13 - 19 сентября 2006   № 32(1834) Издается с 1990 г.
Карабах Вольского
История карабахского конфликта многослойна и многогранна. Она еще не написана и не скоро будет написана. Многое унес с собой Аркадий Вольский.

Как и подобает человеку, понимающему свою политическую и историческую ответственность, он писал мемуары. Не все успел осветить человек, посвященный в тайны советской «большой политики». Но у него было ясное понимание того, что Карабах - это начало крушения Советского Союза. Независимо от того, кто и как начал этот конфликт, Вольский понимал, что СССР столкнулся с самым острым геополитическим вызовом, противостоять которому мог только сильный Центр. «Сильный» Центр представлял Михаил Горбачев.

Горбачев принял тогда самое непростое аппаратное решение: человека, который всю жизнь занимался только промышленностью, направили в качестве представителя Старой площади в Карабах. Почему это было сделано? Существуют только версии. По одной из них, на готовящемся Пленуме ЦК КПСС, намеченном на конец 1989 года, планировалось убрать Горбачева с должности Генерального секретаря и избрать на эту должность Аркадия Ивановича. Мы можем сегодня говорить об этой политической комбинации с полной достоверностью хотя бы потому, что с Вольским тогда были встречи и в Нагорном Карабахе и позже, когда он пытался повлиять уже на ход событий. Вопрос в другом: мог ли он тогда, избрав своей резиденцией высокогорную Шушу, изменить ситуацию? Вряд ли. Хотя бы потому, что все так называемые «карабахские инициативы», исходящие от Вольского, блокировались помощником Горбачева Георгием Шахназаровым. Какую именно модель будущего «Союза» готовили для Генсека ЦК КПСС его ближайшие помощники, мало кто знает. Если бы миссия Вольского в Карабахе привела действительно к политическому урегулированию конфликта, Аркадий Иванович прибыл в Москву на «белом коне». А это как раз и не устраивало Горбачева.

Дмитрий Ермолаев

Вольского приписывали к «клану Андропова» и его побаивались. Если бы он действительно решился схватиться за «большую власть», шансов у него было много. Но ситуация, при которой это можно было сделать, резко менялась. Потом была уже трагикомедия в варианте «путча 1991 года», когда все пошло вразнос: и система, и страна. Мне кажется, что комплекс нереализованных реальных возможностей, имитация политической деятельности уже в условиях новой страны подточили его здоровье. Но он, как «солдат империи», держался до конца и с достоинством. Он так и остается еще одной неразгаданной фигурой последних дней существования СССР.


Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7-499-965-69-37, 89197736146, Факс: (495) 641-04-57
Электронная почта:   rosvesty@yandex.ru  
All rights reserved. «Российские Вести» 2002-2018 ©