30 августа - 05 сентября 2006   № 30(1832) Издается с 1990 г.
Приднестровье определяет свою судьбу
17 сентября в Приднестровье должен состояться референдум. Избирателям этого небольшого непризнанного государства предстоит определить векторы внешнеполитического курса своей страны. Чем закончится сам референдум, с большей долей вероятности можно спрогнозировать уже сейчас. А вот в какую сторону Приднестровье качнется после 17 сентября? Этот вопрос остается пока открытым.

- Решение о проведении референдума и окончательной форме бюллетеня было утверждено 12 июля на пленарном заседании Верховного совета республики, - рассказывает председатель ЦИК Приднестровья Петр Денисенко. - Звучат вопросы так. Первый - «поддерживаете ли вы курс на независимость Приднестровской Молдавской Республики и последующее свободное присоединение Приднестровья к Российской Федерации?». И второй - «считаете ли вы возможным отказ от независимости Приднестровской Молдавской Республики с последующим вхождением в состав Республики Молдова?». Ответы на каждый пункт нами будут считаться отдельно.

С технической стороной предстоящего голосования, судя по словам председателя ЦИК, все в порядке. Это уже седьмой референдум в жизни страны, так что методика отработана. Есть стандартный план мероприятий, он и выполняется. Единственное новшество, которое предполагает Петр Денисенко, связано с возможным открытием выездного избирательного участка в Москве. Ведь в России работает немало приднестровцев, чьи голоса понадобятся для обеспечения высокой явки. Основная работа по решению этой задачи ложится на Министерство иностранных дел Приднестровья, сотрудники которого вместе с территориальными избирательными комиссиями и миграционной службой должны будут представить прогноз по числу граждан, которые явятся для голосования.

И еще один нюанс. 11 сентября стартует еще одна избирательная кампания. На этот раз уже по выборам президента Приднестровья. Действующий глава Игорь Смирнов, бессменно правящий республикой со времен обретения независимости, скорее всего, выставит свою кандидатуру на четвертый срок. В этой связи местные политологи замечают, что каким бы эффективным ни был президент, за 15 лет он может и приесться избирателям. При соответствующей работе среди населения реально сформировать массовый запрос на перемены, обновление власти. Так что не исключено, что уже в ходе проведения референдума начнутся первые пристрелки будущей президентской кампании.

Срез общественных настроений дает заведующий кафедрой социологии Приднестровского государственного университета Дмитрий Соин. Он полагает, что на референдум может прийти от 70 до 85% избирателей, 80% из которых, скорее всего, поддержат идею независимости и следующего за этим сотрудничества с Россией. Идея отказа от суверенитета и вхождения в состав Молдовы, считает социолог, наберет не более 10% сторонников.

- Вместе с тем меня настораживает то, как именно были сформулированы вопросы в бюллетене, - говорит Дмитрий Соин. - А стоило ли так напрямую связывать подтверждение независимости республики с последующим вхождением в состав России? Экспертам понятно, что Приднестровье после 17 сентября не станет субъектом Российской Федерации. Но население таких тонкостей знать не обязано. Люди настроены на конкретные и скорые шаги. Если они их не увидят, то очень быстро разочаруются в своей ориентации на Россию. И тогда их будет проще убедить связать судьбу Приднестровья с Молдовой или Украиной.

Возможно, насчет Молдовы социолог и погорячился. Слишком много ужасного люди связывают с действиями своих соседей на заре становления Приднестровья. А вот что касается Украины, то она по-прежнему является серьезным геополитическим игроком в регионе, причем до недавнего времени более привлекательным, чем Россия. Репутацию Киев подпортил себе зимой этого года, когда вместе с Кишиневом решил обойти Москву на повороте, предложив альтернативный вариант приднестровского урегулирования. Первые конкретные шаги украинской власти, ужесточившей таможенный режим, обернулись для Тирасполя экономической блокадой.

Сейчас многие сторонники ассоциативного членства Приднестровья с Украиной предпочитают не вспоминать, как еще год назад они выступали за принятие этого варианта. Но и в Киеве, и за его пределами ничего не забыли. И ничему не научились. «Меня недавно попросили дать комментарий радиостанции «Свобода», - рассказывает Дмитрий Соин. - Так вот, суть вопросов журналистов была примерно следующей. Раз к власти на Украине пришел Виктор Янукович, не означает ли это, что Киев стал более русским, чем Москва? И не следует ли в этой связи снять вопрос о проведении референдума как неактуальный?». На первый взгляд, учитывая явные пророссийские настроения в Приднестровье, украинское предложение можно счесть авантюрой. Однако это пока не возьмешь в руки учебник истории.

История переделов

Краткая хронология Приднестровья, размещенная на сайте местной Торгово-промышленной палаты, выглядит так. 1793 год - при втором разделе Польши территория отошла к России, а двумя годами ранее к Российской империи была присоединена южная часть Днестровско-Бугских земель. Конец XVIII века - начало XIX века - активное переселение из губерний внутренней России, Украины, Молдовы представителей разных национальностей и формирование двух уездов, входивших в состав российских губерний - Херсонской и Подольской. После 1917 года - в период Гражданской войны, правобережье Днестра до реки Прут было оккупировано Румынским королевством, и река Днестр превратилась во временную пограничную линию между СССР и Румынией. В 1924 году - левобережное Приднестровье получает государственность в качестве Молдавской АССР в составе Украинской ССР. В 1940 году - воссоединение Бессарабии с СССР, создание Молдавской ССР, куда вошла и часть районов бывшей МАССР. Молдавская ССР, как государство в составе СССР, просуществовала 50 лет, до июня 1990 года, когда парламент Молдовы объявил о самоликвидации Молдавского государства. 2 сентября 1990 года провозглашена Приднестровская Молдавская Республика как новое государство на территории левобережного Днестра.

А теперь несколько замечаний к этой схеме. Исторически так сложилось, что земли, составляющие сегодня территорию Приднестровья, периодически были разменной монетой в геополитических играх то Российской империи, то Советского Союза. Как отмечает группа исследователей Приднестровского государственного университета, судьба Тираспольского уезда в административно-территориальном отношении достаточно своеобразна и изменчива. К 1917 году земли уезда оказались разделенными между Подольской и Херсонской губерниями.

Что касается местного населения, то уже тогда оно складывалось благодаря миграции. Империя в централизованном порядке заселяла Приднестровье крестьянами из внутренних провинций. Необходимость укрепления этого стратегически важного для страны, но малонаселенного региона заставляло власть закрывать глаза на прошлое переселенцев, их политическую и бытовую благонадежность. Не обошлось без иностранных авантюристов, хлынувших по призыву Санкт-Петербурга осваивать западное приграничье России. К слову сказать, современные приднестровцы унаследовали ряд черт своих предков-основателей - свободолюбие, стремление к независимости, легкость к перемене мест. И память о России, с которой все начиналось.

Революция 1917 года привнесла в жизнь западной окраины империи большие перемены. Появились новые геополитические игроки, с которыми пришлось иметь дело - советская Украина и королевская Румыния. Граница между ними пролегла по Приднестровью. И в этой ситуации Москва принимает крайне спорное и неоднозначное решение. В 1924 году в партийные органы направляется записка о необходимости создания Молдавской ССР на землях Бессарабии. Инициатором и идеологом этого обращения выступил бывший секретарь Румынского военного ревкома Ион Дическу-Дик. Молдавская республика должна была сыграть роль политико-пропагандисткого фактора - плацдарма, с которого бы большевики могли разжечь костер мировой революции на Балканах и в Центральной Европе.

Идею подхватили Михаил Фрунзе и Григорий Котовский. Однако Бессарабия к тому времени была оккупирована Румынией. Инициативная группа поставила перед собой новую цель - создать для начала Молдавскую ССР как автономное образование в составе Украины, включив в нее районы исторического Приднестровья. И уже тогда советский дипломат Григорий Чичерин предупреждал: «Создание МССР преждевременно в данный момент, так как вызовет экспансионистские устремления румынского шовинизма. Обнаружение такого количества молдаван, т.е. румын, на украинской территории, усилит позицию румын при спорах по вопросу о Бессарабии».

Чичерин оказался прав. В 1924 году адепты перманентной революции заложили мину на многие годы вперед. Отвечая на запрос депутатов румынского парламента, встревоженных созданием советской Молдавии, премьер-министр страны Братиану заметил: «Мы (румыны) не можем быть озабочены, а наоборот можем только радоваться, что соседнее государство признало, что в наших территориальных притязаниях мы не пошли так далеко, как следовало бы». Фраза премьера еще аукнется Приднестровью в 1989 - 1990 годах, когда Кишинев «вдруг» вспомнит о своей румынской идентичности и устроит в 1992 году военное вторжение в регион, население которого не захотело принимать латинскую графику и учебники истории из Бухареста.

Но в итоге решение о создании автономии было принято. И там, где до сих пор жили преимущественно украинцы и русские, появилась Молдавская АССР. Упразднили ее в августе 1940 года, после того как Бессарабия вошла в состав Советского союза. Статус МАССР был повышен до уровня союзной республики. Новой «сестре» Москва передала шесть приднестровских районов, оторванных от Украины. В Тирасполь и окрестности вновь поехали мигранты, а сам регион в сельскохозяйственной Молдавии стал развитым промышленным форпостом.

Приднестровье сегодня

С экономической точки зрения Приднестровье и сегодня, несмотря на существующие субъективные и объективные трудности, является более привлекательным местом для вложения инвестиций, чем Молдова. Здесь работают предприятия электроэнергетики, черной металлургии, машиностроения и металлообработки, электротехники, химии, деревообработки, мебельной, полиграфической, стекольной и легкой промышленности. Крупнейшие центры производства расположены в Тирасполе, Бендерах и Рыбнице. В республике насчитывается около 3000 предприятий малого бизнеса. Главным торговым партнером, по сведениям Торгово-промышленной палаты Приднестровья, является Россия (80%), затем Молдова и Украина. Деятельность иностранных инвесторов регулируется законом «Об иностранных инвестициях». Однако внешнеэкономические связи на уровне республики затруднены отсутствием ее признанности «де-юре». Поэтому большую роль играют договора, заключаемые напрямую предприятиями.

Есть в Приднестровье и свой местный «ЮКОС». Таковым здесь называют корпорацию «Шериф», монополизировавшую практически все сферы обслуживания населения. «Шериф» владеет сетью магазинов по всей стране, заправочными станциями, распространяет телевизионный сигнал и предоставляет доступ в Интернет, контролирует мобильную связь, владеет собственным телеканалом и радиостанцией, содержит футбольную команду. Последним приобретением «Шерифа» стал крупный завод по производству вин «Квинт». Политические интересы представляет парламентская фракция «Обновление» во главе с молодым и амбициозным председателем Верховного Совета Приднестровья Евгением Шевчуком. Эффективность работы «Шерифа» отчетливо проявилась во время экономической блокады, когда полки магазинов корпорации, что называется, ломились от продуктов питания по доступным ценам.

Что касается социальной обстановки в республике, то оценки ее могут носить диаметрально противоположный характер. Если брать за основу официальные статистические показатели, придется признать, что жить в Приднестровье очень нелегко. Так, зарплаты в республике в среднем составляют 1300 - 1500 российских рублей. Лишь сотрудники крупных компаний могут претендовать на ежемесячный доход в 3000 - 9000 рублей. Но устроиться туда на работу нелегко. Иногда размер взятки за гарантированное трудоустройство может достигать 28 тысяч российских рублей.

После начала блокады подрос и без того высокий уровень безработицы. Многие заводы и предприятия отправляют работников в неоплачиваемые отпуска. В результате население, особенно мужская его часть, предпочитает выезжать на заработки на Украину и в Россию, реже - в Молдавию. В этой ситуации желание самореализовать себя приднестровцев волнует меньше всего. Главным при выборе места становится размер оплаты труда. Впрочем, в таком режиме выживания сегодня на постсоветском пространстве существуют многие.

Но вместе с тем внешне приднестровские города и села зачастую выглядят лучше той же российской глубинки. Улицы чистенькие, люди одеваются нарядно и опрятно. Практически не встретишь попрошаек, бездомных или беспризорных детей. Приднестровье можно назвать своеобразным оазисом советской жизни, где сохранились очаги советского уклада и отношений между людьми. Население с уважением относится к коллективной собственности - не заметно явного вандализма даже на общем фоне ветшающей инфраструктуры, доставшейся от советских времен.

По таким ключевым вопросам как образование и социальное обеспечение власти, республики активно взаимодействуют с Россией. «Все годы независимости мы выстраивали свою политику в единстве с российскими коллегами, - отмечает министр просвещения Елена Бомешко. - Москва нам оказывает большую помощь по линии гуманитарной поставки учебников, обеспечивая все наши школы. Поэтому образовательные стандарты Приднестровья идентичны российским, мы только добавляем свой региональный компонент - историю родного края и дополнительные языки».

На сегодня в республике полностью сформирована система образования от дошкольного воспитания до высшей школы. На эти нужды из бюджета республики тратится до 7% от ВВП. В полном объеме сохранено профессиональное обучение. Любые образовательные учреждения в Приднестровье обязаны получить государственную аккредитацию. Однако есть и проблемы. «Молодежь очень беспокоит непризнанность нашего государства, - считает Елена Бомешко. - Поэтому для тех молодых людей, которые намерены продолжать обучение или трудоустраиваться за пределами республики, очень важен вопрос признания наших образовательных документов. Это волнует больше всего, и именно эта причина вызывает отток молодежи. Хотя в последнее время мы видим, что многие молодые люди после получения образования за границей возвращаются домой в республику».

Между вузами России и Приднестровья налажены хорошие контакты. Идет интенсивный обмен научным опытом. А вот чего нет и о чем сожалеет министр просвещения, так это приглашений от коллег из Министерства образования и науки РФ принять участие в производственных семинарах и совещаниях. «Мы бы хотели оперативно быть в курсе вашей образовательной политики, чтобы вносить коррективы и у себя, - говорит Елена Бомешко. - Пока же испытываем большой дефицит в такой информации». Ранее между двумя министерствами существовало соглашение о сотрудничестве. Однако несколько лет назад оно истекло, а заключить новое министр образования и науки РФ Андрей Фурсенко не торопится.

Более тесный уровень приднестровско-российских контактов установлен по линии пенсионного и социального обеспечения. По словам заместителя министра здравоохранения и социальной защиты Приднестровья Светланы Пантелеевой, местное законодательство и нормативная база в этой сфере также выстроена по российским образцам. Вместе с тем здесь свои определенные нюансы. В республике проживает немало граждан России, которые не получают пенсию из Пенсионного фонда РФ. Платят им из приднестровского бюджета, средний размер пособия составляет 900 - 1200 рублей. Считается, что интеграция с Россией будет способствовать решению вопроса о получении российских пенсий жителями Приднестровья. Как заявил в мае 2006 года президент республики Игорь Смирнов, политическое решение для начала этой работы принял Президент РФ Владимир Путин, а Председатель Правительства РФ Михаил Фрадков будет контролировать выполнение министерствами и ведомствами поручения главы государства.

Между Россией и Украиной

Так что и с геополитических позиций, и по экономическому и человеческому потенциалу Приднестровье на сегодня является весьма перспективным регионом. И разыграть эту карту пытаются и пытались многие. Позиции ключевых игроков известны заранее, вряд ли они изменятся после референдума 17 сентября. Так в чем же тогда заключается смысл назначенного плебисцита? Вот точка зрения одного из инициаторов референдума, руководителя Антиблокадного комитета и депутата Верховного Совета Валериана Тулгара: «Все эти годы мы предлагали Кишиневу различные пути решения конфликта. Тирасполь был готов обсуждать вопрос конфедеративного устройства будущего государства. Однако власти Молдовы последовательно отбрасывали наши предложения, рассматривая нас исключительно как обычный район унитарного государства. Поэтому сегодня возникла потребность спросить у нашего народа - хочет ли он быть в унитарном государстве Молдова? И чего в принципе хочет народ?».

Примерно о том же самом говорит и первый заместитель министра иностранных дел Приднестровья Руслан Слободенюк: «Последние четыре года принесли мало практических решений. 28 февраля 2006 года Кишинев в очередной раз ушел из-за стола переговоров. И до настоящего времени никаких официальных контактов между нами не существует. Это вызывает очень большие сложности. Мы заинтересованы в том, чтобы наши молдавские партнеры представили нам свои предложения, но этого нет. Общую ситуацию осложнило и введение специального таможенного режима, которое поддержал Киев.

Поэтому мы решили систематизировать свою политику по отношению к Молдове. Выработка подобной концепции в Приднестровье обязательно сопровождается проведением плебисцита. Не факт, что итоги консультативного референдума послужат поводом для немедленного принятия тех или иных законов. По Конституции мы суверенное доказательство, и никаких новых доказательств это положение не требует. Однако и пойти против высказанной воли народа в Приднестровье не решится ни одна политическая сила. На мой взгляд, по итогам референдума может произойти следующее. Существующая концепция внешнеполитической деятельности допускала возможности компромиссных соглашений с Молдовой. 17 сентября станет ясно, останется ли эта возможность дальше или нет».

Приближенные к приднестровской власти аналитики так расшифровывают цели и задачи проводимого референдума. Назначенный на 17 сентября плебисцит не ставит под сомнение суверенитет республики, так как окончательное решение по этому вопросу было принято в 1991 - 1995 годах. Но поскольку практически все государства на постсоветском пространстве так или иначе определили векторы своего внешнеполитического развития, возникает необходимость определить стратегические приоритеты Приднестровья. Особенно учитывая, что Украина и Молдова проводят откровенно недружественную политику в отношении России.

Важный вопрос - не означает ли голосование по первому пункту плебисцита фактическую аннексию Россией Приднестровья? Нет, не означает. Речь идет только о возможном ассоциативном членстве, переговоры о котором могут быть начаты лишь после окончательного признания независимости Приднестровья мировым сообществом. Определение формы предполагаемого ассоциативного членства потребует проведения еще одного отдельного референдума, на котором приднестровское население примет окончательное решение о формах государственно-правовых отношений с Россией.

Что из этого всего выйдет, покажет время. Пока что Вашингтон и Брюссель поддерживают Кишинев в его попытках восстановления территориальной целостности. Считается, что нынешняя активизация западных игроков вокруг Тирасполя связана с тем, что этой осенью ожидается решение косовского вопроса. А с точки зрения США и ЕС судьба Приднестровья должна быть решена до того, как будет окончательно оформлен косовский прецедент. Предугадывая заранее известный ввиду пророссийской ориентации населения результат, ОБСЕ заранее объявило референдум незаконным. Таким образом, уже сейчас можно говорить о том, что его результаты не будут признаны европейским сообществом.

- И Украина, и Молдова крайне отрицательно воспринимают референдум, - рассуждает политолог Владимир Букарский. - Они прекрасно понимают, что большинство населения Приднестровья выступит за независимость республики. И поэтому Киев и Кишинев организовали против нас агрессивную информационную кампанию. Привело это к тому, что если ранее существовали какие-либо иллюзии по поводу возможного вхождения в состав Украины, то сегодня они утрачены, так как по уровню национализма и антироссийских настроений официальный Киев сегодня намного опережает даже Кишинев. Были надежды на Виктора Януковича, но он пошел на соглашение с Виктором Ющенко, подписав Универсал. Поскольку именно президент Украины контролирует внешнеполитический вектор, то какие бы заявления ни делал Виктор Янукович, мы прекрасно понимаем, что украинскую политику по отношению к Приднестровью будут определять другие люди - те самые, которые устроили весной блокаду.

Но вот что еще любопытно. По мнению аналитиков, выносимый на референдум вопрос о возможности свободного присоединения к России вовсе не означает отказа от партнерства с другими странами, в первую очередь с Украиной, тем более что вопрос о строительстве более тесных интеграционных отношений с Киевом может быть также разрешен после окончательного признания независимости Приднестровья. В том числе, посредством проведения очередного плебисцита.

Политолог Владимир Букарский комментирует это так: «Во многом референдум 17 сентября направлен на Россию, чтобы помочь ей занять более четкую позицию в приднестровском вопросе. Ведь до срыва «плана Козака» российская политическая элита была убеждена, что можно восстановить единство Молдовы. Я думаю, что в России процесс признания Приднестровья начнется снизу, гражданского общества, законодательных органов власти. Особенно после того, как будут обнародованы итоги референдума».

Таким образом, можно сделать следующее предположение. Приднестровскую элиту, тесно связанную политическими и экономическими контактами не только с Россией, но и Молдовой и Украиной, не устраивает прежний уровень отношений с Москвой, когда российская власть не имеет четко продуманной концепции работы с Приднестровьем, реагируя сиюминутно и тактически на какие-то внешние раздражители. И сегодня Тирасполь дает Москве четкий сигнал: ради международного признания мы готовы идти на переговоры практически с любым игроком, хотя предпочтения в силу ряда причин готовы отдать вам. Судя по всему, если высказанная версия верна, России в ближайшее время предстоит сделать недвусмысленный выбор, приняв план действий в отношении Приднестровья. В противном случае Москву рискует опередить Киев, который уже сейчас дышит ей в затылок.




Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7-499-965-69-37, 89197736146, Факс: (495) 641-04-57
Электронная почта:   rosvesty@yandex.ru  
All rights reserved. «Российские Вести» 2002-2018 ©