10 - 16 мая 2013   № (12) 2119 Издается с 1990 г.
Александр Н. Дугин: антисталинская подлость
В последние годы интерес к И.В.Сталину как политику и человеку вспыхнул с новой силой.
Одна из первых публикаций о «сталинских репрессиях», вышедших на Западе – книга бывшего сотрудника газеты «Известия» И.Л.Солоневича, сидевшего в лагерях и бежавшего в 1934 году за границу.

Солоневич писал: «Я не думаю, чтобы общее число всех заключенных в этих лагерях было меньше пяти миллионов человек. Вероятно,- несколько больше. Но, конечно, ни о какой точности подсчета не может быть и речи». (подчеркнуто мною – А.Д.).

Изобилует цифрами книга эмигрировавших из Советского Союза видных деятелей партии меньшевиков Д. Далина и Б. Николаевского, которые утверждали, что в 1930 году общее число заключенных составляло 622 257 человек, в 1931 году – около 2 миллионов, в 1933 - 1935 гг. – около 5 миллионов, а в 1942 году в местах лишения свободы, по их мнению, находилось от 8 до 16 миллионов человек.

Аналогичные многомиллионые цифры приводят и другие авторы: Р. Конквест, С.Свяневич, Т.Клифф, П.Джувиллер.

В перестроечные годы и в начале 90-х этот интерес подкреплялся мифами о фантастических масштабах репрессий в 20-е - 50-е годы прошлого века. Различные зарубежные и отечественные авторы буквально соревновались друг с другом в описании размеров «кровавых беззаконий, творимых Сталиным и его подручными». Назывались ужасающие цифры расстрелянных, высланных, раскулаченных – появлялись даже совершенно немыслимые данные о 100 миллионах (!!!???) репрессированных граждан СССР.

Большой резонанс в обществе вызвала публикация Р.А. Медведева в «Московских новостях» (ноябрь 1988 г.) о статистике жертв сталинизма. По его подсчетам, за период 1927–1953 гг. было репрессировано около 40 млн. человек, включая раскулаченных, депортированных, умерших от голода в 1933 г. В 1989–1991 гг. эта цифра была одной из наиболее популярных при пропаганде «преступлений» сталинизма и довольно прочно вошла в массовое сознание.

А.В.Антонов-Овсеенко считает, что с января 1935 по июнь 1941 года было репрессировано 19 миллионов 840 тысяч человек, из которых – 7 миллионов расстреляно. Заканчивая беглый и далеко не полный обзор литературы, необходимо назвать еще одного автора – О.А.Платонова, который убежден, что в результате репрессий 1918-1955 годов в местах заключения погибло 48 миллионов человек.

Свою лепту в фальсификацию вопроса о численности заключенных внес и Н.С. Хрущев, который написал в своих мемуарах: «… Когда Сталин умер, в лагерях находилось до 10 млн. человек…».

Если даже понимать термин «лагеря» широко, включая в него также колонии и тюрьмы, то и с учетом этого в начале 1953 г. насчитывалось около 2,6 млн. заключенных. В Государственном архиве Российской Федерации (ГА РФ) хранятся копии докладных записок руководства МВД СССР на имя Н.С. Хрущева с указанием точного числа заключенных, в том числе и на момент смерти И.В. Сталина. Следовательно, Н.С. Хрущев был прекрасно информирован о подлинной численности заключенных и преувеличил ее почти в четыре раза преднамеренно.

Позже выяснилось, что вся эта шумиха не имела ничего общего с реальными событиями нашей истории, связанной с именем Сталина. Профессиональные ученые-историки смогли показать и доказать несостоятельность измышлений о масштабах уголовно-правовых преследований в нашей стране в годы пребывания у власти Сталина.

Кстати говоря, в 30-х годах прошлого века американцы не стали делать трагедии из своего собственного, реального существовавшего, «ГУЛАГа». Наоборот, они представили его как своего рода благотворительность тогдашнего Президента Рузвельта. Массы ненужного населения направили на общественные работы. В общей сложности в 1933-1939 годы, не считая заключенных, в строительстве каналов, дорог и мостов единовременно были заняты 3,3 млн человек. Всего через чрево американского ГУЛАГа «общественных работ» прошло 8,5 млн человек. Возглавил эту американскую каторгу министр внутренних дел Г.Икес. Начиная с 1932 года, он водворил в лагеря для безработной молодежи около 2 млн американцев. Причем, из 30 долларов номинальной заработной платы обязательные вычеты составляли 25 долларов. Итого, 5 долларов в месяц за каторжную работу.

Если в СССР заключенные строили каналы, то и американские безработные «гулаговцы» в эти же годы выстроили ряд плотин ГЭС, в частности знаменитую плотину на Ниагаре.

Значительный вклад в раздувание антисталинской истерии внес бывший руководитель партийно-политического аппарата Советской Армии, бывший генерал армии Д.А. Волкогонов. Проиллюстрировать специфику его работы с архивными источниками нам помогут воспоминания ныне здравствующих сотрудников Российского государственного архива соцально-политичесой истории. Работая над свой очередной книгой «разоблачений», вспоминают эти архивисты, Волкогонов получил беспрецедентное право вывоза из архива десятков томов подлинных документов о жизни Ф.Э. Дзержинского.

Прошло время, и они получили для отзыва авторскую рукопись Волкогонова, которую решили сравнить с содержанием выданных ему документов. Выяснилось, что получив архивы, Волкогонов использовал в своей работе подлинные тексты лишь первых и последних строчек документов. Основную же, содержательную часть этих документов он переписывал заново, от своего имени. Но, своего имени и своего авторства, при этом, не называя.

Вот так и ковалась перестроечная фальсификация советского периода отечественной истории. Далеко не случайно, что подобный стиль работы Волкогонова был охарактеризован одним из авторитетных западных историков С. Коэном как графоманство человека с болезненным желанием переписать историю своей страны.

Уже упоминавшийся нами Р.А. Медведев, будучи в 80—х годах кандидатом педагогических наук, даже не стеснялся того факта, что он ни разу не был в архивах. И не только не стеснялся, а буквально бравировал этим обстоятельством. Казалось бы, прошла почти четверть после его первых публикаций о Сталине и Р.А. Медведев должен был бы помудреть!

Говоря языком автомобилистов, было время нажать на тормоза… Однако… Так и не стал Р.А. Медведев серьезным специалистом-историком. Открыв его недавно вышедшую книгу «Неизвестный Сталин», читаем все те же его прежние инсинуации о 1937 годе, когда «были арестованы и погибли несколько миллионов человек».

Хотя, справедливости ради, следует отметить, что не только Р.А. Медведев не может (а может быть, не хочет?) отказаться от своих прежних ошибочных оценок И.В. Сталина как политика и человека. Некоторые публицисты например, писатель Эдвард Радзинский, не стесняются и сегодня озвучивать отжившие свой научный и политический век вчерашние сказки о Сталине.

«Труды» лжеисториков уровня Волкогонова, Медведева, Конквеста, многих других последователей сознательно-искреннего, добровольного искажения сталинского времени публиковались и публикуются огромными тиражами в печатных СМИ, в передачах радио и телевидения. Эти утверждения приобрели в массовом сознании уровень аксиоматических утверждений.

Приведем, в качестве примера, недавнее выступление молодого итальянского журналиста Джузеппе Д,Амато в газете «Московский комсомолец». В своей статье он пишет: «На протяжении всего коммунистического периода были расстреляны или умерли в ГУЛАГе 22 миллиона советских граждан, как утверждал историк Дмитрий Волкогонов, знакомый с секретными документами в советских архивах. Другие его коллеги называют примерно ту же цифру…». Этому журналисту даже не приходит в голову простая мысль о проверке достоверности подобных цифр. Почему? Вероятно, потому что стереотип о «кровавом маньяке Сталине» уже прочно сформирован и отказываться от него уже не хочется, а иногда и финансово не выгодно. Вспомните, какими тиражами выходят злобствующие и ничем не подтвержденные измышления о Сталине того же Радзинского. Кстати говоря, Радзинскому неплохо было бы вспомнить о его собственном участии в публикации многотомного сборника архивных документов «Лубянка. Сталин и НКВД…», где собраны материалы, прямо подтверждающие полную несостоятельность измышлений самого Радзинского о Сталине. Но, как говорится, черного кобеля не отмоешь до бела.

Хотелось бы напомнить, что значительную роль в переоценке политической роли Сталина сыграл политический доклад Н.С. Хрущева на ХХ съезде КПСС. С большим трудом и удивлением осознавались народами Советского Союза оценки Сталина, высказанные в этом докладе. Но гневное негодование самого Хрущева «культом личности Сталина» не позволяло усомниться в искренности докладчика.

До недавнего времени профессиональные историки не занимались изучением достоверности основных положений этого доклада. И вот несколько месяцев назад, впервые на русском языке, вышла в свет монография американского философа и историка Гровера Ферра, в котором автор анализирует доклад Хрущева на XX съезде КПСС в 1956 году и доказывает, что «…из всех утверждений «закрытого» доклада, напрямую «разоблачающих» Сталина и Берию, не оказалось ни одного правдивого.

Точнее так: среди всех тех из них, что поддаются проверке, лживыми оказались все до единого. Как выясняется, в своей речи Хрущев не сказал про Сталина и Берию ничего такого, что оказалось бы правдой».

По имеющейся информации работы отечественных специалистов по «истории сталинских репрессий», в которых развенчаны многочисленные мифы западных исследователей о Сталине, рассматривались даже в Центральном Разведывательном Управлении США. К их чести, сотрудники ЦРУ были вынуждены согласиться с объективностью выводов наших профессионалов. Казалось бы, что вопросы к Сталину об огромном «Архипелаге ГУЛАГ» сняты и ушли в прошлое.

Но, неожиданно выяснилось, что история со «сталинскими репрессиями» на этом не закончилась. После небольшого перерыва стали появляться все новые и новые публикации, в которых акценты были смещены с несостоятельных предположений о масштабах репрессий на методы и способы построения Сталиным нового государственного образования – Советского Союза.

Хочется привести несколько примеров многочисленных нечистоплотных, циничных инсинуаций, к которым прибегают недобросовестные противники объективного изучения отечественной истории, в том числе и того ее непростого и неоднозначного периода, который напрямую связан с именем Сталина.

Легенда о коллективизации

Многие современные историки, обвиняя Сталина во всех смертных грехах, приписывают ему бесчеловечную идею ускоренной индустриализации за счет нещадной эксплуатации крестьян, изъятию у них даже семенного зерна, что и привело к «многомиллионным» жертвам голода в начале 30-х годов. Данная версия – не более чем выдумка некомпетентных публицистов или историков, выдалбливающих одностороннюю колею «преступной» сталинской ограниченности и самовластия.

Действительно, в 1928 – 1932 гг. за экспорт зерна Советский Союз получил 442 миллиона рублей, но значительная часть этой суммы была потрачена на приобретение сельскохозяйственной техники для села. Как справедливо отмечает К.К.Романенко «в целом по стране в 1932 году экспорт зерна был всего 500 тысяч тонн. То есть при 190 миллионах жителей СССР – 26 грамм на человека».

Тогда возникает закономерный вопрос: откуда же взялся голод? В конце 20-х – начале 30-х годов закупкой зерна занимались не только государственные, но и кооперативные органы. В 1932 году государство закупило чуть более 30% собранного урожая, значительная его часть оказалась в частных руках; отсюда и спекулятивные цены, и невозможность приобретения хлеба населением по завышенным ценам черного рынка. Историки же с заранее сформулированной концепцией «преступного сталинского режима» вообще, скромно потупив взор, опускают эти проблемы из своих исследований. В исторической науке такой подход называется необъективным.

Легенда о подозрительности Сталина

Широко известный миф о маниакальной подозрительности Сталина очень просто развенчать, напомнив читателям несколько строк из книги крупнейшего российского историка Ю.Н.Жукова «Иной Сталин»:

«Практически два года после убийства Кирова, несмотря на выдвинутый официально новый тезис о терроризме как основном орудии бывшей оппозиции, оставалась без изменений служба охраны высших должностных лиц СССР. Она была образована в октябре 1920 года как специальное отделение при Президиуме коллегии ВЧК и насчитывала всего 14 человек, которыми руководил А.Я.Беленький. В 1930г. спецотделение вошло в состав оперативного отдела ОГПУ, получив шефом К.В.Паукера. И возросло за все время существования до немногим более ста человек, что объяснялось просто. Если с конца 1920 г. сотрудники спецотделения обеспечивали безопасность только троих – Ленина, Троцкого и Дзержинского, то, начиная с 8 июня 1927 г., - уже семнадцати: всех членов и кандидатов в члены ПБ (они же и руководство СНК СССР). Лишь с назначением Ежова наркомом внутренних дел в структуре ГУГБ 28 ноября 1936г. образовали самостоятельный первый отдел (охраны)». И вплоть до 1936 года Сталин продолжал ходить пешком из Кремля до Старой площади на многочисленные партийные заседания. Потребовалось специальное решение Политбюро ЦК, чтобы «товарищ Сталин прекратил передвижение пешком».

(Здесь было бы уместно, на мой взгляд, рассказать о реальных покушениях на жизнь И.В. Сталина – А.Д.).

О подложных архивных документах

Серьезные, профессиональные историки и даже студенты исторических факультетов ВУЗов хорошо знают о вспомогательной исторической науке, которая называется «источниковедение». Эта наука, чтобы не утомлять читателей деталями, призвана ответить на простой вопрос: достоверен ли (или, как говорят профессионалы, «репрезентативен» ли) тот или иной документ, с которым работают исследователи в архивах?

И в наших и в зарубежных архивах такие «недостоверные» документы обнаруживались и ранее, выявляются они и сейчас. Например, в начале 90-х годов во время суда над КПСС Конституционный Суд России отклонил как не вызывающие доверия два документа истцов: записку Л.П.Берии от 29 марта 1940г. о расстреле пленных польских военнослужащих и соответствующее решение Политбюро ЦК ВКП (б) от 5 марта 1940г.

Здесь следует отметить, что в телевизионной передаче «Свидетели. Тайны кремлевских протоколов» Валентин Фалин подчеркнул, что, желая вырвать (в буквальном смысле слова) документы о своем участии в репрессиях, Н.С. Хрущев распорядился создать специальную группу из 200 сотрудников КГБ для изъятия и подделки архивных документов. ( Передача вышла в эфир 31 марта 2011 года на канале «Россия 1»: 23ч.50м – 00ч.20м.)

Главное впечатление от новой работы Э. Радзинского («Иосиф Сталин». М., 2012), посвященной И.В. Сталину, несложно выразить в нескольких словах: поразительная по широте неосведомленность и сознательная фальсификация истории, полное презрение к архивным документам, неумение и нежелание с ними работать, бескрайняя ненависть и злобствующая, воинствующая некомпетентность по отношению к И.В. Сталину как человеку и политику.

Весь свой авторский текст Радзинский отдает некоему Фудзи - детскому другу и будущему вездесущему соратнику Сталина. По утверждению Эдварда Станиславовича, в 1976 году он получил машинописный текст дневниковых записей Фудзи в Париже. Фудзи – фантастическая фигура, он со Сталиным везде и всегда: до Октября 1917 года и во время Октября, после революции и во время гражданской войны, во время внутрипартийной борьбы и после нее, в конце 20-х и в 30-е годы. Фудзи – почти свидетель убийства молодым Иосифом Джугашвили своего отца, Фудзи как подсадной сексот - в одной камере на Лубянке вместе с Бухариным, он – организатор секретной встречи Сталина и Гитлера, он контролирует расстрел польских офицеров в Катыни… Так и хочется сказать – «Сталин и Фудзи – близнецы-братья…».

И между всеми этими внутригосударственными делами Фудзи умудряется одновременно организовывать на Западе нелегальную сеть советских разведчиков… Ну и Эдвард Станиславович! Вы превзошли сами себя по части разнообразия литературных жанров, которыми в совершенстве владеете, добавив к прежним еще один – жанр исторической фантастики.

Не случайно, вероятно, что первые же страницы своего дневника Фудзи начинает с последнего февральского дня 1952 года, когда он был на даче Сталина, пил с ним чай и ЗНАЛ, что для Сталина «это его последнее утреннее чаепитие». (с.20) Удивлять так удивлять читателя, что называется по-взрослому!!!

Представляется, что сам автор понял о своем переборе с многофункциональностью Фудзи и уже после выхода в свет книги о Сталине стыдливо признался, что Фудзи – образ собирательный. Иными словами, если читатель романа Радзинского должен был понимать, что вся ответственность за мысли и слова Фудзи лежит на этом человеке, то после недавнего признания самого Эдварда Станиславовича мы должны сделать вывод о неоспоримом авторстве Радзинского и, соответственно, его собственной авторской ответственности за все написанное в романе о Сталине.

О встречах Сталина и Гитлера

Сталин и Гитлер никогда не встречались, хотя легенды об этих встречах существуют уже давно.

Первая легенда относится к 1913 году, когда и тот и другой жили в одном городе – Вене. Останавливаться на этой легенде нет особого смысла, поскольку она уже давно развенчана и поскольку сам Фудзи-Радзинский о ней не пишет.

Вторая легенда посвящена мнимой встрече Сталина и Гитлера в 1931 году на Черноморском побережье.

Третья легенда, которую поднимает из небытия Эдвард Станиславович – встреча во Львове «товарища Сталина и товарища Гитлера» в октябре 1939 года. Эту легенду выпустил на свет Божий директор ФБР Гувер, который доложил тогдашнему американскому Президенту Рузвельту, что по его данным, Сталин и Гитлер точно встречались во Львове 17 октября 1939 года, якобы для заключения нового секретного военно-политического соглашения.

Но, Радзинский, с прямолинейной честностью, ссылаясь на записку Гувера, пропускает очень существенный вывод самого директора ФБР: «… вряд ли у Сталина и Гитлера была необходимость в личной встрече через три недели после подписания в Москве Договора о дружбе с Германией».

К тому же совсем непонятно, каким образом вообще можно было провести подобную встречу? Дело в том, что 17 октября, согласно записям в журнале посетителей, Сталин работал в своем кремлевском кабинете до 22 часов 30 минут, а следующий рабочий день в Кремле он начал 19 октября в 20 часов 25 минут. То есть, для встречи с Гитлером ему потребовалось бы, как минимум, 46 часов. Казалось бы неразрешимая проблема. Однако, Радзинской легко решает и ее! Каким образом? Просто наш Фудзи – Радзинский отправляет Сталина из Москвы во Львов на литерном поезде, а обратно – на самолете. И это при том, что хорошо известна нелюбовь Сталин к передвижению по воздуху.

Если бы Радзинский – Фудзи сделал то, что сам себе советует (с.558) и посмотрел бы журнал учета посетителей кабинета Сталина за октябрь 1939 года, некоторые другие архивные документы и если бы он спросил себя – зачем двум официальным руководителям государств нелегально встречаться во Львове, спустя всего несколько недель после подписания советско-германских документов - вот тогда он, возможно, изъял бы из своей книги свою же очередную фальшивку.

Попробуем сделать то, что не смог, или вернее - не захотел, сделать искренне порядочный в своих заблуждениях Радзинский. Следует признать, что действительно Сталин не работал 18 октября 1939 года в своем кремлевском кабинете, а следующий рабочий день в Кремле он начал 19 октября и более трех часов провел вместе с В.М. Молотовым.

Нетрудно представить, что сделал бы Радзинский если бы он сам обнаружил очень интересный недавно рассекреченный документ, с которым познакомим наших читателей:

ШИФРОТЕЛЕГРАММА

19 октября 1939 г.

23ч.00м.

Львов: Секретарю ЦК КП (б) У т. Хрущеву

Наркоминдел т. Молотову

Наркомобороны т. Ворошилову

Наркомвнудел т. Берия

ДИРЕКТИВА ЦК ВКП (б) и СНК СССР

Решено в ближайшие дни ликвидировать оставшиеся во Львове консульства Англии, Бельгии, Дании, Италии, Румынии, Югославии, Франции и Японии. Об этом своевременно будут уведомлены правительства соответствующих стран.

Не дожидаясь такой ликвидации, местным военным и гражданским властям города Львова надлежит уже сейчас воздержаться от всяких официальных сношений с указанными консульствами, но не доводить дело до каких-либо скандалов. В случае обращения последних, нужно указывать им, что они более не признаются представителями своих правительств, и что официальные функции их считаются прекратившимися. О консулах Германии, Литвы, Эстонии и Финляндии будет сообщено особо.

Секретарь ЦК ВКП(б) Председатель СНК СССР

И. Сталин В. Молотов

№1298 ш

(РГАСПИ, ф.17, оп.167, д.58, л.99)

Легко представить, с какой непринужденной язвительностью и снисходительным похлопыванием читателя по плечу Радзинский мог бы использовать этот документ в своих писаниях.

« Ну вот, мол, сколько раз я уже говорил вам о коварстве Сталина. Съездил Сталин во Львов, (ну пусть не 17 октября, а днем позже – 18 октября), встретился там «с товарищем Гитлером». Увидел, что во Львове слишком много иностранных консульств и сразу же по возвращению в Москву распорядился прикрыть эти шпионские центры».

Хотелось бы обратиться к Э.С. Радзинскому с простым вопросом: неужели Вам, одному из авторов сборника документов «Лубянка. Сталин и НКВД…» (М., 2006), составленному, в основном, по материалам фондов специального хранения, сложно было обратиться в соответствующие архивы с просьбой проверить реальность своей версии о встрече «товарища Гитлера и товарища Сталина 18 октября 1939 года во Львове? И тогда Вы могли бы спокойно получить ответ о бредовости самой идеи такой встречи, о невозможности технического обеспечения безопасности ее участников. Но, в таком случае, Вам пришлось бы сообщить читателям банальную весть о работе И.В. Сталина в своем загородном кабинете.

Но, ведь это же совсем не интересно, правда, Эдвард Станиславович! Гораздо круче, как говорят любители сленговой словесности, отправить Сталина во Львов на литерном поезде, после приезда Сталина во Львов расстрелять как ненужных свидетелей всю его охрану; далее отправить Сталина обратно в Москву самолетом и, конечно же, после прилета, расстрелять весь экипаж самолета тоже как лишних свидетелей.

Ай, да Радзинский! Ай, да молодец!

В таком же приблизительно духе недавно сработала и достаточно серьезная газета «Совершенно секретно». Изумленному читателю газета поведала сверхсекретную информацию о прилете 15 мая 1941года в Москву на самолете «Юнкерс-52» к Сталину второго человека в рейхе (вероятно, Бормана). И этот второй человек в рейхе сумел разубедить Сталина в возможности скорого нападения Германии на Советский Союз.

Интересно, а есть ли у авторов этой сенсации хоть какие-то объективные подтверждения подобного «факта»? Есть только хорошая фотография летящего над одним из немецких городов самолета «Юнкерс-52» да прозрачный намек на резко снизившуюся интенсивность обсуждения на Политбюро военных вопросов. Мы посмотрели протоколы заседаний ПБ за 15мая- 21 июня1941 года (РГАСПИ, дд.1040 и 1041) и обнаружили, что интенсивность обсуждения военных вопросов в это время ничем не отличалась от обычного (до мнимого прилета самолета из Германии с неким «важняком») характера повестки дня заседаний ПБ. (В случае необходимости, повестку дня ПБ за предвоенные недели можно дать подробнее – А.Д.).

В заключение попытаемся ответить на простые, казалось бы, вопросы: чем вызван столь пристальный и столь продолжительный интерес к имени и эпохе Сталина? Зачем так настойчиво навязывать иерархию деления современного российского общества на «сталинистов» и «антисталинистов»?

Представим на секунду, что некий компетентный орган признает Сталина преступником, что Советское государство будет признано не одним из победителей в войне с фашизмом, а соучастником развязывания Второй Мировой войны.

Со всей очевидностью можно легко предугадать политические и экономические последствия такого решения. Наши заклятые большие и малые стратегические «партнеры» только и ждут подобного правового повода, чтобы предъявить территориальные претензии и триллионные иски нашей стране, искромсав тем самым Российскую Федерацию на большие и малые кусочки.

Научила ли нас чему-нибудь насильственная смерть Советского Союза?... Американская «Рэнд Корпорейшн», профессионально приложившая руку к развалу СССР, считает, что почти ничему не научила!

А что считаем мы сами?

Время покажет.

Время вперед!

Подпись под фото: Дугин Александр Николаевич, кандидат исторических наук, доцент, фото Руслана Вороного/"Экспресс газета




Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7-499-965-69-37, 89197736146, Факс: (495) 641-04-57
Электронная почта:   rosvesty@yandex.ru  
All rights reserved. «Российские Вести» 2002-2018 ©