19 - 25 июля 2006   № (27-28)1829-1830 Издается с 1990 г.
Опять поправка
Закон об экстремизме, принятый Советом Федерации, может быть поправлен. Об этом со ссылкой на «кремлевские источники» сообщили некоторые российские СМИ. Эти же «источники» уточнили, что Кремль может согласиться на компромисс, если поправки не будут затрагивать концепции закона.

Законодателю, конечно, виднее. Однако участившаяся практика внесения многочисленных поправок в уже принятые законы оставляет у обывателя сложный осадок. То ли речь идет о недостаточной проработке законов в профильных комитетах Госдумы, и тогда схватка различных лоббистов выливается уже в публичную битву за «поправки». То ли решающее значение при принятии того или иного закона имеют конъюнктурные соображения, то есть тактика момента. Аналитики не исключают ни того, ни другого. Судите сами.

В прежней редакции первой статьи закона «экстремизм» трактовался в четырех основных значениях: как деятельность особого рода (в законе подробно описывается, какая именно), как пропаганда и публичная демонстрация нацистской символики и атрибутики (это выделено в отдельный пункт), как публичные призывы к вышеназванным видам деятельности и как финансирование и иная материально-техническая поддержка той же самой деятельности. Изменения, предложенные вниманию парламентариев, касались в основном первого и третьего значения слова «экстремизм».

К старому перечню противоправных деяний, подпадающих под действие закона, добавились новые: о насильственном воспрепятствовании законной деятельности государственных органов и их представителей, о публичной клевете на представителей государственной власти, о применении насилия в отношении представителей государственной власти, о посягательстве на жизнь государственных и общественных деятелей, о нарушении прав граждан и покушении на их жизнь, здоровье и имущество по расовому или религиозному признаку, а также о создании печатных и других материалов, содержащих признаки экстремистской деятельности. Третье значение слова «экстремизм», прописанное в действующем законе, - «публичные призывы к осуществлению указанной деятельности», было предложено расширить за счет следующей фразы: «а также публичные призывы и выступления, распространение материалов или информации, побуждающих к осуществлению указанной деятельности, которые обосновывают либо оправдывают совершение деяний, содержащих признаки экстремистской деятельности».

Несомненно, все описанные в законе виды деятельности очень опасны для общества. Однако сразу возникает вопрос: разве раньше, до принятия этих поправок, их можно было осуществлять безнаказанно? Практически все из вышеперечисленного, включая клевету на представителей власти, упомянуто в Уголовном и Административном кодексах. В чем же тогда, спрашивается, смысл закона о противодействии экстремизму и поправок, расширяющих его толкование? Ответ один: политическая конъюнктура.

Напомним, сколько энергии выбросили в общество те, кто выступил 22 июня с призывом противостоять экстремистам. Тогда к лидерам парламентских партий обратились главы 13 регионов, все - члены партии «Единая Россия»: Борис Громов (Московская область), Дмитрий Зеленин (Тверская область), Виктор Ишаев (Хабаровский край), Юрий Лужков (Москва), Николай Меркушин (Республика Мордовия), Александр Михайлов (Курская область), Вячеслав Позгалев (Вологодская область), Муртаза Рахимов (Республика Башкортостан), Егор Строев (Орловская область), Аман Тулеев (Кемеровская область), Александр Хлопонин (Красноярский край), Владимир Чуб (Ростовская область) и Минтимер Шаймиев (Республика Татарстан). Начав с упоминания о том, что «деятельность экстремистских группировок» приводит «к гибели людей», губернаторы буквально через абзац заявили следующее: «очевидно, что таким «деятелям», как Рогозин и Лимонов, необходимо закрыть доступ в общественную жизнь.

Аналитики и социологи уже отмечали, что упомянутые лица давно маргинальны в политическом смысле и не имеют за собой никакой силы и опоры. Кто же тогда заказывал такой пиар? Когда же стало приходить понимание этого факта, началась смена декораций и антуража. Все опять зашагали в ногу. Госдума быстро продемонстрировали готовность рассмотреть поправки. Глава профильного Комитета по законодательству Павел Крашенинников заявил, что поддерживает инициативу внесения поправок в закон об экстремизме. «Перед принятием поправок мы предложили совету Госдумы расширенный вариант, в котором хотели более четко все прописать. Но совет решил его не рассматривать», – напомнил депутат. А первый вице-спикер Госдумы Олег Морозов («Единая Россия») сообщил, что готов изучить предложенные варианты.




 
Выбор «Сантандера»
Испанский капитал пошел в Россию
По сообщениям Международной службы Испанского радио, крупнейший испанский банк «Сантандер» купил один из российских кредитных банков по приобретению автомобилей. Стоимость этой операции, которая ждет соответствующего одобрения со стороны центральных банков Испании и России, составляет 40 миллионов евро.

Автор - Василий АМУРСКИЙ
Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7-499-965-69-37, 89197736146, Факс: (495) 641-04-57
Электронная почта:   rosvesty@yandex.ru  
All rights reserved. «Российские Вести» 2002-2018 ©