражение президента США Б.Обамы, заплатить. Причем заплатить по большому счету: не деньгами, свободой передвижения своих чиновников или их счетами за рубежом, а окончательным расставанием с планами однополярного глобалистско-тоталитарного мироустройства.Это и будет наш основной ответ на санкции.



Автор - Михаил Демурин, публицист, чрезвычайный и полномочный посланник II класса

Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7-499-965-69-37, 89197736146, Факс: (495) 641-04-57
Электронная почта:   rosvesty@yandex.ru  
All rights reserved. «Российские Вести» 2002-2016 ©