27 декабря - 02 января 2006   № (48)1850 Издается с 1990 г.
ашхабад простился со своим лидером
кто будет преемником туркменбаши?
Туркменистан простился со своим лидером – первым и пожизненным президентом, «отцом всех туркмен» Сапармуратом Ниязовым. На похороны Сапармурата Ниязова прибыли руководители многих государств мира. В частности, дань памяти президенту Туркмении отдали премьер-министр России Михаил Фрадков и Украины Виктор Янукович, президент Таджикистана Эмомали Рахмонов и другие.

Однако в настоящее время всех ведущих геополитических игроков в среднеазиатском регионе больше волнует не оценка достижений Туркменбаши, а перспективы развития политической ситуации в этой стране. В этой связи приходится слышать от экспертов много комментариев, которые зачастую имеют противоречивый характер. При этом все понимают, что в стране, где вся политическая система замыкалась на одном-единственном человеке, который думал жить «вечно» и не спешил создавать компенсационный механизм передачи власти, может быть всякое. К тому же политические аномальные явления в Туркменистане стали проявляться почти сразу после смерти Туркменбаши.

Например, по Конституции страны обязанности президента должен был исполнять председатель парламента Овезгельды Атаев. Но он не только не стал и.о. президента, но против него еще было возбуждено уголовное дело. Это – реальный признак начала столкновений элит в борьбе за власть.

Главные властные полномочия в Туркменистане сейчас сосредоточены в руках вице-премьера Гурбангулы Бердымухаммедова. На большой политической сцене страны эта фигура появилась относительно недавно. Однако, по мнению некоторых аналитиков, это вовсе не значит, что Бердымухаммедов – новый человек в кулуарах туркменской власти. Он возглавлял комиссию по организации похорон Сапармурата Ниязова. Событие знаковое, ведь по негласной восточной традиции именно такой человек может стать главой государства.

Есть и другие фигуры, так называемые «силовики». Аналитики отмечают троих: министра обороны Агагельды Мамедгельдыева, главу МВД Баши Акмамеда Рахманова и министра безопасности Гельды Аширмухамедова. На кого они окончательно поставят? На Бердымухаммедова или сына Ниязова - Мурада Ниязова? Сами они вряд ли решатся вырываться в лидеры. Но вероятность появления второго Туркменбаши все же невелика. Хотя бы потому, что туркменская элита может попытаться использовать все возможности для того, чтобы в стране не появилось второе издание бывшего президента. Изначально элиты могут ориентироваться на некую в политическом отношении компромиссную фигуру, которая все же вступит на путь медленных современных преобразований. Кроме того, нет оснований предполагать, что между режимом Туркменбаши и его возможным преемником будет какой-то резкий идеологический разрыв.

Что же касается так называемой прозападной оппозиции, то в сложившейся ситуации она вряд ли способна дать бой «коренным» политикам. Во-первых, ее мало кто знает в Туркменистане. Во-вторых, ей никто не собирается отменять уголовные дела. Поэтому такие лидеры, как, например, экс-премьер Оразов, вряд ли сохраняют шансы вернуться в большую политику в обозримом будущем.

Конечно, за событиями в Туркменистане внимательно следят во многих государствах мира, ведь эта страна обладает богатейшими запасами энергоресурсов. США, например, выразили стремление начать новую эру в отношениях с Туркменистаном. Заместитель госсекретаря США Ричард Баучер, принимавший участие в похоронах Туркменбаши, сообщил, что он встречался с исполняющим обязанности президента страны Гурбангулы Бердымухаммедовым. До этого США яростно критиковали Ниязова за нарушения прав человека во время его 21-летнего правления.

Что же касается России, то она имела особые отношения с Туркменбаши и, говоря откровенно, во многом способствовала удержанию этого государства от «цветных потрясений». В свою очередь, Туркменбаши, несмотря на жесткие споры с «Газпромом», не предпринял реальных антироссийских шагов. И в этом смысле можно понять представителей «Газпрома», которые заявляют о том, что Туркмения является одним из самых надежных и стабильных партнеров «Газпрома». И.о. президента Туркмении также заверил, что Ашхабад выполнит все обязательства по поставкам нефти и газа. «Пусть иностранные потребители нашей нефти и газа не беспокоятся. Туркмения будет строго соблюдать взятые обязательства, и никакие события не смогут повлиять на наши поставки. Здесь установлен жесткий контроль со стороны правительства», - заявил Гурбангулы Бердымухаммедов.

Однако в сегодняшней ситуации Москве и Ашхабаду необходимо запустить ресурсы нового позитивного сотрудничества, чтобы не допустить возможной дестабилизации ситуации в Туркменистане.

Фото PhotoXPress.ru

Постскриптум:

Что говорят аналитики

Алексей ПУШКОВ, ведущий телепрограммы «Постскриптум»:

- Если нынешнее руководство Туркмении будет придерживаться старых воззрений на устройство политической системы страны (а, скорее всего, дело обстоит именно так), то оно приложит все усилия для того, чтобы сохранить статус-кво. Хотя, возможно, при этом пойдет на некоторые послабления. С другой стороны, следует отдавать себе отчет в том, что политический режим времен Туркменбаши держался не только на Ниязове лично. В нем были заинтересованы и те, кто был в его личном окружении. Но, что еще более важно, само население не выказывало особого недовольства правлением «отца всех туркмен». Поскольку туркменский газ и богатые природные ресурсы позволяли подкармливать население. И вряд ли оно сейчас в массовом порядке выйдет на улицы требовать демократизации жизни в стране. Кстати говоря, как показывает опыт, «цветные революции» становятся возможными отнюдь не в условиях диктатуры, а, скорее, в условиях демократической системы власти. Например, в Киргизии при Акаеве «тюльпановая революция» произошла потому, что там было слишком много демократии. Акаев не был тираном или диктатором. В условиях же жесткого тоталитарного правления источники альтернативной власти уничтожаются на корню или же (в лучшем случае) изгоняются за границу. Ниязов, используя свою непререкаемую монополию на власть, собственными руками вычистил политическое поле в Туркмении. И теперь, чтобы на нем появились равновеликие с политическими соратниками Ниязова политические силы, нужно какое-то время. Но сомневаюсь, что жители Туркмении после долгих лет социальной стабильности выберут разрушительный сценарий развития событий.

Сергей РОГОВ, директор Института стран США и Канады РАН:

- Режим Туркменбаши был самым авторитарным режимом на территории бывшего Советского Союза. В силу его закрытости очень сложно комментировать, что будет происходить «под ковром» после того, как с политической арены ушел человек, полностью контролировавший установленный им режим личной власти. Видимо, уже в ближайшее время станет ясно, сможет ли его преемник сохранить этот режим, либо в стране резко обострится политическая борьба, которая может основываться на противоборстве кланов и не только. Ситуация в Туркменистане будет иметь очень заметные международные аспекты. В случае политической нестабильности это неизменно будет отражаться и на бывших советских республиках, ныне независимых: на странах Средней Азии, а может быть, даже и Закавказья. Могут играть определенную роль и внешние факторы. В частности, позиции Ирана и Турции. Несомненно, можно ожидать активизации американской и европейской политики в отношении Туркменистана, который воспринимался, как «черная дыра», и в силу этого просто не фигурировал в повестке дня. Сейчас Туркменистан может превратиться в некую клетку шахматной доски. Здесь особенно важную роль сыграет фактор газа. Туркменский газ сегодня является одной из главных опор компромиссного решения по энергоснабжению Украины. Туркменский газ сглаживал давление «Газпрома» на Украину и давал украинскому руководству передышку. Если начнется пересмотр заключенных соглашений, то Украина может оказаться в очень сложной ситуации, поскольку поставки российского газа на Украину, насколько я понимаю, практически не предусмотрены, он идет транзитом в Европу. Есть также возможность поставки туркменского газа через Афганистан в Пакистан и Индию. Десять лет назад этот вопрос рассматривался как крайне актуальный, наряду, скажем, со строительством трубопровода из Азербайджана в Турцию. Но мы знаем, что в Турцию трубопровод построили, и он начал действовать, а с Пакистаном этого не произошло, поскольку талибы, с которыми американцы вели об этом разговор, как известно, прекратили свое существование. И сегодня Афганистан находится в состоянии войны. Я не исключаю, что могут быть предприняты попытки реанимировать этот проект и переориентировать туркменский газ на юг и юго-восток.

Аждар КУРТОВ, эксперт Российского института стратегических исследований:

- Внешние игроки, в том числе и Россия, хотят, прежде всего, стабильности в Туркмении, поэтому лучше иметь дело с уже известным и понятным, чем с чем-то новым. Поэтому я считаю, что у туркменской оппозиции нет никаких шансов. Я думаю, что Россия будет просто наблюдать, не вмешиваясь, за развитием ситуации в Туркмении, а развиваться она будет еще достаточно долго.



Автор - Станислав ТАРАСОВ

 
операция «с новым годом -2»
На просторах бывшего Союза в последнее время появилась очередная новогодняя традиция – перекрывать газовые краны в прямом эфире. В прошлый новый год это произошло с «трубой» в Украину, в нынешнем – возможно, тот же сценарий повторится и в отношении Белоруссии.

Автор - Дмитрий Ермолаев
Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7-499-965-69-37, 89197736146, Факс: (495) 641-04-57
Электронная почта:   rosvesty@yandex.ru  
All rights reserved. «Российские Вести» 2002-2018 ©