19 - 25 декабря 2007   № (46)1896 Издается с 1990 г.
почему выстоял кремль
подробности некоторых операций нквд-нкгб в годы войны
В истории отечественных органов госохраны бывали страницы, когда в сжатые сроки им приходилось решать весьма специфические задачи. Одной из них стало воплощение новых способов обеспечения безопасности на таком стратегически важном объекте, как Московский Кремль, в период Великой Отечественной войны.

Уже летом 1941 года было разработано два варианта его возможной маскировки, в которых предусматривалось «застроить» территорию Кремля макетами городских зданий и даже перекинуть через Москву-реку еще один - ложный – мост, восточнее Тайницкой башни. Другой нестандартной задачей в годы войны стали многочисленные эвакуационные мероприятия - перевозка тела Ленина в Тюмень, участие во временном перемещении Золотого запаса, Алмазного фонда СССР, ценностей из Оружейной палаты и государственных архивов, а также подготовка к переезду правительства СССР в Куйбышев.

Меры безопасности в Кремле начали усиливать уже с первых дней войны. 23 июня 1941 года приказом коменданта Московского Кремля «О недочетах светомаскировки в Кремле» соответствующим должностным лицам предписывалось принять немедленные меры к полному затемнению занимаемых помещений. Передвигаться на автомобилях по Кремлю в ночное время разрешалось со скоростью не выше 5 км/ч с потушенными или затемненными фарами. Для ориентировки шоферов в темное время суток были сделаны белые полосы в арках Спасских, Боровицких и Арсенальных ворот. Личному составу нарядов предписывалось следить за соблюдением правил светомаскировки и немедленно пресекать нарушения.

В конце июня 1941 года встал вопрос о возможности маскировки Кремля и прилегающих к нему территорий и зданий. В записке от 26 июня заместителю председателя СНК СССР Л.П. Берия комендант Московского Кремля Н.К. Спиридонов отмечал, что маскировка объекта может усложнить для противника поиск Кремля на фоне Москвы и снизит возможность прицельного бомбометания по отдельным зданиям Кремля.

Необходимо отметить, что этот объект выделялся на фоне Москвы в виде самостоятельной территории, ограниченной кремлевскими стенами с башнями, площадями и Москвой-рекой. Наиболее характерными зданиями на территории Кремля являлись соборы с позолоченными куполами. Другие постройки резко выделялись одинаковой светло-желтой окраской зданий и зелеными крышами на фоне пестрых фасадов и красных крыш города. Недостаточная плотность застройки территории Кремля, по сравнению с прилегающими районами города, выделяла его еще больше. Кроме того, отличительной особенностью, позволяющей определить Кремль с воздуха, были большие зеленые площади внутри объекта, отсутствующие в таком количестве в центральной части города.

С учетом этого предлагалось применить два варианта маскировки Кремля. Первый вариант предусматривал в основном имитирующую окраску кремлевских зданий, уничтожение блеска позолоченных глав кремлевских соборов, снятие крестов и имитацию окраской и присыпкой на площадях в Кремле и его окружении. Так, крыши и открытые фасады всех кремлевских зданий планировалось перекрасить таким образом, чтобы они выглядели, как обычные дома. Над Мавзолеем Ленина должен был вырасти макет городского здания, а трибуны предполагалось перекрыть полотнищами, раскрашенными под крыши. По наружному контуру Александровского сада и в отдельных его местах должны были разместиться вертикальные декорации городских зданий. Подвешенные полотнища, имитирующие различные постройки, собирались установить и в Тайницком саду.

Второй вариант отличался от первого тем, что ложные городские кварталы устраивались путем комбинаций различных макетов, а через Москва-реку, для дезориентации противника, выстраивался ложный мост. Предусматривалось проведение следующих мероприятий:

- застройка Манежной и Красной площадей, проездов за храмом Василия Блаженного объемными макетами зданий по типу городских;

- частичное скрытие очертаний кремлевских стен за счет устройства на них объемных макетов городских зданий;

- застройка объемными макетами городских зданий Тайницкого сада, откоса Большого сквера;

- постройка ложного моста через Москва-реку и проведение декоративными средствами ложной дороги через Кремль с выходом ее к Спасским воротам.

Ожидалось, что мероприятия по маскировке будут одинаково эффективны как в ночных, так и в дневных условиях бесснежного времени года.

14 июля 1941 года был утвержден проект, составленный группой под руководством академика архитектуры Иофана. В нем сочетались объемное и плоскостное прикрытие объекта. Работы по маскировке Кремля проводились Управлением Комендатуры Московского Кремля, а прилегающих территорий и зданий (Красной площади, ГУМа, Манежа и т.д.) – Моссоветом и соответствующими ведомствами, которые занимали маскируемые здания.

29 июля 1941 года был произведен дневной контрольный осмотр маскировки Кремля с самолета. Комиссия, в состав которой входил заместитель коменданта Кремля Н.С. Шпигов, провела наблюдение с высоты 1000 м со всех сторон и под различными углами и сделала вывод о необходимости дальнейшей работы по прикрытию центра столицы и Кремля.

В декабре 1941 года был введен в действие план мероприятий по противовоздушной обороне Кремля. Тем не менее все эти меры не могли полностью оградить центр столицы от потерь и разрушений, вызванных налетами немецкой авиации. Московский Кремль подвергался бомбардировкам противника восемь раз – все они пришлись на период со средины лета 1941-го до начала весны 1942 года. Так, в ночь с 21 на 22 июля 1941-го при первой бомбардировке Кремля, одной бомбой фугасного действия весом в 250 кг, начиненной аммоналом, в Большом Кремлевском дворце оказались пробиты крыша и потолочное перекрытие Георгиевского зала. Бомба не взорвалась. Дойдя до пола зала, она развалилась, образовав бесформенную воронку. В месте проникновения бомбы отверстие имело размеры в крыше – 40-50 см, в потолке – 90-100 см, на чердаке дворца была найдена неразорвавшаяся термитная (зажигательная) бомба, весом в 1 кг. В 30 метрах от БКД, на склоне Тайницкого сада, упала бомба весом в 50 кг, которая взорвалась, не причинив никакого ущерба. Диаметр воронки составил 5 м, глубина – 2 м. Пять зажигательных бомб весом 1 кг были сброшены в районе Никольских ворот - они не причинили ущерба и были погашены. Наливная зажигательная бомба весом 25 кг упала в районе Комендантской башни, ударившись о кремлевскую стену. Горючее (нефть), разбрызганное на площади 60 кв. м, не воспламенилось.

23 июля 1941 года в 02 часа 15 мин. на 15 объектов Московского Кремля вражескими самолетами было сброшено 76 термитно- зажигательных бомб весом 1 кг каждая. Все они были своевременно затушены личным составом гарнизона Кремля - ни один объект не пострадал.

Для повышения эффективности противовоздушной обороны Московского Кремля 29 июля на его территории, в районе Большого сквера, были установлены две зенитные батареи корпуса ПВО: одна – среднего калибра, другая – мелкокалиберная.

В ночь с 11 на 12 августа по сигналу «Воздушная тревога» личный состав гарнизона Московского Кремля был укрыт в убежищах, а часть его приведена в боевую готовность.

Примерно в 00 часов 30 мин. сотрудниками УКМК был замечен в воздухе, на высоте 4-5 км, одномоторный самолет, который в течение нескольких минут кружил над Кремлем, создавая два круга дымовой полосы с перекрестием в центре, определявшим положение Кремля. Очевидно, этот самолет всеми огневыми точками был признан своим истребителем, и огня по нему зенитная артиллерия внутреннего округа ПВО Москвы не вела.

Вскоре вражеские самолеты по этому ориентиру сбросили серию фугасных бомб, две из которых упали на территорию Кремля (100 кг и 1000 кг). В результате взрывов бомб в районе БКД был поврежден электрокабель, разбиты стекла и рамы Екатерининского зала, «Собственной половины», комнат президиума, поломана дверь правительственного подъезда Большого Кремлевского дворца; пострадал также корпус №9. В Арсенале была разрушена восточная часть здания, серьезно пострадали расположенный во дворе этого здания малый гараж, общежития подразделений гарнизона, складские помещения, столовая и кухня ХОЗУ УКМК, уничтожена зенитно-пулеметная огневая точка. Из состава наряда пострадали 68 человек, из них убиты и пропали без вести 28 человек.

Начиная с октября 1941 года противник, учитывая малую эффективность зажигательных бомб, перешел на бомбометание исключительно фугасных бомб. Фашистская авиация в этот период из-за близости к Москве участила налеты. Бывали дни, когда случалось по 5-6 тревог в сутки.

29 октября 1941 года в 19.22 на территорию двора Арсенала была сброшена бомба фугасного действия (около 500 кг.). Этот налет вызвал самые большие потери среди личного состава. Пострадали 146 человек, из них 45 - убиты и пропали без вести.

Налеты до декабря 1941 года проходили в основном на высоте 3 тыс. метров, затем до середины 1942 года – на высоте 5 – 6 тыс. метров, в последующем – на высоте 8 – 11 тыс. метров, что резко снизило эффективность действий вражеской авиации в районе Москвы, а, значит, и опасность поражения Московского Кремля и других охраняемых объектов.

Всего за годы войны на Московский Кремль и его ближайшее окружение (Александровский сад и Красная площадь) было сброшено 15 фугасных бомб, весом от 50 до 1000 кг, 151 зажигательная бомба, две осветительных и одна наливная.

Но в целом предпринятый комендатурой Московского Кремля комплекс мероприятий, включавший, в том числе, и меры по местной противовоздушной обороне объекта, помог избежать более крупных людских потерь и материального ущерба, а также способствовал сохранению архитектурного ансамбля Московского Кремля с находящимися на его территории правительственными зданиями, музеями, историческими и культурными ценностями.

Важной задачей, которую приходилось решать в экстренном порядке в самом начале войны, было участие подразделений государственной охраны в различных эвакуационных мероприятиях. Личный состав комендатуры Московского Кремля и 1-й отдел НКВД СССР обеспечили вывоз из Москвы большого количества особо важных грузов, в числе которых – ценности Государственной Оружейной палаты. В распоряжение начальника команды по охране сопровождаемого груза, командира роты Отдельного батальона НКГБ В.Д. Павлова, был выделен вооруженный взвод полка специального назначения в количестве 20 человек. В течение нескольких дней ценности были упакованы в ящики (всего 277 мест) и отправлены по назначению. В первой декаде июля все они были помещены в хранилища и обеспечены надежной охраной.

28 июня 1941 года специально созданная комиссия оценила сопротивляемость здания Мавзолея В.И. Ленина бомбометанию с воздуха и пришла к заключению, что его конструкция не отвечает сопротивлению однократного попадания 100-килограммовой фугасной авиационной бомбы (ФАБ). При этом защитные мероприятия в виде обкладки мешками с песком и заполнения внутренних помещений песком также не могут предохранить объект от разрушения при прямом попадании крупных ФАБ. На основании этих выводов комиссия пришла к заключению, что для сохранения тела В.И. Ленина от бомбардировок с воздуха необходимо вывезти его в безопасное место. Сформировать и обеспечить отправление специального поезда было поручено заместителю начальника 1-го отдела НКГБ Д.Н. Шадрину, охрана поезда в пути следования возлагалась на Управление коменданта Московского Кремля и на 1-й отдел НКГБ СССР. Прибыв в Тюмень, поздно вечером 9 июля группа сотрудников комендатуры Московского Кремля и 1-го отдела НКГБ СССР переместила «специальный груз» из вагона в помещение, предназначенное специально для этих целей в двухэтажном каменном доме. Здесь также расположились прибывшие из Москвы научные и административно-технические сотрудники специальной лаборатории во главе с профессором Б.И. Збарским. Внешнюю охрану здания осуществляли два круглосуточных милицейских поста. Персонал, обслуживающий кухню, столовую, был специально подобран через горком партии, из числа проверенных коммунистов. При этом никто из них не знал о характере деятельности коллектива, возглавляемого профессором Б.И. Збарским.

В середине октября 1941 года руководство 1-го отдела НКВД СССР подготовило проект плана выезда членов правительства СССР из Москвы. Предусматривалось три варианта: железнодорожным транспортом, автомобильным и на самолетах. При следовании по железной дороге был определен маршрут: Москва-Горький-Куйбышев. Поезд особой нормы с охраняемыми лицами должны были сопровождать 170 сотрудников 1-го отдела и 100 военнослужащих Полка специального назначения УКМК во главе с начальником отдела охраны НКВД СССР Н.С. Власиком. Планировалось, что в голове эшелона будет двигаться ремонтно-восстановительный поезд, а в хвосте – поезд прикрытия с сотрудниками НКВД. Защита эшелона в случае воздушного нападения обеспечивалась зенитной артиллерией с четырех бронеплощадок и полком истребительной авиации.

Второй вариант предусматривал следование на автомобилях по 450-километровому маршруту Москва-Ногинск-Покров-Владимир-Вязники-Гороховец-Горький. Пункт отдыха и заправки машин предусматривался в дер. Гаврильцево, в 200-210 км от Москвы. Для отражения нападения наземного противника Управлением коменданта Московского Кремля выделялся Полк специального назначения (его представители также должны были двигаться на автомашинах). Для охраны основных автомобилей по трассе должны были следовать несколько легковых машин с выездными группами личной охраны. В автоколонне предусматривалось наличие четырех 37-миллиметровых зенитных орудий - для отражения воздушного нападения. Также с воздуха ее должен был прикрывать полк истребительной авиации. Материально-техническое обеспечение отряда состояло из одной автоцистерны и передвижной автомастерской.

Третий вариант предусматривал эвакуацию пятью самолетами. Для их сопровождения выделялись две эскадрильи истребительной авиации (МИГ) и одна эскадрилья штурмовой авиации.

В 1942 году эвакуационные мероприятия с участием подразделений ораны продолжались. В связи с угрозой бомбардировок Кремля и его музеев 27 июля 1942 года в Свердловск была эвакуирована вторая партия музейных ценностей Государственной Оружейной палаты (61 ящик).

К концу 1943 года комендатура Кремля приступила к выполнению заданий, связанных с возвращением имущества и ценностей, вывезенных из Москвы в 1941-начале 1942 года. Эти мероприятия проводились планово, начиная с октября 1943 года и до конца войны. В феврале 1944 года из Уфы в Москву эшелоном из 19 вагонов было перевезено 1264 ящика и 72 сейфа особо важного груза (архива) СНК Союза ССР.

В 1944 году в Москве началась тщательная подготовка к реэвакуации тела В.И. Ленина из Тюмени. В связи с этим с марта по октябрь был произведен капитальный ремонт Мавзолея. 28 марта 1945 года в 05 час. 00 минут тело В.И. Ленина было помещено в Мавзолей, о чем был составлен соответствующий акт, а в сентябре 1945 года он был открыт для посещения.

Во исполнение приказа НКГБ СССР об организации охраны имущества Государственной Оружейной палаты при погрузке его в Свердловске, перевозке по железной дороге до Москвы и доставке в Кремль в феврале была проведена реэвакуация ценностей с Урала. Для охраны груза был выделен взвод автоматчиков ПСН в количестве 40 человек.

Всего за годы войны без существенных замечаний было успешно выполнено 12 сложнейших заданий по обеспечению безопасности эвакуационных, реэвакуационных и других специальных мероприятий.




Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7-499-965-69-37, 89197736146, Факс: (495) 641-04-57
Электронная почта:   rosvesty@yandex.ru  
All rights reserved. «Российские Вести» 2002-2018 ©