18 - 24 октября 2012   № (28) 2103 Издается с 1990 г.
Об особенностях российских дорог, красот и ночевок на пленэре
Недавно «Российские вести» (№21, 2012) уже публиковали, подготовленный специально для проекта «Окно в Россию» интернет-портала «Голоса России» рассказ нашего соотечественника, журналиста из Латвии Даниила Смирнова и по совместительству байкера о его поездке по дорогам Европы из Риги в Стамбул. Даниил Смирнов проехал на мотоцикле и к Белому морю. Представляем вниманию наших читателей рассказ о его прошлогоднем путешествии, вышедший на «Голосе России».

Вместо предисловия

По территории России я проехал 4014 км. Израсходовал 209 литров бензина.

На сумму 5694 рубля. Таким образом, средний расход топлива составил 5,2 литра на 100 км. Что меня очень порадовало. Диапазон скоростей от 40 км. ч по грунтовкам, до 130-140 по трассам. Но в среднем на пути туда держали 90 км. ч Обратно, 110 км. ч.

Россия самая прекрасная страна для путешествий с приключениями. Здесь ничего нельзя планировать наверняка. Ты можешь ехать по отличному асфальту и думать, что в нужной точке будешь часа через два. Как бы ни так. Асфальт может закончиться, и окажешься на жуткой грунтовке, или дорога вообще превратится в направление, а потом трансформируется в тропинку и, в конце концов, иссякнет, как пересохший ручей. Для сравнения, Западная Европа хороша для записи в память красивых пейзажей и архитектурных сооружений. Да и то окружающая действительность начинает радикально радовать глаз только с предгорий Карпат или Альп. Необходимую путешественнику порцию абсурда можно в легкой дозировке начать получать, только с Румынии. Ну ладно. Все по порядку.

Мой путь лежит к Белому морю

Границу Латвии и России прошел за час. Дело в том, что мотоциклисты у нас приравниваются к пешеходам и велосипедистам. Поэтому в очереди мы не стоим. Дело в том, что в случае плохой погоды байкеру негде укрыться. Такое отношение приятно радует. К часу дня вырвался на М9. Пришлось привыкать к транспорту, идущему без света. Хотя в России и ввели езду с ближним светом, многие это правило игнорируют. Но я столкнулся с интересным феноменом. Когда вокруг тебя (в Латвии) все ездят со светом, то потом просто отсутствует реакция на автомобиль, идущий без него. Из-за этого пару раз попадал в сложные ситуации. Например, выхожу на обгон и вдруг, перед твоим носом врубают свет. Оказывается кто-то едет. Неприятно. Такая же ерунда в России и с круговым движением. Половина машин едет по старым правилам, другая — по новым, где преимущество у тех, кто на круге. Все это забавно выглядит со стороны. Водилы зашуганные, шарахаются друг от друга и не понимают что происходит. К 17 часам остановился у деревни Козлово, на берегу Западной Двины (она же Даугава). Поел. Раскинул палатку. В 22 часа залег спать. И тут началось паломничество. Сначала через мою стоянку прошло около 30-40 таджиков, партиями по 5-7 человек. Искупались, попили пива, поржали, ушли. Потом по палатке скользнул свет легковушки. Она громыхала оторванным глушителем и изрыгала русскую попсу. Однако, увидев мотоцикл и палатку, передвижная дискотека проявила человечность. Решив не беспокоить мой сон, она отъехала на сотню метров к мосту. И там уже началось. Водка, женские визги и музыка. К пол третьему ночи они утомились. Часа в четыре и я заснул.

Утром встал. Подкрепился. Отправился в Осташков. Понял, что так жить нельзя. А точнее спать. На поролоновом коврике. Болят все бока. Нужен надувной матрас.

По пути узнал, что Россия за последние годы серьезно продвинулась на пути демократии. Это даже не ирония. Дорожная полиция сняла меня прибором «Визор». На восстановленной дороге стоял знак «Ремонт дороги» и ограничение скорости в 40 км. ч. И так продолжалось несколько километров. В какой-то момент я подумал, что хватит тащиться и добавил газку. Но так, без фанатизма. До 80 км. ч. И тут меня взяли. У двух молодых полицейских я вежливо поинтересовался, в чем они видят сверхзадачу своей работы. Подлавливать одинокого путника на забытом строителями знаке или бороться с аварийностью на дорогах. Полицейский промолчал и пошел меня оформлять. У меня появились плохие предчувствия. В предыдущие годы в России у тебя отбирали права до суда. В результате чего ты мог провести несколько дней в каком-то захолустье, пытаясь их вызволить. Но здесь случилось чудо. Молодые ребята сообщили, что меня оформят на отдельный протокол, который перешлют через посольство России мне домой. Должен вам сказать, это феноменальный прорыв на пути демократии. Ведь раньше за административное нарушение ты попадал, по сути, под домашний арест. Терял свободу. И все это в рамках административного правонарушения. Как известно, без прав ты не можешь пересечь границу и вернуться домой.

И вот Осташков — красивый, но пыльный и довольно грязный городишко. С пронзительным духом русской старины и полным отсутствием дорог. Такая вот эклектика. За городские улицы там отвечают не очень адекватные люди. В центре есть асфальт, но с ямами метровой глубины. И это полбеды. Ты выбираешься из ямы, и следующим номером, ты должен забраться на лежачего полицейского, полуметровой высоты. Это фантастика. Кстати на пути следования аналогичный прикол я встречал не раз. Что же касается поперечных улиц Осташкова, то на них вообще асфальта нет. И это даже лучше. Получаются такие пологие грязевые ванночки. Ты плавно перетекаешь из одной в другую. Без вреда для подвески.

В покосившемся двухэтажном доме с ручной колонкой на улице, я нашел магазин для туристов. В нем за 650 рублей приобрел себе чудный надувной матрасик. Барышни уговаривали меня взять еще насос за 450 рублей, но я сказал, что надую его По-старинке—ртом. Они брезгливо скуксили личики. Их снобизма я не понял.

На ночлег остановился на озере Белом. Неподалеку от монастыря Нилова пустынь. Феерическое место. Сухой сосновый лес, как у нас в Юрмале, подходит прямо к воде. А вода кристально чистая. Видимость метров 10 наверно.

Великолепный отдых на чудесном озере омрачает повальное увлечение российской молодежи музыкой на природе. Они пригоняют тачку с мощным сабвуфером. И вместо того, чтобы слушать пение соловьев, ты всю ночь внимаешь тому, как они разрывают тишину звуками типа унца-унца. Потом они напиваются. И с криками «Т-а-а-а-а-агииил!» мечутся в воду. И так несколько подходов за ночь. К 8 утра в крутой тачке обычно сдыхает аккумулятор. Начинается «прикуривание» от соседа и вялые стоны стартера. Когда все стихает, в адрес веселящихся с разных сторон озера доносятся крики. Кстати, по аналогичному сценарию у нас прошли три ночи кряду.

Выехал с озер Селигер и двинулся в сторону Валдая. Вспомнил слова доктора Хауса, о том, что все врут. В моем случае, как люди, так и навигатор. Пара человек мне сказали, что до Валдая вполне сносный асфальт, навигатор Navitel подтвердил сказанное. Но асфальт кончился через 20 км, где-то в районе населенного пункта Кравотынь. И потом начался ужас. С паршивой грунтовкой. Но зато увидел какие-то богом забытые русские деревни фантастической красоты. С необыкновенной архитектурой.

Въезжаю в деревню с вывеской — «Красотища». Едешь и смеешься себе в каску. Но вот поднялся на пригорок, выехал в центр деревни и в зобу дыханье сперло. «Вот это красотища!» — кричишь на всю мощь легких. Открывается незабываемый вид на озеро. Правда, не могу установить на какое. То ли Велье, то ли Селигер. Да и деревни такой ни на карте ни в Гугле сейчас найти не могу. Как будто в затерянном мире побывал. За 20 км до Валдая, покрывая вторую сотню по стиральной доске грунтовки, услышал металлическое дребезжание в районе заднего колеса. Остановился. Оказалось, что отвалилась защита цепи.

Прибыл в Валдай. Своих попутчиков я не знал. Мы познакомились на интернет-форуме для байкеров. Честно говоря, первое время меня мучили сомнения. Едешь за три девять земель с абсолютно незнакомыми людьми. Но сейчас я понимаю, что это действительно здорово. Ведь путешествие это испытание. В нем узнаешь, чего стоишь ты. На что способны другие. Кто как переносит трудности. Да и вообще по большому счету в мире нет ничего интереснее человека.

Ну, вот показались три мотоцикла. Оказалось, что за то время пока я жил на Селигере, Коля нашел на форуме еще двух попутчиков. Ивана и Сашу.

В общем, встретились, познакомились. Перекусили и поехали в направлении Питера.

В Питере удивил КАД (кольцевая автодорога). Я вел нашу группу, потому что у меня был навигатор в телефоне, но уйти по КАДу в направлении Ладоги так и не получилось. Начал сомневаться в своих умственных способностях. Но на обратном пути понял, что КАД, это такая хитрая ловушка для туриста. Так задумано, чтобы люди бессмысленно по нему кружились, до самой смерти. Например, там есть указатель «Таллинское шоссе». Ты думаешь: «Да это то, что мне нужно». Табличка появляется еще пару раз. Но потом фраза Таллинское шоссе куда-то исчезает. А для съезда с шоссе предлагаются какие-то города в направлении Эстонии. А если ты на них не съехал, то добро пожаловать в бесконечность. Следующий раз табличку «Таллинское шоссе», ты увидишь там, где и в первый раз. Пришлось нам к месту ночевки прорываться через центр Питера. А там пробки. В одном самом клинически запущенном месте, где машины простирались до горизонта, я просто загнал свой мотоцикл на 25 сантиметровый бордюр, на разделительной полосе. Боялся за Ваню, который был на чоппере, но он продемонстрировал чудеса мотоакробатики. Вообще стоит отметить, что Иван лучше всех нас вместе взятых ездил на мотоцикле.

Начали задумываться о маршруте. Его разработал Коля. Вокруг ладожского озера, к Белому морю, потом вокруг Онежского озера с выходом в Вологде. Но весь его план базировался на старом советском атласе.

Неясно было, что там за дороги и какое у них сейчас покрытие. Мне хватило полутора сотен км. грунтовки на дорожном мотоцикле до Валдая. Решили заночевать в окрестностях Питера, на Ладожском озере и там подумать над маршрутом. Впрочем, к Ладоге мы так и не вышли. Туда вела подозрительно плохая дорога с огромными грязными лужами. Повернули обратно. Нашли маленькое озерцо, забитое пьяными дачниками. Дабы обрести покой, углубились в лес. На горе оказалась миленька полянка, комары на которой радостно проснулись, завидев нас. Я даже не мог разложить палатку и пользоваться двумя руками одновременно. Сжирали вмиг.

Коля у нас повар-технолог, поэтому я думал, что к приготовлению еды у него будет профессиональный интерес. И он покажет нам мастер-класс на кухне. Однако мы все глубоко заблуждались.

В свою очередь Ваня пытался угостить Колю пивом. На что Коля глубокомысленно и серьезно ответил: «Я повар-технолог и мне нельзя употреблять алкоголь. Я могу повредить вкусовые сосочки на языке, что затруднит процесс дегустации пищи».

В компании взрослых мужиков такое можно сморозить только в 19 лет. Тактическая ошибка молодости. Эти вкусовые сосочки Коле припоминали все время путешествия.

В целом же он запомнился своим огромным энтузиазмом, любовью к езде на мотоцикле, при почти полном игнорировании необходимого снаряжения для дальней поездки. Судя по его откровениям, он больше мечтает служить в московском мотобате, чем стоять у плиты.

Ночка выдалась опять веселая. Для меня это была вторая часть марлезонского балета, когда до утра слушали музыку и крики Таги-и-ил! И еще кто-то носился на старом мотоцикле Минск.

Позавтракали, помылись, искупались в озере. Поехали. На выезде с озера я завалился в грязную лужу правым боком. Мотоцикл я бросил и спасал барсетку, в которой был телефон с навигатором и документы. Байк взвыл и заглох. Барсетку спас. Мотоцикл без потерь. Только весь загажен. Что касается маршрута, то решили ехать вокруг ладожского озера, через Карелию к Белому морю.

Первая остановка река Вуокса. Впечатлили пороги. Здесь же купили котелок. Моей маленькой кастрюльки на всех не хватало.

Вторая остановка — крепость Корела. Внутрь мы не пошли. Там был костюмированный праздник и со всех собирали по 200 руб. Поскольку мы транзитные пассажиры, то удовлетворились внешним осмотром защитного сооружения.

Впереди хороший асфальт, правда, дорога на протяженность 50 км была забита дачниками. Сплошной поток машин. Впрочем, это не стало препятствием. Ехали по встречке, по обочинам. Просачивались, как могли. Полицейские делали вид, что нас не существует. Если к одному мотоциклу еще проявляли интерес, то завидев на подходе еще три машины, просто отворачивались. Как я понял из рассказов моих попутчиков, в России многие мотоциклисты не останавливаются на требования полиции. Особенно в провинции. Логика простая. Мы едем на мотоциклах, которые до 100 км в час разгоняются за 2.7 секунды. Аналогичная динамика у болида Формулы 1. Максимальная скорость 230-240 км. ч. Российская дорожная полиция, оснащенная автомобилями марки ВАЗ, ничего не может противопоставить такому мощному «вооружению». Моих коллег пугает только Московский мотобат, оснащенный мотоциклами BMW. С ним не тягаются. Поэтому полицейские в российской глубинке практически не тормозят мотоциклы. Есть еще психологический момент. Представители власти боятся глупо выглядеть. Представьте, он торжественно поднимает полосатую палку, потом властно опускает ее, а реакции ноль. Очевидцы смеются. Авторитет безвозвратно потерян.

Въехали в Карелию. С асфальтом начались перебои. Средняя скорость упала до 40 км. ч. Я начал впадать в уныние. На прохождение 300-400 км пути нам потребуется 10 часов тряски по пыльной грунтовке. Но тут неожиданно, как и все в России, откуда ни возьмись, словно по щучьему веленью, нарисовался девственный асфальт. Мало того, дальше пошла дорога бесподобной красоты. Резкие подъемы и спуски. Затяжные и резкие повороты. Самое большое удовольствие от езды мы получили именно в этом месте. Правда, были и опасные моменты. Ты вылетаешь из-за поворота, а весь асфальт перед тобой засыпан слоем красной гранитной крошки. Заложить мотоцикл уже нельзя. Вот и вылетаешь на встречную полосу и осторожно тормозишь. Слава Богу, в тех краях нет интенсивного движения. Гранитную крошку, как я понял, здесь насыпают зимой, когда машины не могут забраться на пригорок. Но потом дорожные службы ее не убирают.

Получив огромное удовольствие от езды, вскоре мы наткнулись на очень красивую стоянку у деревни Рауталахти. Там дорога пробита в скалах и выходит прямо к озеру. Мы заехали на огромные теплые валуны. У самой воды вообще оказался установлен столик со скамейками. Одна семья там жарила шашлычки. Подошел, спросил, остаются ли они здесь на ночь. Разговорились с мужчиной. Оказалось, что он бывший рижанин. Так что уже через час мы сидели за столом. Раскинули палатки на теплых камнях. И наслаждались самой красивой стоянкой за всю поездку.

На следующее утро нас жаловали хорошие дороги и приличный асфальт.

Въехали в славный город Кондопога. Кстати, не думал что «гнездо русского национализма» окажется так далеко на севере… В плане была поездка на водопад Кивач. К моему глубокому изумлению въезд на этот природный объект и его осмотр оказался платным. Вступил в полемику с билетершей.

«За что гражданам России нужно платить в заповеднике? За природу?», — интересуюсь у барышни за шлагбаумом.

«Это музей-заповедник», — парирует тренированная билетерша.

«А я в музей не пойду, мне бы только в заповедник!», — спорю я.

«Низя!», — подводит итог беседы представитель власти.

Расстаемся с 80 рублями и вааля. Смотрим, как вода падает с пятиметровой высоты. А музей там знаете чего? Карельской березы. Но не самого ствола с листьями, а скорее ее коры.

Уехав с водопада, впервые одели дождевики. Жара спала, и пошел ливень. Правда, быстро кончился. Но снимать дождевик не хотелось, потому что похолодало. Так в нем и докатили до Медвежьегорска.

Там на заправке нас догнал новый попутчик Дима. Он преследовал нас несколько дней. Кто-то ему на заправке сказал, что впереди едут четыре «эндуриста» (Путешественники на мотоциклах эндуро). Вот он и зажегся. Дима парень колоритный. Двухметровый такой детина с самурайским тесаком за спиной и добродушным русским лицом, на новенькой Honda Transalp. Уже с ним мы начали носиться по окрестностям Медвежьегорска и искать место для стоянки. Убили на это почти два часа.

На стоянке в лесу выясняется, что куда-то пропал мой паспорт. Поиски ничего не дают. Предпочитаю не заморачиваться. Все проблемы с этим документом еще впереди.

Продолжаем двигаться на Север. В Беломорске прощаемся с Димой. Он едет дальше. Во время расставания мы узнаем, что наш попутчик оказался нацистом. По убеждениям. Выяснилось это, когда я спросил название его почты и ника в интернете.

Он говорит: «Вы все равно не поймете, что значит мой никнейм — «Кристалнахт».

«Дима ты думаешь, будто я не знаю, что такое «Хрустальная ночь»?», — интересуюсь я.

Жалко, конечно, что эта отрава распространилась в России. Стране победившей фашизм.

Последняя ночевка была очень жесткой. На берегу Белого моря в середине лета ночью температура была +6. Поэтому следующий день принес раскол в нашу команду.

И вот дорога назад. Хотя русскому менталитету и свойственно ставить интересы коллектива выше интересов индивида, не все справились с трудностями. Ваня, Саша и я считали, что раз мы сформировали команду, то должны держаться вместе. Однако последняя ночь подкосила Колю. У него из снаряжения был только кожаный костюм гонщика «серебряной мечты» и тоненькое одеяло. Скажу честно, что и мне эта ночь далась тяжело. Я надел подштанники, джинсы, куртку, закутался в спальный мешок. На руках были кожаные перчатки на руках, подумывал даже каску одеть. Но ничего не спасало от пронизывающего холода. В общем, Коля решил проехать 1380 км до Москвы за день. В 11 часов он покинул нас на заправке и ломанулся в Первопрестольную. У него была фора в полчаса. Информацию о его продвижении мы собирали у дорожных рабочих, перегораживающих путь, в местах ремонта. При этом Коля тоже справлялся у них о нас. Боялся, что мы его обгоним, пока он где-то заправляется. К Новой Ладоге мы сократили его преимущество до 10 минут. Но там мы разошлись, свернули в город, а он пошел на Москву. Дома он был в 4 утра. За такой километраж байкерам присваивают звание —«железная задница».

Мы же начали кататься по побережью Ладоги. Не думал, что это такой неприятный водоем. На километры вперед все заболочено и нет выхода к воде. Нас спас Ваня. Он наткнулся на чудный кемпинг. Где за 100 рублей с человека мы поставили палатки и в цивилизованных условиях приготовили еду и умылись.

Утром мы расстались. Я приобрел новых друзей и отправился в Питер за новыми документами для пересечения границы. Это было началом больших приключений.

В латвийском посольстве почти без труда получил проездное удостоверение. Понадобилась только справка из Питерской полиции об утере паспорта. Документ протолкнул тортиком, поскольку никто в отделении полиции не хотел мной заниматься. Праздновали день рождения какой-то сотрудницы. Один опер дал мне совет-инструкцию, как ускорить бюрократические процессы. 450 рублей и торт с кремовыми розочками решает мои проблемы. И вот я со справкой лечу в посольство. Они мне выдают документ и что-то напоследок говорят про ОВИР, но я пропускаю это мимо ушей. Какая ошибка!

Быстро долетаю до границы. Почти 800 км за 6 часов. И вот старый добрый пограничный переход Терехово. Скоро меня здесь будут считать латышским диверсантом. Дело в том, что я негражданин Латвии (есть у нас такой статус). Благодаря Дмитрию Анатольевичу Медведеву мы, неграждане, ездим в Россию без визы.

И вот я полон уверенности, что уже через час обниму жену и детей. Моральные силы на исходе. 9 дней сплошной езды и жизни в лесу дают о себе знать. Но на пограничном пункте Терехово меня огорошили.

«Вам нужна виза! Поскольку у вас утерян паспорт. Езжайте в Себеж получать визу».

Я в шоке. Сначала прошу, потом угрожаю. Наконец врубаю административный ресурс. Говорю, что разверну здесь плакат и потребую возвращения на родину. Пригоню коллег журналистов из Риги. Пограничники уже думают, что я — это организованная латвийскими спецслужбами провокация. Я ничего с этим не могу поделать. Так уж у них мозг работает. Простая вещь, что я всего лишь хочу к жене и детям недоступна для их понимания. Делать нечего. Еду в Себеж ночую. Утром в ОВИР. Там вообще шокирующая новость. Виза делается от 8 до 10 дней. Деньги на исходе. И перспектива провести еще 10 дней в лесу. Легкое уныние сменяется лихорадочной работой мозга. Появляется вариант проскочить в Латвию на мотоцикле. Но я его отбрасываю. И тут о чудо. Я вспомнил, что у моего друга в Москве отец служит полковником в ФМС (Федеральная миграционная служба). И вот уже через час в себежский ОВИР звонит некий генерал и требует, чтобы мне дали визу в течение этого дня. Чиновница госструктуры смотрит на меня уже другими глазами. Ее раздирает любопытство, кто я такой. Тем временем я ношусь по Себежу, плачу в банке за визу, делаю фотографии. Потом сижу и жду в ОВИРе. Приезжает большой начальник. Молодой парень. Благодаря мне визу получает еще один дальнобойщик, потерявший паспорт и кукующий здесь уже пять дней. С ним начальник проводит собеседование. В дверях ОВИРа метровые щели, поэтому слышно все, о чем говорят в кабинете.

Овирщица спрашивает своего босса: «А с мотоциклистом будешь говорить?»

«Нет! Оформи ему визу»,— отвечает он.

Она недовольна. Ее любопытство не удовлетворено. Когда она выдает мне визу, ее терпение кончается, и она спрашивает меня: «Молодой человек, объясните, пожалуйста, почему через час после вашего появления в нашем учреждении мне звонит генерал и требует выдать вам визу за один день?».

«Понимаете, просто я люблю своих друзей. А мои друзья любят меня»,— отвечаю ей.

«Вот видите, как важно иметь в России друзей!» — торжественно заявляет она и щелкает штампом по моей визе.

Окрыленный, я лечу на границу. Пограничники в шоке. Недоверчиво рассматривают визу, звонят куда-то и перепроверяют ее. Еще вчера вечером этот «диверсант» отравлял им жизнь. И в конце нашего жесткого противостояния майор пограничник, улыбаясь, попрощался со мной на неделю. И вот, наконец, мое Отечество, отпустило свою мертвую хватку и выдворило меня на Родину.

Самое забавное заключается в том, что если паспорт потеряет гражданин Латвии, то для возвращения в страну ему достаточно проездного документа, выданного посольством.

Что-то в этом мире устроено неправильно, подумал я и радостно полетел к жене и детям.




Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7-499-965-69-37, 89197736146, Факс: (495) 641-04-57
Электронная почта:   rosvesty@yandex.ru  
All rights reserved. «Российские Вести» 2002-2018 ©