14 - 20 января 2009   № (1)1943 Издается с 1990 г.
Сергей Глазьев: России необходимо формирование нового технологического уклада
О необходимости инновационного развития России говорится многими и многое. Но поставить проблему – это только половина дела. Вторая половина – определиться, что может стать той самой прорывной отраслью, уцепившись за которую страна сама себя вытащит из болота. По мнению заместителя генерального секретаря ЕврАзЭС, академика РАН Сергея ГЛАЗЬЕВА, направлением прорыва может и должно стать развитие нанотехнологий.

- Сергей Юрьевич, в ходе выступления на недавнем собрании Отделения общественных наук Академии наук РФ вы отметили, что сегодня ведущей инновационной отраслью мировой экономики становятся нанотехнологии. Но почему именно инновационной?

- Мировая экономика развивается путем замещения одного технологического уклада другим. Как следует из сложившегося ритма долгосрочного технико-экономического развития, предел устойчивого роста доминирующего сегодня пятого (современного) технологического уклада уже близок. Видны общие контуры нового, шестого технологического уклада, становление которого происходит в настоящее время. Границы между его базовыми технологиями (биотехнология, нанотехнология, технология материалов и информационная технология) становятся все более и более стертыми. Роль нанотехнологий в этом ряду исключительно высока, поскольку именно с ними связывается выход на принципиально новые рубежи как информатики, так и молекулярной биологии, генной инженерии, медицины.

В настоящее время шестой технологический уклад переходит из эмбриональной фазы развития в фазу роста. Его расширение сдерживается как незначительным масштабом и неотработанностью соответствующих технологий, так и неготовностью социально-экономической среды к их широкому применению. Хотя расходы на освоение новейших технологий и масштаб их применения растут по экспоненте, общий вес шестого технологического уклада в структуре современной экономики остается незначительным. Качественный скачок произойдет после завершения структурной перестройки ведущих экономик мира и перехода нового технологического уклада к фазе роста, ожидаемых в середине следующего десятилетия. По имеющимся прогнозам научного фонда США, к 2015 году годовой оборот рынка нанотехнологий достигнет 1 - 1,5 трлн. долл.

Исходя из прошлых периодов замещения доминирующих технологических укладов, можно предположить, что этот процесс займет еще 5 - 8 лет. Он был «запущен» резким повышением цен на энергоносители и к настоящему времени уже вошел в устойчивый режим быстрого роста применения новых технологий за счет привлечения избыточного капитала на фоне резкого падения спроса на продукцию традиционных производств. В течение этого периода рост экономической активности на основе нового технологического уклада не будет компенсировать спад производства в технологических цепочках устаревшего технологического уклада – в экономике ведущих стран следует ожидать переход рецессии в депрессию, а в развивающихся странах - снижение темпов экономического роста.

Точкой отсчета становления шестого технологического уклада следует считать освоение нанотехнологий преобразования веществ и конструирование новых материальных объектов, а также клеточных технологий изменения живых организмов, включая методы генной инженерии. Вместе с электронной промышленностью, информационными технологиями, программным обеспечением этот ключевой фактор составляет ядро шестого технологического уклада.

Существенные изменения претерпит культура управления. Дальнейшее развитие получат системы автоматизированного проектирования, которые вместе с технологиями маркетинга и технологического прогнозирования позволяют перейти к автоматизированному правлению всем жизненным циклом продукции на основе так называемых CALS-технологий, которые становятся доминирующей культурой управления развитием производства.

- В настоящее время одной из ключевых проблем развития мировой экономики считается вопрос обеспечения энергетическими ресурсами. Как эту проблему способно решить внедрение нанотехнологий?

- Становление нового технологического уклада ведет к быстрому повышению эффективности экономики: она становится менее материало- и энергоемкой. Благодаря технологиям нового технологического уклада энергоемкость мировой экономики к 2030 году может снизиться на 60%. Согласно имеющимся прогнозам, удельное потребление энергии уменьшится с 306 кг нефтяного эквивалента на 1000 долларов США мирового ВВП в 2005 году до 130 кг в 2030 году. При этом в структуре мирового потребления энергоресурсов снизится доля нефти, вероятно некоторое увеличение доли природного газа и быстрый рост доли альтернативных источников энергии.

- Как бы вы оценили позиции нашей страны?

- Судя по анализу распространения нового технологического уклада в разных странах, его развитие в России идет с отставанием. Но это отставание происходит в фазе эмбрионального развития и может быть преодолено в фазе роста. Для этого нужно до крупномасштабной структурной перестройки мировой экономики освоить ключевые производства ядра нового технологического уклада, дальнейшее расширение которого позволит получать интеллектуальную ренту в глобальном масштабе. Российская наука имеет достаточный для этого потенциал уже полученных знаний и весьма перспективные достижения, своевременное практическое освоение которых может обеспечить лидирующее положение российских предприятий на гребне очередной длинной волны экономического роста. Так, российским ученым принадлежит приоритет в открытии технологий клонирования организмов, стволовых клеток, оптикоэлектронных измерений.

Однако пока что несмотря на передовые позиции отечественной науки в области нанотехнологий, сама принципиальная возможность которых была впервые доказана в СССР, в сфере его практической реализации наблюдается нарастающее отставание. Российский рынок нанотехнологий находится на начальном этапе своего становления. На настоящий момент доля России в общемировом технологическом секторе составляет около 0,3%, а на рынке нанотехнологий — 0,04%. Во многом здесь сказался тот факт, что Россия обратила свое внимание на наноразработки на 7 - 10 лет позже, чем зарубежные страны. Вовлеченность бизнеса в инвестиционный процесс нанотехнологической отрасли довольно низка.

Исходя из общих закономерностей долгосрочного экономического роста, оптимальная стратегия развития и распространения нового технологического уклада в российской экономике должна сочетать: стратегию лидерства в тех направлениях, где российский научно-промышленный комплекс имеет технологическое превосходство, стратегию догоняющего развития в направлениях со значительным отставанием и стратегию опережающей коммерциализации в остальных направлениях.

В условиях инновационного соперничества большую роль играют тесные связи между производителями оборудования для новейших технологий и его потребителями, своего рода кластеризация подотраслей. Такое сотрудничество благоприятствует доведению оборудования до высоких кондиций. Ускоряется обновление оборудования в соответствии с меняющимися запросами потребителей. Как показал опыт Японии, фактическое запараллеливание проектирования новой конечной продукции и необходимого для ее производства оборудования – мощный фактор усиления конкурентных позиций в условиях инновационного соперничества.

В частности, производство нанопродукции, имеющей массовый спрос в гражданском секторе экономики, - средство удешевления поставок этой продукции и в оборонный сектор экономики. При этом важную роль в генерировании такого спроса должны сыграть заказы госкорпораций. РЖД, «Газпром», «Роснефть», «Ростехнологии», региональные и муниципальные хозяйственные организации должны стать приобретателями передовой продукции нового технологического уклада.

- Что уже сегодня из нанопродукции мы можем предложить мировому рынку?

- В частности, сканирующие микроскопы с атомно-силовыми установками, которые делают наши инженеры, продаются в основном за пределами России, потому что у нас спрос на такое оборудование внутри страны не столь велик. И уже сейчас российские производители освоили рынки примерно сорока стран за счет передовой технологии. Но есть и примеры обратного. Активно используемые ныне в сельском хозяйстве ряда стран генетически-модифицированные растения в России не получили распространения ввиду излишне консервативной позиции регулирующих и надзорных органов. В результате отечественные потребители получают на прилавках магазинов ту же саму трансгенную продукцию, только мы вообще не знаем, как она была произведена. Или развитие клеточных технологий в медицине. Там, где мы могли быть впереди планеты всей (ведь стволовые клетки были открыты в Харькове), вырвались другие страны. Сегодня мы даже приступить к использованию клеточных технологий не способны из-за невежественной и некомпетентной политики надзорного органа в области здравоохранении. А мы могли ведь быть первыми в мире и экспортировать эти технологии. Это пример того, как близорукая политика органов регулирования блокирует развитие.

- Вроде бы у нас есть целая корпорация – «Роснанотехнология», которая по сути своей должна аккумулировать инновационные идеи и доводить их до производства?

- Эта корпорация могла бы сделать очень много, но увлечение ее руководителей игрой с финансовыми инструментами способно погубить все дело. Если в качестве основного механизма распределения государственных денег, которые выделены на поддержку нанотехнологий, обсуждаются вопросы игры на финансовом рынке с ценными бумагами, непонятно, какое это имеет отношение к слову «нано»? Это способно лишь породить финансовые пирамиды, создает угрозы махинаций. Мне кажется, что корпорация «Роснанотехнологии» должна была бы ориентироваться на решение содержательных вопросов, прямом кредитовании нанотехнологических исследований и производстве, выводе соответствующих компаний и фирм на рынки. Но для этого надо разбираться в предмете. Пока что при таком состоянии менеджмента трудно рассчитывать на успех.

- Какими вы видите политические риски перехода российской экономики к шестому технологическому укладу?

- Я не вижу в России сегодня никакого политического сопротивления внедрению нанотехнологий. Более того, государство в целом пытается стимулировать их развитие и внедрение, в частности, освоение производства светодиодов – хороший пример государственной поддержки правильного направления. Вместе с тем государство могло бы сделать больше того. Например, запретить использование лампочек накаливания как транжирящих электроэнергию. Тем более что в США их уже запретили, и вся американская продукция отвратительного качества рванула на наш рынок. Но это не вопрос политического сопротивления, это вопрос бюрократической инерции и нежелания отдельных ведомств заниматься инновационной политикой. Есть и конфликт отдельных частных интересов. Скажем, в недрах РЖД есть сопротивление процессу внедрения нанопокрытий и сопряженных технологий обработки колесных пар. Мотив здесь очень простой, если колесные пары будут служить в десять раз дольше, чем сейчас, значит, будет меньше спрос на вагоны, что затронет чей-то бизнес. Но все-таки это сопротивление отдельных частных групп влияния в отдельной компании, это надо учитывать и преодолевать.




Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7-499-965-69-37, 89197736146, Факс: (495) 641-04-57
Электронная почта:   rosvesty@yandex.ru  
All rights reserved. «Российские Вести» 2002-2018 ©