26 декабря - 01 января 2007   № (47)1897 Издается с 1990 г.
жены ивана грозного: жизнь и смерть первых русских цариц
тайны женского некрополя московского кремля. часть 3.
В состав некрополя Вознесенского собора входят захоронения четырех (из шести официальных) жен царя Ивана IV. Продолжая рассказ о тайнах женского некрополя Московского Кремля, мы беседуем с Татьяной Дмитриевной ПАНОВОЙ – доктором исторических наук, заведующей археологическим отделом Государственного историко-культурного музея-заповедника «Московский Кремль», руководителем рабочей группы по изучению некрополя русских великих княгинь и цариц из бывшего кремлевского Вознесенского монастыря.

Сегодня речь пойдет о судьбе первой русской царицы Анастасии Романовны; о второй жене Ивана IV Марии Темрюковне, о загадочной смерти царской невесты - Марфы Собакиной, а также о личности самого Ивана Грозного.

- Татьяна Дмитриевна, сегодня многие историки говорят о влиянии на Ивана Грозного его первой супруги Анастасии, о ее загадочной смерти. Действительно ли первая русская царица была отравлена?

- В связи с именем молодой жены царя многим припоминается старый художественный фильм С.Эйзенштейна «Иван Грозный». Сцена, когда мать старицкого князя Владимира Андреевича Евдокия подсыпает яд в кубок царицы, одна из самых запоминающихся сцен в этой кинокартине… Анастасия, первая жена царя Ивана Васильевича, была похоронена в усыпальнице Вознесенского собора, и современные исследования позволили установить причину ее смерти. Царица Анастасия была отравлена солями ртути, или так называемым «Венецианским ядом». Ртуть была обнаружена в останках царицы. Другие же яды – сурьма, мышьяк, свинец в ее останках обнаружены не были.

Эксперты не любят давать очень категоричные по форме заключения, тем более, что речь идет о преступлении, совершенном более четырех веков назад. Но в данном случае картина оказалась более чем ясной. Именно «серебряная вода», как называл ртуть Аристотель, сыграла свою убийственную роль, в прямом смысле этого слова, в судьбе царицы Анастасии.

Интересно, что в одном из документов, составленном самим Иваном IV, он высказывал предположение о причине смерти своей первой жены: «… и отравами царицу Анастасию изведоша». И, как сейчас выясняется, в данном случае он был прав.

- Кому была выгодна смерть молодой царицы?

- Эта свадьба семнадцатилетнего царя Ивана IV (состоялась 3 февраля 1547 г.) сразу вызвала отрицательную реакцию высшей знати. Дело в том, что царь женился на представительнице нетитулованных некняжеских кругов, и этот факт не мог остаться без внимания. Так, например, князь Семен Лобанов-Ростовский обвинил Ивана Васильевича в том, что «их всех государь не жалует, великих родов бесчестит, а приближает к себе молодых людей, а нас ими теснит; да и тем нас истеснился, что женился, у боярина у своего дочерь взял… рабу свою. И нам как служити своей сестре?»

В смерти этой женщины заинтересованных было очень много. Высшая знать стремилась устранить клан Романовых из окружения царя, где они заняли, после его женитьбы на представительнице этого рода, важные государственные посты.

Смерть Анастасии Романовны стала причиной для опал и казней придворных, но был ли тогда наказан истинный виновник ее гибели – этого мы уже никогда не узнаем.

- Сохранились ли какие-нибудь грамоты, рассказывающие о характере и жизни царицы Анастасии?

- Письменные источники сохранили не так много данных о характере и жизни первой царицы. Среди уцелевших документов мы находим интересные сведения о событиях при дворе Ивана IV, записанные англичанином Джеромом Горсеем, проживавшим в Москве двадцать лет, с 1571-го по 1591 год. И хотя он прибыл в Россию уже после смерти первой жены царя, в его воспоминаниях есть строки и о ней: «Эта царица была такой мудрой, добродетельной, благочестивой и влиятельной, что ее почитали, любили и боялись все подчиненные… Великий князь был молод и вспыльчив, но она управляла им с удивительной кротостью и умом… Когда добрая царица Анастасия умерла, она была причислена к лику святых и до сего дня почитается в их церквах». Отбросив восторженное преувеличение, явно просматривающееся в записках Горсея по отношению к очень молодой и воспитанной в тиши терема женщине, отметим, что своим добрым нравом Анастасии, видимо, удавалось в каких-то ситуациях усмирять необузданный нрав своего мужа. Но, конечно, она не имела серьезного влияния на решения, принимавшиеся царем в сфере государственной политики.

Как известно, царь сильно переживал смерть своей первой супруги. Об этом летописи сохранили яркий рассказ. За гробом он шел, поддерживаемый своим братом Юрием, князем Владимиром Старицким и юным казанским царем Александром, своим воспитанником, так как от горя и слез еле держался на ногах, «от великого стенания и от жалости сердца».

-Сколько же тогда было лет Анастасии?

- Царица Анастасия Романовна умерла 7 августа 1560 г. Изучение ее останков показало, что ей было не более 25 – 26 лет. Это означает, что замуж ее выдали в возрасте четырнадцати лет. До тех пор, пока не было проведено точное химическое исследование ее останков, историки по-разному истолковывали причины столь ранней смерти, склоняясь к тому, что организм царицы был истощен частыми родами (в семье родилось шесть детей).

- Были ли попытки восстановить ее портрет?

- Мы совершенно точно знаем, что цвет ее волос был темно-русым. Конечно, поднимался вопрос и о реконструкции портрета царицы по черепу, но он оказался в недостаточно хорошем для этого состоянии.

- Несмотря на большое горе, охватившее царя после смерти своей супруги, Иван, однако, очень быстро принял решение жениться во второй раз…

- Действительно, уже через неделю после похорон молодой царицы, высшее духовенство страны стало убеждать царя вступить в новый брак – «для хрестиянские надежи женился ранее, а себе бы нужи не наводил». Царские дипломаты занялись поисками невесты в других землях. Не добившись успеха в Швеции и Польши, они обратили свои взоры на юг. Так на Руси появилась царица из Кабарды – княжна Кученей, дочь кабардинского князя Темир-Гуки. Она приняла православие и имя Мария. Свадьба состоялась в 1561 г. В этом браке, в 1563 г., у Ивана IV родился сын Василий, умерший в младенчестве. А в 1569 г. Мария Темрюковна заболела и умерла в Александровой слободе.

- Ее портрет также не удастся восстановить?

- Череп ее плохо сохранился, поэтому восстановить скульптурный портрет невозможно. В белокаменном саркофаге вместе с останками царицы Марии хорошо сохранились лишь отдельные предметы. Там были найдены металлический сосудик с узким горлом (сулейка) и ее волосник (вязаная шапочка у замужних русских женщин XVI - XVIII в., надевавшаяся под платок), очелье которого украшает вышивка золотой нитью.

- А что известно о третьей супруге царя – Марфе Собакиной?

- Через два года после смерти Марии Темрюковны в некрополе кремлевской женской обители похоронили третью супругу Ивана Васильевича, Марфу Собакину. К сожалению, о Марфе и о ее родственниках известно мало. Известно, что они происходили из-под Коломны. Род Собакиных толком никому не был известен и выдвинулся совершенно неожиданно после того, как Марфа стала невестой царя. Именно после этого ее отец, все ее братья (в том числе и двоюродные) тут же стали занимать высокие посты при дворе. Однако через год после смерти Марфы о них вообще и воспоминания не осталось… кто-то был казнен, кто-то лишился своих прав…

Так ведь всегда на Руси было – если великий князь женился - родня невесты начинала занимать значительные государственные посты, когда же супруга царя умирала, то ее родственники зачастую теряли свое влияние …

- Марфа Собакина оставила яркий след в литературе. Так, например, в опере Римского-Корсакова «Царская невеста» описано, как царь выбирает себе невесту (Марфу)

- Она действительно была очень красива. Действительно она была черноволосой. И это первый случай в истории, когда был зафиксирован случай массового просмотра невест для царя. Конкурс невест появляется именно в случае замужества Марфы Собакиной. Все дворяне и знатные люди должны были представить на смотрины своих незамужних дочерей. Этот процесс был довольно долгим. Марфа была выбрана почти сорокалетним царем из 1500 невест, свезенных в Москву отовсюду. Отбор проходил по группам. Постепенно количество претенденток сокращалось, и, наконец, на последнем этапе была избрана Марфа Собакина.

Новая царица была родней Малюты Скуратова, и после свадьбы этот худородный человек вошел в число родни царской семьи.

- В опере упоминается какое-то неизвестное зелье, которым из ревности была отравлена Марфа Васильевна - царская невеста.

- Смерть ее была неестественной. Заболела она еще до свадьбы и через две недели скончалась. Это было зафиксировано церковным советом. Эксперты-криминалисты проверяли ее останки на ртуть, на мышьяк, но этих ядов нет. Но ведь, как известно, извести можно было и грибочками... Многие яды растительного происхождения трудно поддаются химическому анализу. В то время отравители старались имитировать болезнь, чтобы не вызвать подозрений. Человек болел примерно две недели и умирал…

Таким образом, уже после обручения избранница заболела, но свадьба все-таки состоялась (28 октября 1571 г.). Но женой царя Марфа Васильевна так и не стала– это было засвидетельствовано приговором высшего духовенства (видимо, она была к тому времени уже сильно больна).

Скончалась Марфа Собакина 14 ноября того же года. Ее похоронили рядом с Марией Темрюковной, второй женой грозного царя.

- …Мы теперь имеем возможность увидеть скульптурный портрет «Царской невесты», о красоте которой ходили легенды…

- Это благодаря скрупулезной работе Сергея Алексеевича Никитина (г. Москва), ведущего специалиста в области судебной медицины и скульптурной реконструкции внешнего облика человека по его костным останкам.

Надо сказать, что личная жизнь Ивана IV Грозного с ее беспрецедентным для русского средневековья числом женитьб всегда привлекала к себе внимание. Немало легенд было сложено о судьбе его жен, умерших молодыми или закончивших свой век за высокими монастырскими стенами.

Одна из легенд, кочующая по страницам исторических книг, появилась на свет, как это ни удивительно, в середине XX столетия. Она гласит, что в августе 1929 г., впервые приподняв крышку белокаменного саркофага Марфы Собакиной, люди увидели не тронутые тлением тело и прекрасное ее лицо. Трудно сказать, почему подобные слухи укоренились в среде историков. Сохранился дневник, в котором члены комиссии по вскрытию гробниц Вознесенского собора в 1929 г. фиксировали все, что обнаруживалось в процессе изучения древних захоронений. Наверное, столь необычное состояние останков Марфы Собакиной потрясло бы их и нашло отражение в документе. Но в том-то и дело, что никаких биологических феноменов тогда не обнаружили – рассказы о них появились позже и являются, увы, только фантазией…

В ее саркофаге, кроме останков, был еще обнаружен хорошо сохранившийся головной убор – волосник, украшенный вышивкой, и уникальный стеклянный кубок итальянской работы на серебряном поддоне, не имеющий аналогов в музейных собраниях нашей страны.

- Кроме многочисленных легенд о женах Ивана Грозного, до сих пор ходят слухи о характере самого царя…

Сохранилось несколько кратких словесных зарисовок внешнего вида и характера царя, составленных еще при его жизни. Причем сделано это было в разные периоды. Одна из первых относится к 1557 г. и демонстрирует нам облик и характер, во многом отличный от свидетельств более позднего времени. Вот каким увидел молодого царя венецианский посол Марко Фоскарино: «Князь и великий император по имени Иван Васильевич имеет от роду двадцать семь лет, красив собою, умен и великодушен. За исключительные качества своей души, за любовь к своим подданным и великие дела, совершенные им со славою в короткое время, достоин он встать наряду со всеми другими государями нашего времени. Император руководствуется своими несложными законами, по которым он с величайшею справедливостью царствует и управляет всем государством. Император запросто разговаривает и обращается со всеми…, с царским величием он соединяет приветливость и человечность». Какой контраст с тем, что мы все знаем об Иване IV из других свидетельств!

Так, например, в записках посла Даниила Принца фон Бухау, посетившего русский двор в 1576 и 1578 гг., об Иване Васильевиче написано следующее: «Он очень высокого роста. Тело имеет полное силы и довольно толстое, большие глаза, которые у него постоянно бегают, наблюдают все тщательным образом. Борода у него рыжая с небольшим оттенком черноты, довольно длинная и густая, но волосы на голове, как большая часть русских, бреет бритвой».

Австрийский посланник фон Бухау описал и характер русского царя: «Он так склонен к гневу, что, находясь в нем, испускает пену, словно конь, и приходит как бы в безумие; в таком состоянии он бесится также и на встречных. Жестокость, которую он часто совершает на своих, имеет ли начало в природе его, или в низости подданных, я не могу сказать».

Англичанин Джером Горсей, торговый агент Московской компании, несколько раз ездил с посольскими поручениями царя Ивана в Англию, и, конечно же, его наблюдения представляют для нас большой интерес. Вот каким запомнил Горсей грозного русского государя: «Он был приятной наружности, имел хорошие черты лица, высокий лоб, резкий голос – настоящий скиф, хитрый, жестокий, кровожадный, безжалостный, сам и по своей воле и разумению управлял как внутренними, так и внешними делами государства…».

Итак, великодушный и справедливый в молодости, кровожадный и жестокий во второй половине своей жизни. Таким предстает перед нами этот человек, характер которого давно и постоянно интересует историков и писателей, просто любителей старины и даже психиатров. Кстати, один из специалистов в этой области попытался проанализировать поведение царя Ивана IV, его поступки и черты характера. Врача поразили изменения, произошедшие с этим человеком где-то в возрасте около тридцати лет. И он пришел к выводу, что у Ивана Васильевича развилась паранойя – отсюда постоянная, в зрелые годы, подозрительность, мания преследования и т.д. Болезнь эта, как считают психиатры, часто проявляется именно в возрасте около тридцати лет. Может быть, это и верно. И историки отмечают, что после смерти в 1560 г. первой жены царя Анастасии Романовны Иван от проявлений жестокости, которые известны у него уже в юные годы, переходит к тотальному террору. С его помощью он устанавливает в стране режим своей личной власти.

- Даже его сын, как известно, попал «под горячую руку»…

- В 1581 г. в Архангельском соборе похоронили сына Ивана Грозного, царевича Ивана (он родился 28 марта 1554 г.). Отец решительно вмешивался в жизнь царевича, так и не успевшего проявить себя в качестве наследника престола. Иван Иванович был трижды женат, поскольку первые два его брака отец расторгнул, отправив Александру Сабурову и Прасковью Петрову – Соловую в Покровский монастырь г. Суздаля. В 1580 г. царевич женился на Елене Шереметьевой, защищая которую от побоев отца, он и получил смертельный удар по голове, приведший к горячке и смерти. Иван Иванович умер 19 ноября 1581 г.

Во время исследований останков Ивана выяснялась плохая сохранность черепа в захоронении, что говорит о серьезной прижизненной травме головы царевича. Антропологам так и не удалось реконструировать скульптурный портрет Ивана Ивановича, ставшего жертвой отцовского гнева.

Иван IV пережил своего сына лишь на два с небольшим года и умер 18 марта 1584 г. (родился он в 1530 г.).

- Как по мнению антропологов выглядел Иван Грозный?

- Большой интерес вызвало вскрытие и изучение погребения Ивана IV, проведенное еще в 1963 г. Известный антрополог М.М. Герасимов, участвовавший в изучении останков в Архангельском соборе Кремля, реконструировал облик грозного царя.

Царь Иван действительно обладал широкими плечами. Антропологи определили рост Ивана Васильевича в пределах 179 - 180 см. В последние годы жизни он располнел и имел внушительный вес – не менее 85 - 90 кг.

Давая антропологическую характеристику расового типа Ивана IV, М.М. Герасимов писал, что он ближе всего к динарскому, присущему западным славянам. Эти черты он, несомненно, унаследовал от матери, Елены Глинской, у которой в роду были поляки, литовцы (по мужской линии), а также сербы (по линии матери). Но что важно, антропологи зафиксировали значительные признаки средиземноморского типа, которые царь мог унаследовать только через отца от бабушки, гречанки Софьи Палеолог.

- Татьяна Дмитриевна, удалось ли современным исследователям найти истинную причину смерти Ивана IV?

- Еще в XVI в. его смерть вызвала в Москве массу пересудов. В народе упорно ходили слухи о том, что Борис Годунов и Богдан Бельский были к тому причастны. Попали такие предположения и в записки иностранных послов и путешественников. Причин смерти называли много и самых разных. Одной из них считали отравление, но были и другие версии. Например, удушение…

Казалось бы, точку в спорах о причине смерти Ивана IV помогут поставить натурные исследования его останков. Сразу стоит оговорить предположение об удушении царя руками – щитовидный хрящ гортани сохранился хорошо, что исключает эту версию. Правда, другие способы удушения (подушкой, например) не должны были бы нарушить этот хрящ, как считают антропологи.

Предположение о смерти Ивана Васильевича от яда также не удалось ни подтвердить, ни опровергнуть. Данные химических анализов неоднократно публиковались в специальной литературе (исторической и криминалистической). Это всегда были средние цифры, из которых нельзя было понять, в каких объектах и какое конкретно количество минеральных веществ было обнаружено. Начнем с мышьяка. Его зафиксировали следующее количество: в материалах из захоронения Ивана IV – от 8 до 150 мкг (0,15 мг) на 100-грамовую навеску. В материалах из саркофага царевича Ивана данные несколько иные – от 14 до 267 мкг (до 0,26).

Найденные количества мышьяка, как отмечали публикаторы этих сведений, не превышают естественное содержание его в человеческом организме. Однако необходимо заметить, что в настоящее время установлен естественный фон в организме человека по мышьяку. Он составляет лишь сотые миллиграмма – от 0,01 до 0,08. В качестве примера можно привести исследование останков удельного князя Дмитрия Шемяки – в его почке зафиксирован этот яд в пределах 0,21 мг; его оказалось достаточно для острого отравления. Простой пересчет показывает, что говорить о естественном фоне по мышьяку в останках Ивана IV и царевича Ивана сложно – он явно превышен, и значительно.

Проводились также анализы для выявления солей ртути – одного из самых распространенных в средневековье ядов. В останках отца и сына оказались и ртутные соединения, и в более чем достаточном количестве – до 1,3 мг. (Естественный фон по ртути в человеческом организме не превышает нескольких сотых миллиграмма) Поражает совпадение данных по этому веществу как у пятидесятилетнего царя Ивана, так и у двадцатисемилетнего царевича.

- Можем ли мы в этом случае говорить об отравлении солями ртути?

- Исследователи высказали разные варианты объяснения этого явления. Во-первых, накопление ртути возможно связано с применением ртутьсодержащих препаратов для лечения болезней. И, во-вторых, обнаруженное количество ртути не позволяет полностью исключить возможность как острого, так и хронического (когда накопление вредного вещества шло понемножку, годами) отравления.

- Ивану IV до сих пор приписывают массу болезней, от которых он лечился ртутьсодержащими препаратами. Что можно сказать по этому поводу сегодня?

- Обнаружение высокого содержания ртутного соединения в останках Ивана IV и его сына вызвало появление некоторого числа безграмотных, к сожалению, публикаций, в которых ретивые (околонаучные) авторы утверждали, что царь Иван около двадцати последних лет своей жизни болел венерическим заболеванием (сифилисом) – примерно с 1565 г. В средние века для лечения таких болезней использовали ртутные мази. Этим и объяснили значительное количество ртути в организме Ивана IV и царевича Ивана – оказывается, сын также страдал аналогичным недугом, и с того же времени! Авторов идеи не остановило даже то, что старшему сыну царя в 1565 г. было всего десять лет!

Антрополог М.М. Герасимов в одной из своих статей решительно отмел подобные домыслы – на костях скелетов, в том числе и черепе Ивана IV, не было никаких следов указанных заболеваний – за двадцать лет болезни они должны были образоваться, и такие, что не приведи Господи!

Однако известно, что царь Иван Васильевич страдал полиартритом, и не один год. Вполне возможно, что этим и объясняется накопление ртутных соединений в его организме – лечиться ему пришлось несколько лет, и активно. Да и внезапность смерти Ивана IV, отмеченная многими, не свидетельствует об остром отравлении; оно сопровождается, как правило, весьма заметными проявлениями – кровотечением из носа и рта, чего отмечено тогда не было.

Исследования экспертов-химиков так и не внесли особой ясности в вопрос о причинах смерти царя Ивана Васильевича. Антропологи добавили еще одну версию – сердечный приступ (в свое время М.М. Герасимов писал о сердечно-сосудистом расстройстве и инфаркте). Состояние организма царевича Ивана и вовсе стало загадкой – умер от прижизненной травмы, но стоял на грани гибели от хронического отравления ртутью и мышьяком, да и свинцом.

- С чем же связано такое повышенное содержание ртути, мышьяка и свинца, обнаруженное в останках царевича Ивана?

- Сегодня этот вопрос остается открытым… Известно, что он скончался от черепно-мозговой травмы – удар посохом по голове, нанесенный собственным отцом, свел его в могилу. В заключениях исследователей нет никаких объяснений по поводу большого количества в его организме мышьяка и ртути. Иван Иванович умер молодым, когда лечение опорно-двигательного аппарата ему еще не требовалось.

В записках иностранцев о России есть смутные намеки на то, что царь Иван Грозный (а возможно, и его старший сын), боясь отравления, приучал свой организм к ядам, принимая их в микроскопических дозах. Тогда, естественно, хроническое отравление не успело свести в могилу молодого царевича – это сделал его отец своею собственной рукой.

Увы, исследования второй половины XX столетия так и не дали однозначный ответ на интересующий уже не одно поколение историков вопрос о причинах смерти грозного царя. Список версий пополнили новые, также имеющие право на существование. Данные, полученные при изучении останков царевича Ивана, и вовсе приводят в замешательство. И удастся ли ответить на все вопросы – сказать трудно…

(Продолжение следует)



Автор - Беседовала Лада МЕРКУЛОВА

 
человек родом из детства
В последнее время в России интерес к литературе возрождается. Стали читать не только детективы, но и интересоваться классикой. А вот любопытство к детской литературе было всегда. Как же оставить наших любимых чад без героев, которые наполняют их мир красивой выдумкой и улыбкой? Волшебников не так уж много. Один из них – Эдуард Успенский отметил свой юбилей.

Автор - Нинель Щербина
Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7-499-965-69-37, 89197736146, Факс: (495) 641-04-57
Электронная почта:   rosvesty@yandex.ru  
All rights reserved. «Российские Вести» 2002-2017 ©