11 - 17 октября 2006   № 37 (1839) Издается с 1990 г.
30 лет спустя…
в смоленске прошел международный кинофорум «новое кино. XXI век»
Тридцать лет назад – 7 октября 1976 года был подписан указ о запуске производства кинокартины «Д’Артаньян и три мушкетера». И с тех пор как фильм вышел на экран, он не перестает собирать у экранов зрителей. Сколько поколений выросло и еще вырастет на д’Артаньяне – не сосчитать. А юбилей этого киношедевра решили отмечать на Смоленском международном фестивале стран СНГ и Балтии.

Собрать всех участников событий тридцатилетней давности, конечно, не удалось, но самые главные персонажи все же приехали. Михаил Боярский – д’Артаньян, Владимир Балон – де Жюссак (постановщик всех фехтовальных номеров), директор картины – Владимир Мальцев, королева Англии – Алёна Караджова, и сам режиссер, который к тому же был и председателем жюри конкурса короткометражного кино: не стоит забывать о том, что юбилей «Мушкетеров» - часть международного фестиваля.

- Георгий Эмильевич, скажите, на ваш взгляд, изменилось отношение к фильму за прошедшие 30 лет?

- Нет. Более того, к происходящему присоединился еще и Интернет. Там обосновались молодые фанатики. Есть даже он-лайн игра, где де Тревиль, д’Артаньян, Атос – девчонки. Это сайт мушкетеров, где собираются участники со всего мира и играют.

- Был слух, что вы собираетесь снимать продолжение «Мушкетеров»…

- Да, есть сценарий, и в сентябре должны были стартовать съемки. Но о чем-то вдруг задумался спонсор и не выделил денег. А фильм должен начаться с того, что все мушкетеры гибнут и, оказавшись на небесах, встречаются с кардиналом Мазарини. Они видят «сверху», что происходит с их детьми. Причем часть детей попадет в противоположный лагерь, не зная, кто их родители. Между ними вражда, ненависть, а мушкетеры пытаются помочь. Королева собирает всех детей у себя. Сообщает о том, что надо поехать в Лондон и вернуть украденные Мазарини деньги, упоминая об их отцах, которые ей служили. Часть детей остается на стороне королевы, а часть – на стороне Кольбера, который затевает против Анны склоку. Назревает кровопролитие между родными братьями. Но д’Артаньян выпрашивает у Господа 24 часа возвращения на землю, и в какой-то момент мушкетеры понимают, что ожили. И тут начинается кино. Это будет блокбастер! Сценарий писался пять лет. Его автор в основном я.

- А кто будет играть детей?

- Они все уже подобраны, но никого не буду называть. Скажу только, что Антон Макарский будет играть Анри – сына Арамиса. Но все может измениться, пока спонсор думает. Дело в пяти миллионах долларов. А время неумолимо, и здоровье уже у многих не железное. Де Жюссак (Владимир Балон) только что вышел из больницы. Если сейчас не запуститься, то через год об этом фильме можно уже забыть. Да и я не захочу. А без меня ничего не получится.

- А что вы можете сказать о фестивале?

- Мне нравится атмосфера и импонирует президент – Геннадий Полока. Его фильмы оказали на меня сильное влияние, хотя мы практически одногодки. Он умудрялся экспериментировать, создавать такие вещи, как «Интервенция», «Республика Шкид». Из-за него я тут и присутствую. А вообще я ненавижу фестивали вместе с их атмосферой. Здесь же она несколько другая. Тусовки почти нет, одно кино. Хороша и идея единого прокатного пространства. Нужно добиться, чтоб оно стало безналоговым, чтобы люди могли свободно обмениваться своими достижениями в области искусства. Это было бы здорово! Когда люди занимаются искусством, они не занимаются терактами. И программа фестиваля очень сильная.

- Вы в жюри короткометражных картин. Тяжело судить?

- По-разному. Бывают картины откровенно очень слабые, похожие на современную молодую режиссуру: много пафоса, любования собственной «гениальностью», нарочитого самоутверждения, и исключительно мало профессии.

- Почему так?

- У искусства есть три ориентира: слава, самоутверждение, деньги. Самоутверждение не в плохом смысле, а как выражение своих страстей, кипящих в горле, которые требуют выхода, создания художественного образа. Это и есть твоя цель. К сожалению, она сейчас ушла на десятый план, а на первый вышли деньги и слава. Когда снимаешь картину, чтобы прославиться, она не получается и не может получиться. А вот когда снимаешь, потому что не можешь не снимать… Кино – это массовая культура, оно должно захватывать чувства и эмоции большого количества людей, иначе оно бессмысленно. Мне интересно смотреть то, что делают ищущие коллеги. Но мне кажется, что это бег на месте. Они сами хотят, чтоб их смотрели. Человек, который говорит: «Мне плевать на публику!» - врет. Он просто думает, что публика дура и до него не доросла. Так не бывает. Как правило, художнику надо дорасти до народа, тогда он случайно, как я, попадает в ситуацию, когда его произведение не стареет. Как портрет Дориана Грея. Я уже весь белый, а «Мушкетеров» опять смотрит молодежь. Возраст смотрящего не меняется. Все думали, что со временем будут смотреть одни старики и ронять ностальгические слёзы, а оказалось, что им лень идти в кинотеатр. И интерес ко мне какой-то не проходящий из-за этого фильма, хотя у меня есть картины и получше. «Искусство жить в Одессе» на десять голов выше. А мой «Узник замка Иф» французы показывали у себя, что вообще на них не похоже! Надо знать французов с их национализмом и самомнением. Я прилетел в Париж, и товарищ, встречавший меня, повез не тем путем, каким обычно. Выезжаем к кинотеатру «Космос» и видим огромную афишу «Узника замка Иф», на которой изображена моя жена (актриса Надира Мирзаева, игравшая Гайдэ) и Витя Авилов. Едем на Елисейские Поля – три кинотеатра и на каждом афиша моего фильма. И так по всему Парижу. Меня задушили слезы.

Похожее состояние было и у смолян, собравшихся на главной площади города, когда на все околотки зазвучало любимое: «Пора-пора-порадуемся на своем веку!» И мальчишки в костюмах мушкетеров и гвардейцев кардинала со свистом сцепились в схватке, лязгая шпагами и шпорами сапог. Но комок в горле встал, когда из-за угла на лошади выехал Михаил Боярский с криком: «Эге-гей!», как в былые времена. Народ ликовал.

Много историй было рассказано в тот вечер: как режиссер сам шил подвески королевы, как на роль д’Артаньяна собирались взять Александра Абдулова, на Миледи – Елену Соловей, а Арамиса озвучивал не Старыгин, а Игорь Ясулович. Как мушкетеры до сих пор ведут себя по-мальчишески, распевая «пора-порадуемся» в день рождения Балона-де Жюссака среди ночи у него под балконом.

А фестиваль тем временем шел своим чередом. Кстати, чем примечателен смоленский форум «Новое кино. XXI век», как уже заметил Юнгвальд-Хилькевич, отсутствием бича всех других кинофестивалей – тусовки медийных лиц. Здесь все предельно четко. Собираются не столь известные люди из всех стран СНГ и Балтии (политики и кинематографисты) и обсуждают проблемы кинематографа. Для этого даже создано специальное мероприятие – «круглый стол». На этот раз обсуждали вопрос о создании в Интернете международного портала о кинопроизводстве и кинопрокате – виртуального кинематографического пространства, и ряд других вопросов. К сожалению, сложилась такая ситуация, что проще организовать съемки в Америке, чем в какой-то из бывших республик союза, потому что нет общей базы, в которой были бы указаны возможности каждой киностудии. По результатам двух первых форумов «Новое кино. XXI век» на стол правительств каждой страны легли конкретные документы. Дело за их подписанием. Это только кажется, что проблемы надуманы. Туркменскому режиссеру государство запретило выезд в Смоленск. Вернее, мягко не рекомендовало участие в фестивале, но нам-то известно, что это значит. В Кыргызстане кино начало подниматься благодаря сотрудничеству с Россией, Францией и Германией. Режиссер Нурбек Эген снял потрясающий фильм – участник конкурсной программы полнометражных фильмов – «Сундук предков». В воздухе повисает вопрос: почему мы не видим этих лент? Картина достойна российского проката. Такая же история с грузинской «Мариам», эстонскими «Shop of dreams» и «Fed up!» А мы смотрим в кинотеатрах американские боевики: без сюжета, без мысли и образа. То, что не имеет образа, кажется, называется «безобразие»?

В рамках смоленского фестиваля прошел и конкурс детского кино, широко представлено документальное кино. В конкурсе дебютных работ наравне с известными и высокобюджетными фильмами «Связь» Авдотьи Смирновой и «Хоттабыч» Петра Точилина участвовали и никому не знакомые эстонские, белорусские и российские картины, снимавшиеся за небольшие деньги. Что парадоксально: чем меньший бюджет у фильма, тем больше в нем кино. Об этом сказал член жюри конкурса «Дебют» Александр Гордон.

Одним словом, такой масштабной и сильной программой может похвастаться не каждый кинофестиваль. В общей сложности было представлено 116 картин из 15 стран СНГ и Балтии. И не зря в названии смоленского кинофорума есть слово «международный».

Фото: Мария Рунова.




 
россия в ожидании оскара
Фильм «9 рота» Федора Бондарчука станет официальным представителем от России в борьбе за «Оскар». Но сможет ли он стать победителем?

Автор - Нинель Щербина
Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7-499-965-69-37, 89197736146, Факс: (495) 641-04-57
Электронная почта:   rosvesty@yandex.ru  
All rights reserved. «Российские Вести» 2002-2018 ©