13 - 19 сентября 2006   № 32(1834) Издается с 1990 г.
Солдаты внаем
Пока общество озабочено искоренением дедовщины, Вооруженные силы подстерегает новая опасная «болезнь». В Государственную Думу внесен законопроект, в соответствии с которым в январе следующего года военная юстиция должна полноправно вернуться в гражданское лоно. А пока военные судьи просто снимут погоны. Ведь у нас даже министр обороны - гражданский.

Сегодня независимых аналитиков обуревают догадки - как это отразится на реальном состоянии дел с воинской дисциплиной в Вооруженных силах. Тем более, что в конечном счете, как показывает ход судебных процессов по тому же громкому делу рядового Сычева и не менее громкому делу капитана Ульмана, именно суд ставит конечную точку в определении как самих виновных, так и степени их вины. В том числе и в области частных определений в отношении оценки реального состояния дел в конкретном подразделении, где произошло преступление, ставшее причиной судебного разбирательства.

Впрочем, пока силовые и правоохранительные ведомства определяются с тем, какие методы лечения существующих армейских напастей следует применять в первую очередь, а какие потом, исподволь появляются новые угрозы, которые по своей сути более опасны, чем та же пресловутая дедовщина.

Рынок в офицерском исполнении

Речь идет о так называемом армейском рабстве, которое является теми же самыми неуставными отношениями, только еще в более опасной для армейской среды форме. Ведь дедовщина - настоящая криминальная уголовщина, в которой всегда есть конкретные пострадавшие и потерпевшие. В случае же с армейским рабством все гораздо сложнее.

Существующая практика показывает, что рабство в Российской армии, на первый взгляд, выгодно всем: и офицерам, зарабатывающим деньги на сдаваемых в аренду подчиненных, и самим солдатам, у которых появляется возможность пожить «на воле» и, может быть, и для себя подзаработать. В подавляющем большинстве случаев о рабстве не говорят ни «рабы», ни «рабовладельцы». Достоянием гласности подобные случаи становятся лишь, когда они заканчиваются трагически. Когда какой-нибудь военнослужащий погибнет, и тогда в ходе судебного разбирательства выясняется, что оброк на стороне был санкционирован самим же командованием.

Главным пострадавшим здесь выступают сами Вооруженные силы и государство в целом, у которых банально воруют ресурсы и подрывают тем самым боевую готовность, наносят ущерб репутации. И если дедовщину можно списать на счет особенностей призывного контингента, то армейское рабство получает санкцию со стороны командного состава достаточно высокого уровня.

По мнению источников обозревателя «РВ», командованию воинских частей выявление такого рода инцидентов даже более невыгодно, чем откровенное рукоприкладство. Ведь это негативно влияет на офицерскую карьеру и благосостояние «отцов-командиров». Кстати, как сообщил недавно председатель Московского окружного военного суда А.Безнасюк, растет преступность среди самих офицеров. За полгода суды, находящиеся на территории столичного военного округа, осудили 235 офицеров - больше чем за весь 2005 г. (214 человек). 77 из них были наказаны за превышение должностных полномочий, в том числе и за банальный мордобой. Кстати, в это самое превышение должностных полномочий входит и та самая сдача внаем, не бесплатно, разумеется, рядового и сержантского состава. В том числе и контрактников.

Дешево и выгодно

В период перестройки именно солдатский труд на возведении генеральских дач стал одной из главных тем критики армии. Более того, одним из аргументов в пользу перехода ее на контрактную основу. Но как оказалось, обличенный на всех уровнях порок не только не исчез, но и дал весьма серьезные метастазы. Оказалось, что неофициальные военно-трудовые отношения стали весьма доходным бизнесом для целого ряда военных чинов. По неофициальным данным, объемы, так сказать, армейской работорговли имеют тенденцию к существенному росту. Предложения на этом рынке услуг всегда востребованы частными предпринимателями. А региональные трудовые инспекции предпочитают закрывать глаза на такие случаи: поймаешь такого солдата-мастерового - хлопот с оформлением больше, чем в обычной ситуации. Именно поэтому, наверное, из органов гражданского надзора почти не поступает представлений в прокуратуру по этому поводу.

Более того, ни для кого не секрет, что еще в советские времена посылка военнослужащих на работы на предприятия и совхозы была явлением обычным. Так сказать, шефская помощь, благодарностью за которую были поставки необходимых материалов для обустройства казарменных помещений и продуктов для улучшения питания личного состава. Но нередко львиная доля этой неучтенной помощи оседала на дачах и в квартирах высшего офицерского состава.

Сегодня армейское рабство многолико. В ноябре прошлого года ростовский гарнизонный суд приговорил к двум годам лишения свободы офицера, который сдавал солдат в аренду одной из строительных фирм в Ростове-на - Дону. При этом прибыль оказалась весьма неплохой - капитан получал за одного солдата 150 рублей в день. Вряд ли эта история стала бы достоянием гласности, если бы одного рядового не засыпало случайно землей в котловане. Откопали его, к сожалению, слишком поздно. Солдат и офицеров части, в которой служил солдат, пригласили на опознание. В том числе и того самого капитана. Он «не узнал» своего солдата, который впоследствии был похоронен как «неопознанный труп». Лишь гарнизонная прокуратура смогла восстановить реальную картину происшедшего и опознать погибшего.

Но строительные работы - еще не самая унизительная форма армейского рабства. В судебной практике военных юристов есть примеры, когда солдат срочной службы отправляли ухаживать за собаками, живущими на дачах, и даже нести вахту на частных пасеках.

Военные прокуратуры округов десятками возбуждают уголовные дела по этому поводу. Однако не всегда нарушители получают, как говорится, по заслугам. На сбор доказательной базы уходит не один месяц. Да и сами рабы в погонах нередко отказываются от первоначальных показаний, не желая подставлять своих работодателей. Ведь после таких судов им предстоит возвращаться в свои воинские части.

Впрочем, до сих пор такого рода преступления не получают должной оценки и в самой офицерской среде. Разве что громкое дело в отношении заместителя командующего того же Московского военного округа по воспитательной работе генерала Веселова, который направил на дачные работы троих солдат из окружного ансамбля песни и пляски и за это был уволен. Бывшего заместителя начальника тыла Ленинградского военного округа генерал-майора Вячеслава Храмочкина приговорили к штрафу в 50 тысяч рублей за незаконное использование подчиненных на строительстве собственной дачи. По утверждению следствия, «срочники» больше полугода возводили генералу коттедж.

Справедливости ради надо отметить, что такая работорговля распространена не только в армии и на флоте. Они отмечены и в других силовых структурах, где есть военнослужащие срочной службы. Так, совсем недавно Пятигорский военный суд признал виновным в том же превышении должностных полномочий командира части внутренних войск, который в течение нескольких месяцев держал на личной пасеке двух солдат. По решению суда, на полковника наложен штраф в размере 25 тысяч рублей. Сейчас военная прокуратура расследует дело о незаконном привлечении солдат к работам на стороне и в железнодорожных войсках.

Но кроме подневольного труда, существуют и другие формы незаконных поборов. Например, как пишут некоторые региональные газеты, с новобранцев берут деньги за увольнение в город, а родителям, приехавшим в ту или иную часть для встречи с сыновьями, проходящими службу, настойчиво предлагают сделать пожертвования на обустройство казарменного фонда. В том же Северо-Кавказском военном округе прокуратура расследовала случай со сбором пожертвований на строительство на территории части церкви, следов которой не удалось обнаружить.

Похоже, что дух безудержного стяжательства захлестывает офицерские кадры Российских Вооруженных сил, а меры судебного преследования, как говорится, бьют лишь по хвостам, не искореняя причины порочного явления. Коммерциализация использования дармовой солдатской рабочей силы принимает уже угрожающие размеры. И это, заметим, в условиях стабильной выплаты денежного довольствия офицерскому составу, которое является не самым маленьким по сравнению с другими категориями бюджетников.

Правда, сами армейские предприниматели от работорговли в свое оправдание говорят о том, что тратят средства исключительно на нужды частей, и в том числе на достойный прием всевозможных комиссий и проверяющих. Не накроешь «поляну» - не рассчитывай на продвижение по службе.

Борьба на новом фронте

В октябре минувшего года министр обороны издал весьма строгий приказ, который в категорической форме запрещает воинским командирам и начальникам привлекать военнослужащих «к работам, не обусловленным исполнением обязанностей военной службы». Самое интересное, что этот приказ не содержит жестких политических оценок такого рода деяний, на корню подрывающих престиж военной службы. Этот официальный документ лишь отмечает, что «в результате такой порочной практики создаются предпосылки к происшествиям, связанным, в том числе, с травматизмом и гибелью личного состава». То есть если гибели нет, то и само по себе армейское рабство не так уж и страшно. Министерство обороны не делает достоянием гласности данные о том, как выполняется этот приказ и какие меры предприняты на местах для его реализации. Видимо, как и в случае с дедовщиной, официальная статистика будет существенно отличаться от неофициальной.

Пока же информацию о всех случаи армейского рабства, так же как и дедовщины, собирают комитеты солдатских матерей. Источник, как правило, один - письма родителям, которые приходят от их сыновей из воинских частей.

Есть надежда, что этим вопросом будет всерьез озабочена Общественная палата. Кстати, еще летом 2005 года уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин и министр обороны РФ Сергей Иванов подписали соглашение о взаимодействии в целях обеспечения гарантий государственной защиты прав и свобод граждан. Тогда стороны договорились проводить совместные инспекции воинских частей «для изучения того, насколько в них соблюдаются права военнослужащих». Но о результатах таких поездок ничего неслышно. Да и главный омбудсмен страны, судя по всему, не спешит обнародовать статистику обращений по поводу эксплуатации на стороне солдатского труда.

Так или иначе, но проблема незаконного использования труда военнослужащих перерастает ведомственные барьеры и становится государственной проблемой, от решения которой зависит не только моральный климат в Вооруженных силах, но и вся их боеготовность в целом.

Алексей АЛЕКСАНДРОВ.


Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7-499-965-69-37, 89197736146, Факс: (495) 641-04-57
Электронная почта:   rosvesty@yandex.ru  
All rights reserved. «Российские Вести» 2002-2018 ©