27 декабря - 02 января 2006   № (48)1850 Издается с 1990 г.
чего добивается тегеран?
Последняя декада декабря ознаменовалась сразу двумя международными событиями, связанными со все возрастающей активностью Тегерана. Это в первую очередь принятие Советом Безопасности ООН резолюции по иранской ядерной программе, которую руководство ИРИ не собирается прекращать. Продолжатели Персидской империи засветились и в Ираке, где недавно американцами были арестованы несколько нелегально находившихся на территории страны иранских военных.

Ядерные козыри Ирана

Россия сделала все, что могла

Совет Безопасности ООН единогласно ввел санкции в отношении Ирана. Правда, Москве удалось все же «смягчить» резолюцию: был видоизменен список компаний, попадающих под санкции, а запрет на передвижение 12-ти иранцев, задействованных в разработке ядерной программы и систем доставки, стал добровольным делом каждой страны.

Резолюция СБ ООН №1737 обязывает МАГАТЭ в течение 60 дней подготовить доклад о выполнении Ираном требований резолюции. В случае негативной оценки действий Ирана ведомством Мухаммада аль-Барадеи санкции предполагается усилить. Власти США уже дали понять, что намерены продвигать более жесткие санкции, если Иран проигнорирует резолюцию. «Мы призываем все государства предпринять немедленные действия по осуществлению их обязательств в рамках резолюции №1737», – заявила глава американского госдепартамента Кондолиза Райс. Со своей стороны Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун призвал Иран вернуться за стол переговоров по ядерной проблеме. По словам генсека, приступающего к исполнению своих обязанностей с 1 января 2007 года, Иран должен возобновить переговоры по ядерной проблеме с «шестеркой» международных посредников (Великобритания, Франция, Германия, Россия, США и Китай).

Санкции распространяются на поставку в Иран предметов, материалов, оборудования, товаров и технологий, которые могли бы способствовать деятельности, «связанной с обогащением, переработкой или тяжелой водой или разработкой систем доставки ядерного оружия». Остальные пункты, изначально запланированные проектом, были сильно видоизменены во время полугодичных переговоров, которые закончились личным телефонным разговором президентов США и России накануне голосования.

Россия прежде всего боролась за свои экономические интересы. Поэтому был исключен пункт о запрете на доработку реакторов, потому что это напрямую создавало проблемы российской деятельности в Бушере. Что же касается проблемы замораживания активов компаний и людей, связанных с ядерной программой Ирана, то здесь Россия подчеркнула, что данный вопрос нуждается в дальнейшей детализации. Но самое главное в том, что резолюция была принята в соответствии со статьей 41 главы 7 Устава ООН. Поэтому она не может быть основанием для применения военной силы.

В этой «борьбе за Иран» Россию поддержал Китай, у которого с Тегераном также тесные экономические отношения. Иран для Китая — третий после Саудовской Аравии и Анголы поставщик нефти. Сразу же после голосования в Совете Безопасности китайский МИД заявил, что хотя Китай поддержал проект резолюции, в Пекине не считают санкции конструктивным решением и призывают вернуться к дипломатическим переговорам.

Пекин принимал участие в шестисторонних переговорах по северокорейской ядерной программе, где он также занял сторону «нарушителя спокойствия» — Пхеньяна. Однако Тегеран, в отличие от Пхеньяна, не хочет находиться в изоляции и, напротив, считает себя активным участником прежде всего региональных процессов. Это понимают в Европе, поэтому сама идея немедленного введения санкций призвана в первую очередь оказать давление на Тегеран и принудить его к дальнейшему диалогу.

Реакция Тегерана в целом оказалась предсказуемой. Президент Махмуд Ахмадинежад назвал решение Совета Безопасности незаконным и выходящим за его юрисдикцию. Тегеран усматривает в этом прежде всего угрозу своей мирной ядерной программе, право на которую закреплено в Договоре о нераспространении ядерного оружия как «бонус» для неядерных стран. Он заявил и о том, что свертывает свои отношения с МАГАТЭ и устанавливает три тысячи новых центрифуг для обогащения урана в Натанзе.

В этой связи некоторые аналитики предполагают, что следующим ходом Ирана может стать выход из этого Договора о нераспространении. Однако вряд ли дело дойдет до таких крайностей. Учитывая, что новая программа США по ведению внешней политики на Ближнем Востоке, нацеленной на иракское урегулирование, предусматривает начало диалога Вашингтона с Дамаском и Тегераном, можно предположить, что развитие событий будет идти по другому сценарию. Вот почему рассуждения о том, что теперь Иран может закрыть или заминировать Ормузский пролив, через который проходит пятая часть мировых поставок нефти, всерьез никем не воспринимаются. Хотя, как сообщила английская газета The Independent, США и Великобритания начали переводить дополнительные корабли в зону Персидского залива.

Надо помнить, что резолюция Совбеза ООН по Ирану не является препятствием для политического диалога с Тегераном по урегулированию проблемы нераспространения. Однако теперь такой диалог будет развиваться по более интригующим сюжетам, которые должны проявиться в самом ближайшем будущем.

Станислав ТАРАСОВ.

Ставка на агентов

Спецслужбы переходят границу

В ожидании вывода американских войск из Ирака Иран стремится усилить свое присутствие в Ираке, особенно в южных, шиитских районах страны. Масштабы этого процесса трудно оценить точно, но они весьма значительны.

Американскими военными в Ираке в конце прошлой недели были захвачены четверо иранцев, которые, как полагает командование армии США, являются высокопоставленными офицерами армии Исламской Республики Иран. Захваченные иранцы подозреваются в организации нападений на иракские силы безопасности. По словам представителя Совета Национальной безопасности США Гордона Джондро, были задержаны еще двое иранцев, которые представили документы об аккредитации для работы в Ираке в качестве сотрудников дипломатической миссии. Естественно, вскоре они были отпущены на свободу. Статус других задержанных уточняется. Тегеран прилагает активные усилия для освобождения сограждан. Иракские власти также оказывают давление на американское командование, добиваясь того, чтобы задержанные иранцы вышли на свободу. По данным газеты The New York Times, есть подозрения, что задержанные иранцы являются офицерами-инструкторами особого подразделения «Эль-Кудс» Корпуса стражей исламской революции Ирана. Офицеры этого подразделения, в частности, обучали боевиков ливанской «Хезболлы». Ранее американская пресса неоднократно писала о том, что в Ираке действуют обученные иранцами боевики проиранской «Хезболлы», которые вовлечены в войну с суннитскими боевиками.

Фактически иранские военные и спецслужбы планировали активизировать свое проникновение в Ирак еще с конце 2002 года (то есть до вторжения американских войск), дислоцируя военные части вдоль ирано-иракской границы. По сообщениям, эти части сопровождали представителей иракских оппозиционных партий и ополчений, когда они проникали в Ирак в начале войны. Сразу после крушения режима Саддама Хусейна в Ирак из Ирана проникло до 12 тысяч человек, в том числе много офицеров иранских спецслужб. Три года спустя можно уверенно констатировать, что иранская разведка и контролируемые ею военизированные подразделения глубоко укоренились в Ираке. Причем они делают ставку на обе стороны: на шиитские партии и ополчения, близкие им по религиозному мировоззрению, и на суннитов, которые стремятся к возрождению «исламского халифата» в Ираке. Вероятные цели иранских спецслужб в Ираке состоят в установлении «исламского государства» и предотвращении формирования проарабского и проамериканского светского режима. Разумеется, ведется тайная борьба за влияние в области эксплуатации нефтяных ресурсов Ирака. Еще одна важная цель – установление прямых наземных коммуникаций Ирана с Сирией для активизации поддержки ливанской «Хезболлы» и палестинского движения ХАМАС.

Не секрет, что ведущая ныне шиитская партия Ирака - Высший совет исламской революции (ВСИР) в течение 20 лет до падения режима Саддама Хусейна базировалась в Иране. Ее вооруженное крыло «Бригады Бадр» проходило обучение в специальных частях Корпуса стражей исламской революции. В 2005 году египетский еженедельник «Аль-Ахрам» утверждал, что президент Ирана Махмуд Ахмадинежад сыграл решающую роль в формировании «Бригад Бадр» и теперь имеет над ними прямое влияние. Этот факт, однако, не подтвержден другими источниками. Когда в 2003 году началось возглавленное США вторжение в Ирак, «Бригады Бадр» тоже вошли в страну с территории Ирана. В их составе были сотни иракцев, получивших военную выучку в Иране. Они довольно быстро захватили контроль над органами безопасности и местного самоуправления, а также над организациями, ведающими гуманитарной помощью в шиитских населенных пунктах на юге страны. Многие специалисты считают, что их сопровождали иранские вооруженные формирования «Аль-Кудс». Уже через несколько месяцев влияние иранской агентуры распространилось по всему Ираку. 23 апреля 2003 года глава Высшего совета исламской революции Абдельазиз аль-Хаким заявил, что «Бригады Бадр» присутствуют «в большинстве населенных пунктов» страны. Отсутствие охраны на границе протяженностью в 1000 километров дало возможность свободно переправлять в Ирак оружие и боевиков.

Влияние Ирана сегодня простирается на весь Ирак, но сильнее всего оно, конечно же, на юге Ирака. Известный представитель шиитского духовенства Муктада ас-Садр отрицает какие-либо связи с иранским режимом, однако в июне 2003 года он посещал Иран и встречался там с высокопоставленными официальными лицами. В январе 2006 года он снова посетил Иран и имел встречу с секретарем Национального совета безопасности Али Лариджани. Американские и иракские официальные лица утверждают, что Иран напрямую финансирует военную организацию Садра - «Армию Махди». Не в последнюю очередь сильны также связи Ирана с нынешним иракским правительством, в котором доминируют шииты.

Сергей БЕКИРОВ.


 
операция «с новым годом -2»
На просторах бывшего Союза в последнее время появилась очередная новогодняя традиция – перекрывать газовые краны в прямом эфире. В прошлый новый год это произошло с «трубой» в Украину, в нынешнем – возможно, тот же сценарий повторится и в отношении Белоруссии.

Автор - Дмитрий Ермолаев
Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7-499-965-69-37, 89197736146, Факс: (495) 641-04-57
Электронная почта:   rosvesty@yandex.ru  
All rights reserved. «Российские Вести» 2002-2018 ©