27 декабря - 02 января 2006   № (48)1850 Издается с 1990 г.
«гвардия» не сдается. и не умирает
Уровень зрительского интереса к документальному кино продолжает расти. Одним из проектов, поднявших «военную» тему в современной теледокументалистике, стал 8-серийный цикл «Гвардия». Премьера прошла в 2005 году на канале НТВ. Почему военная тематика в отечественном документальном кино занимает сегодня достаточно крепкие позиции и всегда находит своего зрителя? В чем состоит воспитательный и образовательный аспект такого рода фильмов? На эти вопросы корреспонденту «Российских вестей» ответил автор и продюсер цикла «Гвардия» Михаил Быков.

- Первые 8 серий документального цикла «Гвардия» - уже достояние телеэфира. Насколько мне известно, теперь цикл покажет и телеканал «Звезда». Не хочется верить, что вы на этом остановитесь.

- Сейчас съемочная группа готовит к показу шесть новых серий. Каждая, как и в первом случае, – «именная», посвящена истории конкретной гвардейской воинской части. В четырех фильмах рассказывается о частях императорского периода, а именно: о Лейб-гвардии Измайловском полке, Лейб-гвардии Казачьем полке, Собственном Его Императорского Величества Конвое и Лейб-гвардии Конной артиллерии. Еще две серии посвящены гвардии советского времени. В том числе уникальному в мировой истории кораблю, минному заградителю Балтийского флота «Марти», бывшему дважды гвардейским! 29-й гвардейский истребительный авиаполк, также ставший «коллективным» героем нашего цикла, интересен не только вехами героического пути во время Великой Отечественной войны. Его эскадрильи участвовали в корейских событиях в 50-е годы прошлого века. Многие события и нюансы той «неизвестной войны» могут привлечь внимание широкой аудитории. Надеемся, в новом телевизионном сезоне 2007 - 2008 годов весь гвардейский цикл – восемь первых серий и шесть новых - продемонстрирует один из российских федеральных телеканалов. Мы продолжаем рассчитывать на сохранение интереса к нашей работе со стороны НТВ. В случае, если канал, на котором цикл дебютировал в 2005 году, откажется от шести новых серий, мы предложим их телеканалу «Звезда». Дело в том, что именно «Звезда» уже заключила договор с компанией-производителем «Гвардии» о повторном показе первых 8-ми серий в самом начале наступающего года.

- Почему именно гвардейские части России стали предметом документального исследования, воплотившегося в фильмы?

- Все мальчишки играют в войну во дворах. И все мальчишки перебирают отцовские и дедовские ордена и медали в шкатулках. Если они – эти ордена и медали – есть и хранятся в семье. У каждого из нас в детстве была своя война. Большинство сражалось деревянными пластмассовыми автоматами с фашистами. И я тоже. Но, кроме того, не чурался «разобраться» с наполеоновскими солдатами. О буднях Великой Отечественной рассказывали в семье. О ее героях – в кинотеатрах и по телевизору, в школе на уроках мужества и в газетах. Первоначальное - романтичное - представление о людях, служивших в армии до 1917 года, сложилось благодаря книгам. Классике, само собой, и современным. В частности, сборнику рассказов Алексеева «Декабристы», роману «Из пламя и света», посвященному Лермонтову, выпущенному к 155-летию Бородинского сражения красочному тому про Отечественную войну 1812-го. «Сыграл свою роль» и князь Андрей в эпопее Сергея Бондарчука «Война и мир».

Второй существенный момент состоит в том, что один из моих прадедов служил младшим офицером в частях Варшавского военного округа, участвовал в Первой мировой войне, погиб в Гражданскую. Дед же был кадровым командиром Красной армии, прошел всю Великую Отечественную, погиб уже в 1946 году под Дрезденом в звании гвардии майора и в должности коменданта города Каменц.

Уже вовсе не личный, а профессиональный интерес к теме объясняется ее, извините за формулировку, свежестью. Судьбы офицеров Императорской гвардии, равно как и множества служилых казаков, были предрешены в 1917 году. Надо отдать должное большевикам: уничтожением казачества и офицерства, в особенности, гвардейского, они занимались на редкость последовательно и результативно.

Дореволюционные архивы простому смертному были в советское время недоступны. Документальные свидетельства зарубежья - газеты, журналы, полковые вестники – в Советский Союз не проникали. Это совсем недавно нам стало известно, что полковые вестники выпускали практически все полковые объединения в эмиграции. Советская историческая наука, равно как и творческое сообщество, занимались этой темой фрагментарно и крайне предвзято. В войне 1812 года Императорская гвардия заявила о себе уже не как о красивой вывеске, под которой отдельные боевые части достойно сражались под Нарвой и Полтавой, Измаилом и Аустерлицем, а как о мощном соединении, олицетворявшем государственную военную силу. Но должного отражения в произведениях искусства даже этот, с точки зрения Агитпропа, безобидный этап военной истории не нашел. Редкие кинематографические исключения, например, «Эскадрон гусар летучих» и наивная «Гусарская баллада» лишь подтверждали общую тенденцию.

- «Гвардия» - первая крупная работа на телевидении в такой специализированной области, как военная история XVIII – XIX веков. С какими трудностями пришлось столкнуться при создании фильма?

- С объективными. Трудно снимать то, чего уже нет. Например, полковые храмы Лейб-гвардии Семеновского, Лейб-гвардии Егерского, Кавалергардского и других полков были снесены в 20 - 30-е годы XX века по известным причинам. Очень тяжко работать в периоде 1700 - 1730 годов. Дело в том, что в начале 30-х годов XVIII века в Москве во время сильнейшего пожара сгорели практически все военные архивы. Может быть, поэтому мы так уверены, что солдаты Петра Первого, в том числе семеновцы и преображенцы, носили исключительно треуголки. Хотя на самом деле куда популярнее были круглые суконные шапки, называвшиеся картузами или карпузами.

Случались проблемы, причиной которых был человеческий фактор. Нередко недопонимание возникало в тех местах, где мы наоборот рассчитывали получить помощь и поддержку и где, по логике вещей, наши идеи должны были быть восприняты если не с восторгом, то хотя бы с интересом. Например, на некоторых телеканалах, в некоторых подразделениях Министерства обороны и МВД, в некоторых музеях. Бывало, интерес возникал сразу, но принимал ярко выраженные меркантильные формы. В некоторых государственных учреждениях культуры ответственные работники почему-то считают, что вверенные им экспонаты, а также здания и территории – частная собственность. Уточняю, их частная собственность.

Боже упаси кого-то в чем-то обвинять! Именно поэтому избегаю фамилий и названий. Хотя документально могу доказать вышесказанное. Если исключить законченных подонков и крохоборов, мотивы основной массы людей, настороженно встречающих других людей – с телекамерой в руках – мне абсолютно понятны. В последние годы музейщиков и архивистов очень часто обманывали. Они по крупицам собирают информацию, по тысяче раз перепроверяют подлинность экспонатов, они пылинки сдувают с пожелтевших от старости страниц. И тут приходят люди – из газет, с телевидения или радио, из клубов исторической реконструкции или фондов вспомоществования. Эти люди пишут заметки, снимают сюжеты, проводят праздники и акции. И возрадовавшиеся было работники музеев и архивов, так и не услышавшие, кстати, слов благодарности, слышат другое: извращенные факты, недостоверные версии, путаницу в датах… Нет ничего удивительного в том, что и съемочной группе «Гвардии» пришлось преодолевать недоверие.

Есть и еще один аспект. К военной символике дореволюционной поры, начиная от нагрудных полковых значков и заканчивая парадной формой кавалергарда, а также к оружию, наградам, документам существует устойчивый интерес, в том числе и среди проходимцев от антиквариата. Их хватает не только в пределах Отечества. Приезжают из-за границы и под видом исследователей, коллекционеров, знатоков пытаются любыми путями войти в доверие и раздобыть эти ценности.

С раритетами вообще и с документами, в частности, происходят истории на грани криминала. Проблема в том, что истинных наследников-то нет. Так мы распорядились своим прошлым. Общее Гвардейское объединение и полковые объединения поныне существуют за границей. Понятно, что их основу составляют дети, внуки и правнуки тех, кому удалось эмигрировать из советской России. Они чтят традиции, они сохраняют привязанность к русскому языку – все так. Но достоверно и юридически аргументированно определить, кто сегодня является законным владельцем дневниковых записок, оказавшихся когда-то по случаю в архиве, например, Лейб-гвардии Егерского полка, весьма затруднительно. А вещь ценная, вещь интересная. Более того, актуально интересная. Потому, что многие соотечественники бросились искать семейное былое, восстанавливать вырубленные большевиками генеалогические древа. Если известно, что ваши предки служили в том самом Лейб-гвардии Егерском полку, то через полковые бумаги можно выяснить массу подробностей. Я понимаю и разделяю, скажем так, аккуратность, с которой относятся профессионалы ко всем, пожелавшим прикоснуться к истории.

- Личные мотивы понятны. Но есть ли сегодня, как говорится, социальный заказ на такие фильмы, как «Гвардия»? Ведь в них нет ни петросянов, ни биланов, ни монстров, ни шреков…

- Выбор информации, потребляемой человеком, далеко не всегда сознателен. Я полагаю, что на уровне подсознания мои сограждане уже хотят выйти за навязываемые им рамки, определяемые древнеримским «хлеба и зрелищ». Если говорить о зрелищах, то премьеры нынешнего телевизионного сезона четко показывают востребованность если уж по-прежнему зрелищ, то добрых и несущих какой-то навык, умение, открытие в себе. Если же говорить о «хлебе», то, несмотря на все сегодняшние проблемы, Россия находится на реальном подъеме. Мы уже начали измерять бюджет страны в триллионах. Если перефразировать поговорку так: «деньги – время», то это значит, что люди начинают путешествовать. Деньги позволяют им это делать. И путешествуют не только в Турцию, но и в историю собственной страны. Посредством музеев, выставок, книг, церкви. И посредством документальных телефильмов тоже.

Россия – это империя. Что бы там ни говорили записные либералы и как бы ни призывали нас пересамоидентифицироваться. Имперское мироощущение – это наша матрица. Уничтожим матрицу – исчезнет страна, развалится на кусочки. Имперские амбиции у России были, есть, будут, и никуда нам от этого не деться. А растущие экономические показатели – это один из самых характерных признаков державы, претендующей на определяющее место в глобальной политике. Для людей, населяющих великую державу, даже в период ее упадка или кризиса, все равно характерен набор идеологем, одна из которых – война. Но война не в прикладном смысле, как инструмент для решения тактических задач. Война как составляющая национальной философии, национальной психологии, как некая точка в системе координат народной судьбы. Проще говоря, если к тебе пришли враги, есть две основные модели поведения. Первая – договориться. Вторая – сражаться. И эта – вторая – модель характерна для поведения великой державы. В России это особенно сильно выражено. Многие войны, особенно большие и страшные, мы вели на своей территории – с этим утверждением бессмысленно спорить. Личное и коллективное восприятие войны, историческую память, материальные и духовные следы побед и поражений сформировали некую общенародную героику и общенародный пантеон, некие поведенческие эталоны в особых условиях. Если послушать русских людей, то даже в поговорках мы отсылаем друг друга к военному опыту.

По большому счету, через гвардейскую «призму» можно рассматривать историю России в период от Петра Первого и до революции 1917 года.

Лучшие люди, лучшие педагогические силы, научная и политическая мысль, культура, материальные ресурсы - все было ориентировано на армию. Естественно, на социальном поле эти зерна сеялись неравномерно, и львиная доля благ доставалась лучшим из лучших, то есть гвардейским частям. Среди великих соотечественников тех столетий трудно найти человека, не служившего вообще. Многие, кем мы гордимся по праву, вышли из гвардейских частей. Один из величайших русских композиторов Модест Мусоргский служил в Преображенском полку. Князь Горчаков, по сути, создавший русскую школу дипломатии, также служил в гвардии. Лермонтов – из гвардейских гусар. Денис Давыдов – тоже. Пржевальский – преображенец. Граф Резанов, открывший русскую Америку, – измайловец. Первый президент независимой Финляндии барон Маннергейм – кавалергард. Авиатор Нестеров – гвардеец… Примеров множество. Гвардия – это гигантский насос, вбиравший в себя все лучшее в стране. Пропущенное через высокие профессиональные и нравственные критерии, которые существовали в гвардии, переплавленное в тигле строгой дисциплины, это богатство возвращалось в общество. Помимо официального воинского устава, существовал целый свод правил гвардейского офицера. Например, невозможно было жениться без согласия полкового собрания, дабы не уронить честь полка недостойным выбором. Действующему офицеру запрещалось появляться на людях в цивильном платье, ибо военный мундир служил, если хотите, знаком качества. В атаку гвардейский офицер шел в полный рост. Рискованно? Безусловно. Неэффективно? Когда как. Глупо? Ведь глупо – под пулеметы в полный рост? За такими офицерами солдаты шли беспрекословно. С радостью шли!

В последние годы мы мучаемся вопросами воспитания новых поколений россиян. В системе официального образования результатом мучений становятся сменяющие друг друга с космической скоростью обучающие программы. Всюду ведутся бесконечные разговоры о том, как отвратить молодежь от пагубного влияния золотого тельца и массовой культуры, чтобы не превратилась она в человеческую массу без культурных и национальных отличий. А стоит ли столько времени тратить на изобретение пороха? Не легче ли учиться на опыте собственных предков?

- Почему, по вашему мнению, такой период военной истории страны, как Первая мировая война, до сих пор не получил отражения в современном документальном кино?

- Начать следует с того, что практически целый пласт российской истории в угоду политической конъюнктуре не изучался, а был вырезан, как кусок кинопленки. Как будто не было 15 c половиной миллионов солдат и офицеров, не было трех с половиной лет побед и отступлений, не погибло, по наиболее аргументированным оценкам, 2 260 000 русских солдат и офицеров. Попросите сегодня человека с высшим гуманитарным образованием назвать хотя бы двух героев Первой мировой войны, и вы поставите его в тупик. А ведь люди тогда шли на фронт за Родину, во имя ее совершали подвиги. И вдруг - не было, оказывается, в отечественной истории, например, казачьего полковника Жукова, командира Лейб-гвардии Первой Кубанской сотни Конвоя Его величества. Не было – и все! К 1916 году неизлечимо больной, он не мог уже долго сидеть в седле, а боевая обстановка требовала участия в длинных конных переходах. Вскоре после того, как полковой врач вынес решение об эвакуации лейб-гвардии полковника в тыл, Жуков застрелился. Обнаружили предсмертную записку: «Болен. Боюсь, не поймут». Насколько сильным было в человеке понятие о воинском долге и офицерской чести, если он мысли не допускал, что кто-то может заподозрить его в трусости! Будучи православным христианином, Жуков прекрасно понимал, что после самоубийства будет похоронен за оградой кладбища, что уходит без покаяния и последнего причастия.

Много ли мы знаем о таких героях Первой мировой? А прошло-то с тех событий всего 90 лет. Злую шутку сыграла с национальным сознанием политпропаганда: по ощущениям, Первая мировая война сливается во времени чуть ли не с татаро-монгольским игом.

- По какому принципу вы отбирали гвардейские части для сериала?

- Принципа не было, был интерес. К 1917 году Императорский гвардейский корпус состоял из 46 частей. Некоторые из них были сформированы уже в ходе мировой войны в качестве «учебок», из которых пополнялись боевые полки и батареи. История этих «учебок» попросту не успела стать интересной. В 1945 году в Советской армии числилось 586 гвардейских частей и соединений. Близость победы приводила к тому, что гвардейский статус порой получали целые авиационные и танковые армии. А в армии, как известно, кто-то воюет, а кто-то обслуживает войну. «Гвардии прачка» и «гвардии интендант» - такое тоже случалось. Нисколько не хочу умалить значение военных прачечных и служб военного снабжения в годы войны, но все-таки гвардейский статус – это передовая.

Если вернуться к интересу, то как было не оттолкнуться от первых двух гвардейских российских полков – Преображенского и Семеновского? Как можно было не вспомнить Лейб-гвардии Гусарский полк? Мы не могли обойти вниманием старейший кавалерийский гвардейский полк – Лейб-гвардии Конный, «Старуху Конную гвардию», как называл это детище Анны Иоанновны император Николай Первый. А сколько интересного и яркого в истории Гвардейского Морского экипажа - единственной в своем роде воинской части, прообраза современной морской пехоты. Он почти полностью погиб во время Цусимского сражения в 1905 году, составляя экипаж флагмана Второй русской эскадры броненосца «Император Александр Третий».

Что касается Красной армии, то здесь особая ситуация. Приказ о присвоении гвардейского звания нескольким дивизиям был подписан в сентябре 1941 года. Но Сталин посчитал, что в дни тяжелых оборонительных боев под Москвой обнародовать приказ преждевременно. Четыре стрелковые и одна мотострелковая дивизии, а также танковая бригада Катукова узнали о своем «гвардействе» спустя два месяца, когда уже гнали немца назад – на запад, освобождая Можайск, Вязьму, Верею, Истру, Клин. Мы остановили наш выбор на 1-й гвардейской Московско-Минской мотострелковой дивизии потому, что она существует по сей день, это живое соединение, дислоцируемое в Калининграде, который весной 1945 года дивизия освобождала в составе 11-й гвардейской армии.

- Кто оказал вам помощь в создании цикла?

- Хочется сказать «спасибо» сотрудникам Государственного Эрмитажа, заместителю директора Георгию Вилинбахову, руководителю постоянно действующей экспозиции «Гвардия» Александру Дыдыкину, руководству Исаакиевского Собора и «Бородинской панорамы», всем, кто помогал нам в Санкт-Петербурге, Царском Селе, Красном Селе, Гатчине, Павловске, Луге, Петергофе, Калининграде, Москве, Наро-Фоминске, Смоленске, Малоярославце, Бородине. Отдельная благодарность – председателю Комитета по делам ветеранов Госдумы РФ Николаю Ковалеву и директору Фонда «Координационный Совет ветеранских организаций» Анатолию Перепелкину. Эти люди стали не только, как говорят в Голливуде, специальными гостями в съемочном процессе, но и яркими участниками творческой группы «Гвардии».



Автор - Беседовал Артем ГОРСКИЙ

Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7-499-965-69-37, 89197736146, Факс: (495) 641-04-57
Электронная почта:   rosvesty@yandex.ru  
All rights reserved. «Российские Вести» 2002-2018 ©