18 - 24 октября 2006   № 38 (1840) Издается с 1990 г.
казахстан: зачем объединять «партию власти» после выборов?
центральная азия на пороге перемен
В ноябре 2006-го произойдут важные события в политической жизни нашего южного соседа – очередной съезд правительственной партии «Отан», на котором планируется ее слияние с рядом других партий, придерживающихся пропрезидентской ориентации. Чем это чревато для России?

Республика Казахстан является наиболее быстроразвивающимся регионом на всем постсоветском пространстве, опережая Россию и по темпам роста ВВП, и по уровню инвестиций на душу населения, и по масштабу социальных программ. В последние годы доля России в казахстанском торговом обороте неуклонно снижается и составляет на 2005 год менее трети (10 миллиардов долларов), хотя Россия по-прежнему продолжает оставаться главным торговым партнером Казахстана. В Казахстане самая низкая в СНГ цена на квадратный метр жилья, самый высокий уровень инвестиций, и условия их выгоднее, чем в России, также в стране отмечается постоянное повышение ВВП на душу населения. В стране меньше экономической преступности, чем в России.

Битва с оппозицией

На выборах 4 декабря 2005 года действующий президент Нурсултан Назарбаев показал рекордный результат, набрав 91,15% голосов избирателей. Основной соперник Назарбаева – Туякбай набрал всего 6,6% голосов, третий кандидат Алихан Байменов – 1,6%. Явка электората превысила 70%. Однако реально, и на это было указано в отчете ОБСЕ, лишь два из пяти кандидатов принадлежали к числу реальных оппозиционных лидеров. В конце 2005 года – начале 2006 годов Назарбаеву так или иначе удалось обезглавить оппозицию, убрать наиболее сильных лидеров – Нуркадилова и Сарсенбаева. Однако именно в этой легкой победе над оппозицией кроется главная, на мой взгляд, опасность. Дело в том, что политическая ширма карманной оппозиции по мере неуклонного роста политического сознания казахстанцев все более дискредитируется. Устранив опасных, но все же системных конкурентов, президент Назарбаев рискует получить радикализацию общества, где роль ключевого фактора может сыграть исламский фундаментализм, принесенный оралманами – этническими казахами, приехавшими в Казахстан на постоянное место жительства из-за рубежа, которых в 2005 году насчитывалось уже 433 тысячи.

В то же время можно отметить, что ситуация, казавшаяся угрожающей и имеющей тенденцию к выходу из-под контроля в 2004 году, существенно изменилась в 2006-м. Президент сумел сгруппироваться и нанести оппозиции упреждающий удар.

Кроме того, он, по всей вероятности, отошел от стратегии нескольких партий власти, показавших свою полную неэффективность в борьбе с реальной оппозицией, и сделал ставку на мощную единую организацию. Именно в этом ключе представляется единственно возможным рассматривать недавний процесс объединения партий «Асар» и «Отан». 4 июля 2006 года на IX внеочередном съезде партии «Отан» («Отечество») делегаты проголосовали за объединение с партией «Асар». Было выработано решение о реорганизации «Отана», лидером общей партии стал сам Нурсултан Назарбаев.

Отличие от российской политической системы здесь налицо. Владимир Путин не является лидером «Единой России» и исповедует принцип «равноудаленности» партий от власти.

Партия «Асар» («Сообща», «Всем миром») была организована в апреле 2003 года старшей дочерью президента Даригой Назарбаевой, и в декабре того же года прошла регистрацию в Минюсте. «Асар», наряду с другими президентскими партиями, никогда фактически самостоятельной партией не был. Политическая программа его неясна, платформа неотличима от платформ других аналогичных партий и движений, движущая сила – прямо идентична. Формально являясь второй в стране по численности (запись туда была добровольно-принудительной), партия изначально была задумана как политтехнологический проект, рассчитанный на раскол и ослабление оппозиции.

Президент, встревоженный подковерной борьбой в собственной «Семье», принял решительные меры к консолидации своего правящего клана. В частности, старшая дочь Назарбаева Дарига, руководящая крупнейшим телеканалом «Хабар», теперь оказалась вовлеченной в партию «Отан».

Дополнительной причиной ликвидации системы разветвленных партий власти и формирования единой суперпартии власти является вопрос о «преемничестве».

В настоящее время «Отан» занимает 42 из 77 мест в Мажилисе, блок Аграрной партии и Гражданской партии – 11, «Асар» - 4, «Ак Жол» – 1, Демократическая партия – 1.

Численность партии «Отан» накануне слияния составляла порядка 500 тысяч человек.

«Асар» насчитывал в своих рядах порядка 220 тысяч. Учитывая десятилетний разрыв в опыте партстроительства («Отан» был организован в 1993-м, «Асар» - в 2003-м). В остальных президентских партиях (Гражданская партия, Аграрная партия, «Адилет» («Справедливость»), «Менин Казахстаным» («Мой Казахстан») и «Атакемен» («Отечество»)) насчитывается в общей сложности еще 400 тысяч человек. В настоящее время идут активные переговоры о присоединении их к объединенному «Отану». В ноябре 2006-го на запланированном Х съезде партии этот вопрос может получить окончательное решение.

Как подсчитать электорат

Итого суммарный ресурс объединенной партии власти составляет 1,1 миллиона человек, что является огромной цифрой не только для пятнадцатимиллионного Казахстана, но и для России. Однако, несмотря на внушительную численность, партия власти является типичной имитационной структурой, поскольку держится исключительно на личном авторитете Нурсултана Назарбаева.

У самих казахов есть замечательная пословица, прекрасно передающая суть данного события: «два дурака не составят одного аула». Стал ли «Отан» сильнее от того, что вобрал в себя изначально рыхлые и лишенные идеологической основы другие президентские партии? Очевидно, нет. За счет слияния партий во властной элите прибавилось внутренних противоречий. Более того, слиянием партий власть лишила себя возможности произвести «зачистку» политического поля, добор электоральных симпатий населения. Разделенная партия власти может работать практически со всеми сегментами общества. В условиях неразличимости партийных программ немаловажным фактором является вопрос личностей, возглавляющих партию. Такая партия более динамична, чем собственно «ядровая» партия власти – она не несет прямой ответственности в глазах избирателей за действия власти. Подобные партии с успехом могут отрывать часть электората от оппозиции.

В целом можно отметить, что в настоящее время казахстанская элита переживает свой второй по счету системный кризис (первым была ситуация 2000 – 2001 годов, закончившаяся «почетной ссылкой» президентского зятя Рахата Алиева). Осенью 2005 года Алиев, бывший послом в Австрии, вернулся в Казахстан и получил назначение замглавы МИД Казахстана. Возвращение Алиева и неизбежный альянс его с супругой – Даригой Назарбаевой создает дисбаланс сил внутри элиты. Возможно, отчасти этим объясняется слияние «Асар» и «Отан», медийный ресурс, сконцентрированный в руках Дариги и Рахата, слишком существенен сам по себе, а вкупе с партией способен создать резкий перевес и привести к разбалансировке элиты и, вслед за ней, всей политической системы. Это создает угрозу не только самого по себе лидерства тандема Дарига – Рахат, но и – что несравненно более важно – может привести к тотальному переделу коммерческих активов. В этой связи гибель Сарсенбаева явилась удобным поводом для противников возвышения Алиева. Она нарушила годами складывавшийся после 2000 – 2001 года баланс сил в элите. Непосредственное отношение к делу Сарсенбаева имеет и председатель Сената Нуртай Абыкаев, занимающий также пост главы межпарламентской ассамблеи ЕврАзЭС. Помимо бойцов элитного подразделения «Арыстан» в убийстве оппозиционера оказались замешаны и высокопоставленные чиновники из его окружения.

Таким образом, дело Сарсенбаева оказывается ударом по части элиты, противостоящей растущему влиянию Рахата и Дариги.

Одной из ключевых фигур в сегодняшнем оппозиционном движении Казахстана является партийная система власти, а с нею – и все политическое пространство в Казахстане переживает в настоящее время период переформатирования. Происходит консолидация единой партии власти, что может быть с успехом использовано оппозицией в качестве повода для разоблачительной информационной войны. Однако, как уже говорилось, несмотря на всю свою имитационность, казахстанская оппозиция крайне неоднородна. У такой оппозиции разветвленные структуры одной по сути партии власти могли и с успехом оттягивали электорат. Дело в том, что интерес для власти в качестве одной из сторон диалога оппозиционеры представляют, только будучи оппозицией. Как только они переходят во власть, встраиваются в вертикаль управления, они становятся незаметными и взаимозаменяемыми винтиками государственной машины, каких достаточно и в самом чиновничьем аппарате Назарбаева.

Общим местом для всей казахстанской оппозиции является идея выборности акимов и «социальной справедливости» – читай: передела собственности. И неудивительно – верхушку оппозиции составляют люди, готовые мужественно бороться против любого правительства, в которое их не пригласили. Общим местом дл всех оппозиционеров является не выход страны на более высокий конкурентный уровень, а бесконечное перераспределение того, что уже есть.

В сравнении с этим программа Назарбаева – проведение демократических реформ и вхождение в число пятидесяти наиболее развитых стран мира выглядит куда более перспективно, несмотря даже на то, что в борьбе с оппозицией в конце 2005 – начале 2006 года режим продемонстрировал жесткость и непреклонную волю к победе. Но в большинстве своем это все же заслуга самого Назарбаева. Президент устранил опасных конкурентов, но борьба за возможность стать «преемником» уже стартовала в недрах правящей элиты.

Если же говорить о политической структуре, то можно предположить, что в свете происходящего оттеснения «неконструктивной» оппозиции на периферию политической жизни консолидация партии власти может привести либо к утрате интереса граждан к политике вообще, либо к социальному взрыву. Долгое время ситуацию с карманными партиями удавалось удерживать под контролем именно за счет их функционального дробления. Теперь с учетом масштабов вырисовывающейся партии ситуация может обесцениться в достаточно короткие сроки.

В отличие от России, где поляризация политического спектра достаточно ярко выражена, в Казахстане возможна смычка между правыми и левыми. Коммунисты, интеллигенция и олигархи уже имеют опыт совместного противостояния Назарбаеву в 2001 году под эгидой Демократического движения Казахстана.

Подводя итог, можно сказать, что Нурсултан Назарбаев, будучи недемократичным и авторитарным правителем, лавируя между интересами России и США, является тем не менее наиболее приемлемой для России фигурой в качестве лидера Казахстана. Именно в силу своей задачи удержания у власти он вынужден сохранять баланс интересов, учитывать позицию России по ряду внешнеполитических и экономических вопросов. Следующей отправной точкой в развитии Казахстана предстоит стать, по всей вероятности, 2012 год, если вновь не будет изменена конституция и дата выборов не будет перенесена, что также весьма вероятно. Однако не будем забывать, что даже при самом благоприятном раскладе Назарбаеву исполнится уже 72 года, что известным образом сузит его возможности для политического маневрирования.




 
родина зовет своих
Летом прошлого года была принята федеральная целевая программа по возвращению соотечественников из-за рубежа. Сделано это было не от хорошей жизни: страна вступила в фазу демографического кризиса, остро не хватает трудоспособных граждан. Но это только одна сторона медали. Другая сторона выглядит не столь однозначно.

Автор - Дмитрий Ермолаев
Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7-499-965-69-37, 89197736146, Факс: (495) 641-04-57
Электронная почта:   rosvesty@yandex.ru  
All rights reserved. «Российские Вести» 2002-2018 ©