18 - 24 октября 2006   № 38 (1840) Издается с 1990 г.
геннадий гудков:
из силовиков в депутаты
Тема реформирования спецслужб и силовых структур регулярно обсуждается в СМИ, однако до последнего времени она так и не была рассмотрена Правительством в должной степени. Все, что было сделано в рамках административной реформы, это сокращение числа заместителей у руководителей силовых ведомств, а также некоторое уменьшение количества сотрудников центральных аппаратов. О реальной реформе силовых структур мы беседуем с депутатом Государственной Думы, членом Комитета по безопасности Геннадием Гудковым.

- Геннадий Владимирович, давно ли вы работаете над темой реформирования силовых структур?

- Я считаю, что история с захватом мюзикла «Норд-Ост» стала самым серьезным проколом нашей агентурной разведки. Эта история явилась катализатором мыслей о том, что необходима серьезная реформа спецслужб и всего силового блока Правительства, что требуется срочное наведение порядка, жесткая и беспощадная борьба с коррупцией, в противном случае подобные трагедии будут повторяться. Я еще тогда выступал и говорил о необходимости решительных шагов и действий со стороны властей. К сожалению, мои слова оказались пророческими, произошли взрывы в метро, события в Беслане. Получается, что целая серия терактов не была предотвращена. Увы, стало очевидно, что на сегодня наши спецслужбы оказались бессильны в деле защиты граждан. У нас осталось совсем мало времени, чтобы предпринять хоть какие-то меры, иначе мы просто обречены на повторение трагедии.

Сегодня в России существует почти 10 спецслужб, а когда-то существовало всего две структуры – КГБ СССР и МВД. Сегодня мы стали такие большие и великие, что уменьшив территорию на 5 млн. кв. км и потеряв около 100 млн. человек по сравнению с СССР, мы увеличили число спецслужб в пять раз. Мы создали 10 спецслужб, а порядка больше не стало. Теракты стали статистикой, преступность ведет себя достаточно уверенно, не снижается на протяжении многих лет. Граждане чувствуют, что их безопасность, как спасение утопающих, становится делом рук самих утопающих. Отсюда недалеко до идеи создания отрядов народного ополчения.

- Каковы ваши предложения?

- Первое, что сегодня надо сделать, это создать серьезную рабочую группу при Президенте РФ из экспертов и профессионалов. Эта группа должна провести реинвентаризацию всего силового хозяйства. Расчеты показывают, что у нас сейчас людей в погонах не менее 4 - 4,5 млн. человек. Даже в Комитете безопасности Госдумы точно не могут сказать, сколько людей работает, к примеру, в МВД.

Для сравнения: американцы не могут себе позволить иметь аппарат более 900 тыс. полицейских на 280 миллионов граждан, а у нас жителей 145 млн., а число сотрудников МВД по разным подсчетам варьируется от 1,5 млн. до 2 млн. человек. То есть мы по численности аттестованного состава превышаем американцев, а по эффективности, четкости работы мы просто проваливаемся. При этом если американцы создали министерство, набрали 40 тыс. сотрудников, то в Америке с момента трагедии 11 сентября не произошло ни одного террористического акта! Они пресекли все, что только можно было пресечь. А мы же, при полутора миллионах (по минимуму) сотрудников, пропускаем все, что только можно, к примеру, грузовики со взрывчаткой, машины с шахидками. Водим их под ручку по аэропортам. За сто рублей возим их по городу. Легализуем их в столичных городах. Выдаем им документы на транспорт. И вообще создаем такие условия, при которых злоумышленникам просто невозможно отказаться от такой деятельности, как террористическая.

Абсолютно не нужно, на мой взгляд, МВД через штат собственных помощников контролировать громоздкую систему регистрации и учета, все они должны быть переданы в гражданские ведомства, а МВД и спецслужбы должны лишь принимать участие в этих процессах и держать руку на пульсе. Сегодня, по сути дела, существует явный перебор функций. В первую очередь, это касается МВД. МВД, к сожалению, тянет одеяло на себя: мы хотим все контролировать, мы хотим во всем участвовать, чтобы ничего, не дай бог, без нас не произошло. В результате развивается огромный неэффективный, неповоротливый аппарат, и никакое государство такой аппарат не прокормит. Отсюда и коррупция!

- Чем должна будет заниматься комиссия при Президенте?

- Если такая рабочая комиссия будет создана при Президенте России, она должна изначально проинвентаризировать функции силового аппарата. Тщательно проанализировать пропорции между управленческими звеньями и оперативными подразделениями и предложить серьезное сокращение второстепенных функций, к примеру, хозяйственных, регистрирующих, лицензирующих и оформительских. Итак, первое направление реформы – оптимизация функций.

Второй момент: любая реформа должна касаться сегодня зарплаты и профессиональной подготовки. Если этого не будет – это не реформа, это переклеивание номеров отделов и управлений. Самое главное, что нужно обеспечить в результате сокращения, это серьезное, кратное повышение зарплаты сотрудников. Без этого не будет ничего.

Хорошая зарплата – основа для борьбы с коррупцией. Самое глубокое заблуждение заключается в том, что коррупцию не перешибешь никакой заработной платой. Коррупция становится массовым явлением не тогда, когда зарплата маленькая, а тогда, когда появляется твердая моральная и психологическая уверенность в том, что зарплата является издевательской. Потому что тогда человек морально и психологически оправдывает свои поборы. Коррупция возникает в сознании человека, когда четко формируется убеждение, что пока он работает с утра до ночи, дежурит сутки напролет, реально рискует жизнью, завтра может оказаться в Чечне и влачит при этом нищенское существование, а тем временем те, кого он защищает и охраняет, жируют. Вот когда такая психология становится массовой, ни одно ФСБ, ни одна прокуратура с коррупцией не справится, потому что она становится образом мышления и переворачивает сознание. Если раньше взяточник отторгался коллективом по причине его морального и психологического осуждения, то сейчас это вызывает поддержку и сочувствие, а тех, кто попадается, даже жалеют. Взяточник чувствует за спиной огромную моральную и психологическую поддержку и не чувствует угрызений совести. Поэтому коррупция сегодня является главной опасностью вообще для всей системы безопасности.

При этом нельзя думать, что все коррупционеры это напрочь потерянные люди. Если поменять условия, то очень много людей поменяют свое поведение и стереотипы. Да, есть часть людей, которые уже настолько погрязли в коррупции, что никакой зарплатой и никаким страхом их не возьмешь. На их место с новой зарплатой надо набрать достойное пополнение, воспитать и обучить. При этом органы должна стать более прозрачными, находиться под постоянным парламентским и гражданским контролем. По сути, это угроза существованию нашего государства.

- Как решить проблему взаимодействия наших спецслужб?

- Это и есть третье направление реформы: разрешение межведомственных противоречий. Я знаю, что меня за это будут критиковать, но отмечу, что сегодня в МВД создано управление «Т» по борьбе с терроризмом. У меня возникает вопрос: зачем? Борьба с терроризмом есть конституционная обязанность Федеральной службы безопасности. Мне отвечают, что это управление работает по пособникам террористов, но разве пособники – это не часть террористической деятельности? Выходит, что по пособникам работает МВД, по организаторам работает ФСБ, а по наркобаронам, которые финансируют терроризм, работает Госнаркоконтроль. В результате у нас сегодня число генералов превысило всякие разумные пределы. В Советском Союзе, к примеру, насчитывалось 280 млн. человек, а сегодня в России в два раза меньше, при этом генералов у нас в 3 с половиной раза больше, чем во всем СССР.

Сегодня надо четко понимать, что весь правоохранительный и силовой блок находится в руках у Президента. В рамках Совета безопасности нужно создавать эффективно работающий секретариат этого совета. Туда должны прийти специалисты, профессионалы. Они должны взять на себя функции координации, ответственности за проведение операций, ответственность за проведение реформ, за адекватные ответы на террористические и военные угрозы. Совет безопасности должен стать головным, координирующим органом, работающим 24 часа в сутки. Но нужно не только полномочия давать, но и ответственность возлагать. Иначе получается абсурд: происходит трагедия в Беслане – сутки нет начальника штаба. Начальник ФСБ ждет указаний сверху, начальник МВД ждет указаний сверху. Кто возглавляет? Никто не знает, то ли приедет министр, то ли не приедет, то ли от Президента пришлют человека. В результате сутки штаб без хозяина. О чем можно говорить? Возьмите недавний рейд боевиков по Ингушетии – 100 с лишним террористов этих, бандитов, берут на сутки республику, вскрывают склады, никто их не преследует, никто их не отсекает, никто их не уничтожает. При этом рядом стоят наши части: полк тут, отряд тут, чуть ли не батальон там. Никто не знает, что делать. В результате огромные федеральные и региональные силы, специальные группы бездействуют, ждут нападения на себя, в то время как отряд в сотню с небольшим полностью взял власть в целой республике. Это и есть абсолютное отсутствие координации. Поэтому сегодня совершенно очевидно, что в условиях этой существующей многоведомственности должен существовать координирующий центр, он должен обязательно замыкаться на Президента. В этом ключе и должна идти реформа.

- С точки зрения парламентской деятельности, что вы считаете самым необходимым?

- Законодательно, я считаю, мы должны сделать несколько вещей. Первое, это серьезно рассмотреть вопрос о парламентском расследовании и парламентском контроле. Сегодня совершенно очевидно, что эта потребность назрела. И если мы этого не сделаем, то не сможем считать себя демократической страной, которая опирается на принципы коллегиальности и взаимного контроля. Эту функцию нужно предоставить в рамках полномочий региональным законодательным собраниям, и даже муниципальным. Кроме того, сегодня нужно срочно принимать четкий закон по борьбе с коррупцией.

- Вы что-то уже делаете сами или будете ждать сигнала от Президента и Правительства?

- Вне зависимости от того, хотят этого или не хотят власти, мы уже приступили к формированию рабочей группы, приглашаем туда специалистов. Будем готовить предложение для нашей власти, с тем чтобы власть рассмотрела эти предложения. Будем настаивать, чтобы они были приняты. Мы чувствуем, что наши слова не пропадают впустую.




Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7-499-965-69-37, 89197736146, Факс: (495) 641-04-57
Электронная почта:   rosvesty@yandex.ru  
All rights reserved. «Российские Вести» 2002-2018 ©