27 декабря - 02 января 2006   № (48)1850 Издается с 1990 г.
герман греф: реформатор на переломе
Считается, что Россия находится на очередном переломе. Идет ломка старых отношений, разворачиваются драматические страницы нового бытия. Сейчас мы не в состоянии по-настоящему оценить не только масштаб личностей, осуществляющих реформы, но и понять глубинную суть процессов, происходящих в стране. Одно без сомнения - имена нынешних реформаторов России станут достоянием отечественной истории. Министр Герман Оскарович Греф – один из них.

Своя позиция

У министра экономического развития и торговли очень мало «хорошей» прессы. Его называли «главным архитектором» будущей России, чиновником из питерской команды. Пишущая братия его уже не раз снимала с работы, приписывала к разным блокам в Правительстве. Герману Грефу удалось каким-то образом проходить тонкий лед большой политики: он, как выясняется, умеет грамотно маневрировать, поддерживать необходимый диалог с «нужными силами и людьми» и менять даже свой политический имидж.

В период с осени 2000-го по февраль 2001 года появился документ «Основные направления социально–экономической политики Правительства Российской Федерации на долгосрочную перспективу». Он был разработан рабочей группой под руководством Германа Грефа. Аналитики считают, что именно эта систематизированная программа и легла в основу деятельности Президента РФ Владимира Путина. Выводы были таковы: Россия утратила положение страны – сверхдержавы, утратила мировое политическое влияние, нет адекватной позиции в мировом разделении труда, существует опасность оказаться за рамками процессов глобализации. Программа Грефа указывала внутренние источники развития российского общества: окрепший частный сектор и потенциал роста обеспечивают «окно возможностей». В идеальном сценарии программа Грефа предлагала «уход государства практически из всех сфер экономической деятельности, открытие страны внешнему миру и приватизация большинства социальных функций…». Отсюда проистекала необходимость реформы законодательных, исполнительных и судебных ветвей власти, социальной политики.

Когда «тезисы Грефа» были предложены обществу, для многих было понятно: подавляющая часть населения страны, живущая еще в объятиях старых ценностных стереотипов, не примет эти ценности. Тем более, что эпоха Ельцина, когда под лозунгами «либерализации экономики», «открытия страны внешнему миру», «приватизации» и «обновления системы ценностей» шел грабеж страны, ухудшалось экономическое положение большинства населения, у всех была на памяти. Чтобы настаивать на своих принципах в такой ситуации, необходимо быть или глубоким аналитикам, понимающим и грамотно прогнозирующим основные тенденции развития современной России, или политическим «Александром Матросовым».

Разочарования министра

Сегодня, спустя шесть лет после обнародования «Программы Грефа», важно сравнить то, что получилось у реформатора и что нет, и остался ли он прежним политическим и экономическим оптимистом.

Высокий уровень коррупции, отмечаемый в России, вытекает из избыточного присутствия государства. Об этом заявил глава Минэкономразвития РФ Герман Греф, выступая недавно на пятом съезде Торгово-промышленной палаты России. Он признал, что в России пока не удалось завершить административную реформу. Несмотря на то, что более пяти тысяч функций федеральных органов власти были признаны избыточными и должны были подлежать отмене, к настоящему времени отменены менее 600 функций. «Все остальные, которые признали ненужными и большая часть которых должна быть передана саморегулируемым организациям, не были отменены», - указал Греф. По его словам, еще пять тысяч избыточных функций должны быть устранены на региональном уровне. В этой связи глава Минэкономразвития РФ высказался за скорейшее принятие закона о саморегулируемых организациях и информационной открытости органов власти.

Другую причину засилья коррупции Греф видит в том, что предпринимателям для получения различных разрешений приходится проходить десятки и сотни инстанций. Вдумаемся в смысл этих новых «тезисов», чтобы оценить по-настоящему усиливающееся разочарование реформатора. Дальше приведем цитаты из одного интервью Германа Грефа российским СМИ: «По инвестиционной привлекательности наша страна находится на 70-х строчках мировых рейтингов. Эта слабая позиция складывается, грубо, из двух факторов. Во-первых, по уровню развития инфраструктуры мы где-то на 115-м месте. Во-вторых, по качеству работы государства - примерно там же (имеется в виду, например, защищенность прав собственности и правоприменительная практика). Все время ведется речь о том, что нужно как можно больше привлекать частных инвестиций и меньше инвестировать государству. Эти вещи не только не противоречат друг другу, они связаны между собой. Чем больше мы будем инвестировать в инфраструктуру, тем больше будет частных инвестиций. Но нельзя забывать о втором факторе неблагоприятного инвестиционного климата - о низком уровне государственного администрирования. Сочетание этих двух факторов и является главным ограничителем масштаба инвестиций. Плохие администраторы не могут качественно вкладывать деньги в инфраструктуру. Поэтому наращивание инвестиций идет постепенно. Есть и третий ограничитель, не позволяющий серьезно расширить государственные инвестиции, - инфляция».

Любопытно, Греф фактически критикует уровень государственного администрирования (читай - Правительство - В.Н), чем он сам и призван заниматься. Касаясь, например, программы «Жилье», он говорит: «Не с программой «Жилье» у нас все плохо, а с бюрократической системой. Программа «Жилье» сделана для того, чтобы эту систему преодолеть. Я могу передать свои личные ощущения от недавнего заседания президиума Совета по национальным проектам: я слушал и радовался тому, что, наконец, федеральные и региональные власти обсуждают столь важную проблему, как упрощение процедур, связанных с оформлением прав на предоставление участков под строительство жилья. Без такого акцентированного внимания мы бы эту проблему решить не смогли. А сейчас есть реальная возможность ее за короткие сроки преодолеть.

И, наконец, проблема инфляции, из-за которой у нас не используются средства Стабилизационного фонда. «Природа инфляции, естественно, носит монетарный характер, - рассуждает министр. - Но это достаточно сложное явление, которое не может объясняться одним фактором. Инфляция - это набор факторов. Например, в России серьезную роль играет фактор, который пока сложно подсчитать: инфляционные ожидания. Которые в том числе порождаем мы - ускоренным индексированием тарифов на услуги естественных монополий. Но самая главная проблема - это монополизация экономики. В конкурентной экономике избыток предложения денег поглощается новым предложением товаров. То есть конкуренция не позволяет сильно повысить цены, а фирмы предлагают новые услуги и товары. У нас же, к сожалению, негибкое предложение и монополизированные рынки, неразвитость финансового рынка, избыточное предложение денег превращаются в рост цен. Вот это ключевые проблемы. Я бы сказал, что из всего мною перечисленного самым существенным является низкая эластичность увеличения денежной массы к новым предложениям товаров и услуг. Анализируя эти явления, мы сможем выйти на принципиально новые алгоритмы. Самое страшное, что мы можем сделать, - это деньги Стабфонда потратить на любые текущие расходы. Это называется «проесть». Для сравнения. Вот вы долгое время жили бедно. Вам и вашей семье ваш богатый дядюшка, арабский шейх, оставил большое наследство. И вы можете по-разному им распорядиться. Вы можете построить большую фабрику или завод, которая будет кормить еще три поколения вашей семьи. А можете просто прокутить и прогулять. Пустить деньги на высокую зарплату себе. Это - то же самое, текущие расходы. Незаработанные деньги направить на повышение зарплаты - самый неразумный вариант. Всю повышенную зарплату тут же съест инфляция, и мы через два года окажемся в еще более плохой ситуации с еще более низкой реальной заработной платой».

И, наконец, главнейший тезис Грефа: должен ли человек платить за модернизацию? «Человек должен платить за модернизацию, но человек не должен платить за воровство и бездарность управления монопольными компаниями, - отвечает Греф. - Человек должен платить ровно столько, сколько это стоит. Как показывает опыт, если внедрить конкурентные условия в сфере ЖКХ, то тариф от сегодняшнего падает - не растет, а падает - на 20 - 30 процентов. Вот это то, за что должен платить человек. Людей миллионы, а монополистов - сотни, но они, к сожалению, сильнее».

Опять вопрос: что же тогда по – настоящему происходит в России? По Грефу, речь идет об очень сложном процессе, который зачастую не помещается на «полочки» наших обычных представлений. Россия - очень сложное образование, в котором не существует прямых путей к конечной цели: достижению благосостояния народа. Некоторые российские либералы в учебнике макроэкономики прочитали только первую страницу, размышляет далее Греф. Ту, где написано, что важнейшая роль государства состоит в обеспечении макроэкономической стабильности. Но если перевернуть первую страницу, то на второй будет написано «а также», и через двоеточие идет огромное количество условий, которые государство должно обеспечить. А это развитие инфраструктуры, равных условий конкуренции, развитие финансовой инфраструктуры, инноваций, финансирование фундаментальных исследований и всех институциональных реформ.

Однако одно дело – учебники, другое дело - реальная жизнь в реальной современной России.




 
алексей кудрин: иду в наступление
Министр финансов РФ Алексей Кудрин накануне нового 2007 года выступил с рядом интригующих заявлений. И в обычное время слова министра вызвали бы большой интерес. Однако сегодня мы стоим накануне серьезных предвыборных баталий. Аналитики и эксперты, как в нашей стране, так и за ее пределами, каждодневно просчитывают расклад политических сил в России, определяют состав неформальных блоков и союзов, пытаясь понять, какие кланы более других приблизились к заветной цели – взятию Кремля.
Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7-499-965-69-37, 89197736146, Факс: (495) 641-04-57
Электронная почта:   rosvesty@yandex.ru  
All rights reserved. «Российские Вести» 2002-2018 ©