27 сентября - 03 октября 2006   № 35 (1837) Издается с 1990 г.
НАТО в Черном море
Москва считает варианты
На днях командующий Объединенными военно-морскими силами НАТО в Южной Европе итальянский вице-адмирал Фердинандо Санфеличе ди Монтефорте объявил, что в 2006 году натовская антитеррористическая операция «Активные усилия» распространится и на Черное море.

Более того, Монтефорте заявил, что российский Черноморский флот присоединится к операции, «когда будет готов». Вице-адмирал подчеркнул, что действия ВМФ РФ в рамках «усилий» могут быть аналогичными действиям кораблей Североатлантического альянса - инспекции портов и патрулирование морских коммуникаций.

Чем для России станет эта операция, в ходе которой в непосредственной близости от ее территориальных вод окажутся боевые корабли и самолеты стран НАТО? Недавно министр обороны РФ Сергей Иванов заявил, что Россия рассматривает свое участие в операции «Активные усилия» как важную составную часть взаимоотношений с Североатлантическим альянсом. «Демонстрация флага в стратегически важных регионах мира» является важным фактором для РФ, полагает глава российского оборонного ведомства. Однако в этих фразах министра кроется особый смысл.

Вероятным противником страны - члены Североатлантического альянса для России быть перестали. Но и дружеских объятий нет. По мере усиления военной и политической мощи России заметно обостряется соперничество между ней и НАТО в различных регионах мира. Однако особенностью нынешнего момента является то, что такое соперничество проходит на территории, которую в течение сотен лет Москва относила к зоне своих национальных интересов. Особенно это касается Черного моря.

Тут все обстоит не так-то просто. Например, Абхазия, имеющая прямой выход к Черному морю, находится на грани вооруженного конфликта с соседней Грузией. В территориальных водах Абхазии происходят бесконечные чуть ли не вооруженные стычки с грузинским флотом. Сложной остается ситуация и в Крыму. В настоящее время украинский порт Севастополь является главной базой Черноморского флота РФ. Однако Киев, который, как и Тбилиси, активно рвется в НАТО, несомненно, постарается разыграть карту «Активных усилий» в своих интересах. Поэтому территориальные воды стран, которые в НАТО всерьез рассматривают в качестве будущих кандидатов в члены альянса, являются вполне логичным местом для проведения натовской контртеррористической операции.

Присутствие ЧФ в Севастополе может прекратиться в 2017 году. Если к тому времени Украина и Россия сохранят прежний политический курс, то, скорее всего, уже в 2018 году Севастополь превратится в натовскую военную базу. Поэтому Киев уже сейчас предпринимает усилия для того, чтобы помочь «североатлантическим» кораблям освоиться в крымских водах.

Каким образом может практически проходить «североатлантизация» Черного моря, можно судить по тому, как развивалась недавняя операция «Активные усилия» в Средиземном море. Формально эта операция началась 26 октября 2001 года. Тогда натовские корабли приступили к проведению операции в поддержку международной кампании против терроризма. Постепенно операция расширилась и стала более масштабной. В 2003 году натовцы приступили к патрулированию Гибралтарского пролива и Суэцкого канала. Кроме патрулирования, натовские корабли и самолеты стали сопровождать суда, проходящие через Гибралтар. По данным на 18 февраля нынешнего года, в рамках этой кампании через пролив были проведены 488 судов. Однако основной деятельностью участников «Активных усилий» стали досмотры плавсредств в Средиземном море. Теперь на очереди Черное море.

Россия формально не имеет претензий к НАТО. К Черному морю, кроме нее, имеют выход Грузия, Турция, Болгария, Румыния и Украина. Грузия и Украина, хотя и не являются членами НАТО, но активно поддерживают этот блок. А Румыния, Болгария и Турция состоят в Североатлантическом альянсе непосредственно. Таким образом, протестовать против усилий черноморских государств бессмысленно. Остается только считать варианты и принимать решения. Одно из них: участвовать в операциях натовского флота в этом регионе мира. Тем более, что ди Монтефорте открыто намекнул на то, что надеется на сговорчивость РФ в данном вопросе. Поэтому может так случиться, что Москва получит шанс патрулировать, скажем, абхазские территориальные воды - если не самостоятельно, то хотя бы в составе международных групп.

К тому же Россия уже активно участвует в международном военно-морском проекте BLACK-SEAFOR, в который также входят Болгария, Грузия, Румыния, Турция и Украина. В рамках этого проекта недавно прошли совместные учения. Именно тогда и было подписано «Соглашение о взаимодействии», формально разрешившее «Активным усилиям» развернуться на Черном море. Выбора, как видим, у нас не оказалось.




 
НЬЮ-ЙОРК - ТБИЛИСИ
22 сентября президент Грузии Михаил Саакашвили, выступая на шестьдесят первой сессии Генассамблеи ООН в Нью-Йорке, потребовал вывода российских миротворцев с территории Южной Осетии и Абхазии. При этом глава Грузии обвинил Кремль во вмешательстве во внутренние дела своей страны и консервации конфликтов на постсоветском пространстве.

Автор - Дмитрий Ермолаев
Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7-499-965-69-37, 89197736146, Факс: (495) 641-04-57
Электронная почта:   rosvesty@yandex.ru  
All rights reserved. «Российские Вести» 2002-2018 ©