18 - 24 октября 2012   № (28) 2103 Издается с 1990 г.
Сканер нашего капитализма
О новой книге Г.Н. Цаголова «Почему всё не так»
Новая книга доктора экономических наук, профессора Георгия Николаевича Цаголова посвящена поистине тектоническим сдвигам в экономике и политике России, произошедшим за последние 20 лет. И по форме, и по содержанию книга представляет собой незаурядное явление в политико-экономической литературе — это не абстрактное теоретизирование, а откровенное, подчас эмоциональное, проникнутое глубоким сопереживанием повествование. Но прежде всего это серьезный научный труд, в основу которого положены многоплановые исследования и размышления.

Печатные произведения нередко предваряются аннотациями, которые заканчиваются словами: «Книга рассчитана на широкий круг читателей», что далеко не всегда соответствует действительности. В данном случае это именно так: в авторе сочетаются способный мыслить абстрактно теоретик и блистательно владеющий пером рассказчик. Поэтому результаты проанализированного им обширного фактического материала, касающегося главных и наиболее злободневных проблем нашего общества, донесены просто, образно и увлекательно. Поскольку Георгий Цаголов сам участвовал в описанных событиях в качестве предпринимателя, он может судить о многом по собственному опыту, как бы «изнутри», с позиции инсайдера. За текстом видится не только оригинальный мыслитель и гражданин, но и практик, досконально знающий современный бизнес России и хитросплетения его политики.

Слова, вынесенные на обложку книги, Владимир Высоцкий сказал в 1967 г.: «И ни церковь, и не кабак — ничего не свято! Нет, ребята, всё не так! Всё не так, ребята...». Но этот рефрен, к сожалению, актуален и в наши дни. Ход событий заставляет глубже задумываться об истоках нарастающей напряженности.

В круге первом

Летопись «подвигов» властвующего ныне олигархического клана содержится во многих главах книги. Автор подробно разбирает генезис состояний доморощенных «мистеров миллиардов», показывает особенности первоначального накопления капитала по-российски, прослеживает пертурбации на деловом Олимпе. В итоге вырисовывается красочная панорама нынешнего ядра монополистического капитала.

Рост числа долларовых миллиардеров в России продолжался вплоть до охватившего страну глобального кризиса: «С 1997 по 2008 г. их число возросло с 4 до 110 человек — в 27 раз, а совокупные состояния этой группы увеличились с 8 до 522 млрд долл. — в 65 раз! Это свыше 30% годового валового продукта нашей страны. В Японии же, к примеру, всего 25 миллиардеров, общие богатства которых немногим превышают 1% национального ВВП» (с. 271). Таким образом, по степени концентрации и централизации капитала мы давно уже обогнали ведущие страны Запада.

В олигархическом лагере Цаголов выделяет различные генерации: «старую гвардию», взошедших с их помощью представителей «второй волны» и тех, кто олицетворяет «новые деньги». Автор проводит деление на тех, кто строил свой бизнес с нуля («self-made-мены»), и тех, кто создавал его с помощью покровителей и приватизации прежней социалистической собственности («наследники»). По подсчетам автора, в «золотой сотне» россиян «приватизаторы» и бывшие «красные директора» составляют 3/4, в первой полусотне — 84%. А среди 20 богатейших россиян вообще нет ни одного self-made-мена. Иными словами, в верхней части рейтинга полностью доминируют люди, разбогатевшие на присвоении бывшей общенародной собственности.

Большое внимание в работе уделено госкапитализму, развившемуся в 2000-е годы. Эта тема вызывает много споров. Многие критикуют российскую власть за усиление вмешательства в экономику. Но в работе убедительно доказано, что возврат государства в ключевые стратегические секторы был необходимостью. Цаголов считает возрастание роли государства в экономической жизни лишь временным средством решения кризисных проблем. Вместе с тем, по мнению автора, надо «внимательно следить за тем, чтобы госрегулирование не принимало самодовлеющего характера, не работало в интересах лишь отдельных монополистических и политических групп» (с. 78).

Автор призывает отказаться от распространенного и поверхностного противопоставления социализма и капитализма, плановой и рыночной экономики. В исследовании показано, что оптимальная экономическая модель везде включает как чисто рыночные, капиталистические, так и плановые, социалистические элементы. Успеха в рыночной экономике и глобальной конкуренции достигают лишь те страны, которые сумели обеспечить эффективное соотношение разнородных начал.

Индикативное (рекомендательное) планирование уже давно стало стержнем экономической политики большинства развитых и развивающихся стран. А у нас долгое время даже само слово «план» предается анафеме.

Красной нитью через всю книгу проходит идея конвергенции двух систем и вытекающая из этой теории модель интегральной, смешанной экономики. Под этим понимается многоукладная экономика, сочетающая наиболее сильные, эффективные стороны капитализма и социализма. Именно переход от спекулятивного бюрократическо-олигархического капитализма к подобной экономике с признанием допущенных ошибок и перегибов, а также возвратом всего лучшего из практики социалистического хозяйства и есть настоящая программа выхода России из затяжного падения.

Конкуренция и рынок — необходимые, но вовсе не достаточные условия для экономического роста и процветания.

У профессора Цаголова курс на симбиоз капитализма с социализмом является постоянной и конечной целью. Он говорит не о совершенствовании капитализма, а именно о конвергенции, интеграции капитализма с социализмом.

По мнению автора книги, социалистическая составляющая гибридного общества выражается в регулирующих функциях государства, становящихся базисными в новой смешанной системе. Капиталистическая основа, представленная конкурирующими между собой частными производителями товаров и услуг, с одной стороны, несколько ограничивается, а с другой, заметно упрочивается, так как в нее встраивается мощный действующий на пользу всем макроэкономический регулятор.

Что подтверждает мировой опыт?

Значительная часть книги посвящена сравнительному анализу экономического и социального развития: России и соседних стран — Казахстана и Белоруссии, а также России и стран, сходных с ней по параметрам и задачам — партнеров по БРИКС. Цаголов отмечает: «Перефразируя Толстого, можно сказать: все благополучные страны похожи друг на друга, каждая неблагополучная неблагополучна по-своему. При разности культур, политических структур и образов жизни в Белоруссии и Казахстане действуют смешанные планово-рыночные модели экономики — общий знаменатель успеха в их развитии. В Белоруссии планово-социалистическая составляющая занимает большее место. В Казахстане превалируют рыночные и капиталистические уклады. Но в обоих случаях поддерживается жизнеспособный симбиоз двух несхожих, во многом даже противоположных, но взаимодополняющих друг друга регуляторов. Именно такая конвергентная система выводит общество на траекторию быстрого и сбалансированного роста, позволяет защититься от экономических неурядиц или, во всяком случае, свести к минимуму их последствия» (с. 347–348).

Не менее поучительны достижения индийской, китайской и бразильской экономик. Автор развенчивает сложившиеся в литературе стереотипы «индийского чуда» и приходит к выводу, что суть перемен, приведших эту страну к ускоренному темпу роста, состоит в совершенствовании смешанной экономики. «Мировой опыт, — пишет Цаголов, — показывает, что не всякое конвергентное общество эффективно, но всякое эффективное общество конвергентно. Проведенные реформы не только благоприятствовали развитию национального капитала и привлечению инвестиций из-за рубежа, но и оздоровили государственное регулирование. Успехи Индии, страны без нефтегазовых подпорок и неизмеримо беднее нашей, вызваны грамотной комбинацией лучших сторон плановой и рыночной экономик, нахождением и поддержанием нужного баланса между ними. Постепенные, последовательные и научно обоснованные реформаторские действия автор считает главными секретами «индийского чуда», поэтому наиболее тяжелый 2009 г. индийская экономика завершила с плюсом 6% (c. 361–362).

Конвергенционный набат раздается и из Бразилии, ныне пятой экономики мира. Пришедшие к власти «новые левые» сосредоточили усилия на искоренении массовой бедности и в отличие от коммунистов прежних формаций не ставят задачу уничтожить частную собственность на средства производства и ликвидировать буржуазию как класса. Более того, богатых людей при них стало больше. Но одновременно растет и средний класс, отступает бедность. «Программы экономического роста» Бразилии можно считать примерами макроэкономического регулирования, направленного на придание обществу устойчивости и ликвидацию его недостатков.

Что же представляет собой «бразильская модель»? Социализированный капитализм или капитализированный социализм? На эти вопросы автор дает следующий ответ: «И то и другое. Разумный баланс достигается грамотной политикой, компромиссом, позволяющим успешно двигаться вперед, не закрывая глаза на сохраняющиеся острые проблемы и противоречия» (с. 392).

Сегодня опыт одних стран (например Белоруссии) подвергается критике, а практика других (Китай, Индия, Бразилия) зачастую неизвестна или не используется под предлогом «несопоставимых» национальных особенностей. Но внимательно изучив этот опыт, российские власти могли бы почерпнуть многое для коррекции своей экономической политики.

Почему не начинается модернизация

Подробно проанализирована в книге и неудачная попытка «модернизации» страны. Объявленная несколько лет назад эта идея буквально захватила умы наших руководителей, но почему-то никаких зримых результатом до сих пор нет. Автор дает ответ на этот вопрос: строй, утвердившийся у нас, не нуждается ни в какой модернизации. Диагноз предельно ясен: в России построен спекулятивный бюрократическо-олигархический капитализм, отрицающий созидательные, конструктивные начала. Действующие на политической и экономической сцене основные игроки не заинтересованы в инновациях. Отсутствует спрос на высокотехнологичную продукцию, на внедрение научно-технических разработок и активное применение изобретений.

Автор делает вывод: система может быть сломана только целиком. Нужны не косметические, а коренные изменения.

Модель и вектор

В книге намечена реальная программа преобразований, которые должны носить ярко выраженный социал-демократический характер. Стратегия нынешней России видится как курс на смешанную планово-рыночную экономику и конвергентную модель общества. Без вмешательства государства и воссоздания элементов планового хозяйства это вряд ли достижимо. Но и без конкурентного рынка вряд ли что-либо получится.

В ближайшем будущем российская власть должна демонтировать бюрократическо-олигархическую структуру управления, чтобы расширить конкуренцию, открыть экономику для новых предпринимателей, увеличить долю малого и среднего бизнеса.

В блестящем очерке новейшей политико-экономической истории России есть и анализ причин создавшегося тяжелого положения, и описание имеющихся развилок, и предложения по выходу на траекторию роста.




Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7-499-965-69-37, 89197736146, Факс: (495) 641-04-57
Электронная почта:   rosvesty@yandex.ru  
All rights reserved. «Российские Вести» 2002-2018 ©