13 - 19 сентября 2006   № 32(1834) Издается с 1990 г.
Под чужую диктовку
Таллин не желает улучшить отношения с Москвой
Эстонское Министерство иностранных дел прислало в российский МИД ответную ноту, в которой содержится отказ от предложения приступить к новым переговорам по сухопутной и морской границам между Эстонией и Россией.

О чем свидетельствует этот отказ? На днях Смоленская площадь официально предложила эстонскому руководству провести новые, с «чистого листа» переговоры по пограничным вопросам и заключить такие договоры, в текстах которых или в преамбуле к этим текстам присутствовало бы положение, недвусмысленно констатирующее взаимный отказ сторон от любых территориальных претензий друг к другу – и ныне, и в будущем.

Москва сделала шаг доброй воли. Общеизвестна и причина, по которой оказались сорваны российско-эстонские пограничные договоры, подписанные еще в прошлом году 18 мая в Москве. Отозвать свои подписи российскую сторону вынудило вероломство эстонского сейма, который добавил по своей прихоти к Закону о ратификации подписанных в Москве документов преамбулу со ссылкой на Тартуский мирный договор семидесятилетней давности. Пограничные линии, фиксировавшиеся этим договором, не только не соответствуют реалиям нынешнего времени, но и абсолютно утратили всякий смысл со вступлением Эстонии в состав СССР накануне Второй мировой войны и в связи со всеми последовавшими событиями.

То, что эстонские парламентарии вдруг уцепились за давно уже умерший Тартуский договор, Россия резонно расценила как стремление юридически реанимировать саму возможность Эстонии предъявлять в будущем территориальные претензии на пограничные с ней исконно российские земли, которые в 1920 году временно оказались в границах молодой Эстонской республики.

Казалось бы, все яснее ясного. Эстонский парламент либо ошибся, либо «пошел на поводу» у людей безответственных и авантюрных. Значит, необходимо исправлять эту ошибку, тем более что Россия предложила разумный и справедливый способ этого исправления, ни в коей мере не унижающий достоинство эстонской стороны.

Но что в ответ заявляет эстонский министр иностранных дел Урмас Паэт? «Эстонская сторона, - говорит он, - готова к вступлению пограничного договора в силу только в такой форме, как он был подписан в мае прошлого года. И так как пограничный договор рассматривает прежде всего проведение пограничных линий, а в этой части у нас нет разногласий. Поэтому мы не видим препятствий, чтобы этот договор мог вступить в силу, и не считаем нужным проведение каких–либо новых переговоров с Россией по пограничному вопросу».

Господин Паэт ни словом не упоминает о пресловутой преамбуле сейма, как и о том, чтобы зафиксировать взаимное отсутствие территориальных претензий сторон друг к другу. О чем это свидетельствует? Как нам представляется, именно о том, что ныне властвующие в Эстонии круги желают сохранить юридическую лазейку для территориальных претензий к России – если не теперь, то хотя бы в будущем. К тому же, похоже, что отсутствие договоров о сухопутных и морских границах между Эстонией и Россией весьма устраивает стратегов Североатлантического блока, куда Эстония входит и где ее нынешние руководители получают «руководство к действию».

Антон ПОГРЕМУШКИН


 
Карабах Вольского
История карабахского конфликта многослойна и многогранна. Она еще не написана и не скоро будет написана. Многое унес с собой Аркадий Вольский.
Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7-499-965-69-37, 89197736146, Факс: (495) 641-04-57
Электронная почта:   rosvesty@yandex.ru  
All rights reserved. «Российские Вести» 2002-2018 ©