14 - 20 июня 2006   № (22)1824
Издается с 1990 г.
Krelin-9.Rosvesty.Ru

Riga.Rosvesty.Ru

Kiev.Rosvesty.Ru

Baku.Rosvesty.Ru

Pmr.Rosvesty.Ru









Уменьшение на Западе числа «острых» публикаций о ситуации в Чечне показывает, что этот субъект РФ удалось все же вывести из зоны большого международного геополитического противостояния, переводя его в разряд острых, но все же внутренних проблем России. Между тем события там разворачиваются хотя и прогнозируемые, но довольно сложные, что требует не только оперативного вмешательства федерального центра (что и происходит), но и серьезного аналитического осмысления.

Зарницы будущих потрясений

Для начала приведем несколько фактов, ставших достоянием многих информационных агентств. Недавно появились сообщения о том, что в середине мая Министерство печати Чечни хотело провести специальный опрос, результаты которого должны были показать, кому из руководства республики – президенту Алу Алханову или премьер-министру Рамзану Кадырову доверяют больше. Было обещано, что результаты такого опроса будут опубликованы 14 июня, когда исполняется сто дней с начала исполнения Кадыровым обязанностей премьера.

Сын погибшего президента Чечни Ахмада Кадырова стал главой правительства республики 4 марта 2006 года. Вступая в должность, он отвел себе три месяца на улучшение обстановки в Чечне и пообещал уйти в отставку, если ему не удастся добиться положительных изменений. Однако подобное намерение вызвало резкие протесты главы республики, который назвал постановку вопросов некорректной. В результате опрос был отменен.

Несколькими днями раньше в Чечне произошел еще один инцидент. Днем 25 апреля в центре Грозного была перестрелка. Агентства со ссылкой на местных жителей сообщали, что это было вооруженное столкновение между сотрудниками охраны Рамзана Кадырова и Алу Алханова. ИТАР-ТАСС квалифицировал это сообщение как провокацию, направленную на дестабилизацию ситуации в Чечне. Однако пресс-служба правительства Чечни вынуждена была признать «факт перестрелки между двумя охранниками, возникшей на бытовой почве». Вслед за этим в Кремле прошла встреча Владимира Путина с президентом Чечни Алу Алхановым и премьером республики Рамзаном Кадыровым. Как сообщает кремлевская пресс-служба, речь на встрече шла о социально-экономическом развитии республики. В то же время некоторые СМИ со ссылкой на «кремлевские источники» сообщали, что Владимир Путин высказался против отставки главы Чечни. Была «вброшена» и такая версия, что якобы группа лояльных Рамзану Кадырову республиканских чиновников во главе с министром финансов Эли Исаевым пришла к президенту Алханову и предложила ему уйти в отставку «во имя сохранения стабильной обстановки, которой грозит дестабилизация из-за конфронтации между командами президента и премьера». Алханов заявил, что примет решение после консультаций в Кремле.

Наконец, еще один факт. Председатель Народного собрания Чечни Дукваха Абдурахманов заявил, что процесс разграничения полномочий между органами исполнительной власти федерального центра и Чеченской Республики подходит к заключительному этапу. Речь, похоже, идет о пятом по счету проекте документов. Предыдущие четыре варианта были отвергнуты потому, что Грозный наращивал уровень своих экономических требований к федеральному центру. По словам самого Абдурахманова, местные власти хотят создать на территории Чечни «свободную экономическую зону», освободить всех физических и юридических лиц от уплаты налогов на «переходный период», который продлится 10-15 лет. На тот же период предлагается передать республике право самостоятельного пользования недрами, включая добычу нефти. Кроме того, задолженность Чечни по налогам, образовавшаяся за годы конфликта, должна быть списана. Что касается нефти, то Москве предложено выбрать из двух вариантов: или создание Чеченской нефтяной компании, или же «Роснефть» должна будет перечислять все доходы от добытого в республике топлива «на решение социальных проблем в регионе». «Как один из руководителей Чеченской Республики и как чеченец я заявляю, что Чеченская Республика как субъект Российской Федерации должна быть первой среди равных», - подчеркнул Абдурахманов. По его словам, Чечня может «перестать быть дотационным регионом» благодаря ее географическому положению и природным ресурсам».

В этом заявлении нет ничего нового. Это демонстрация того, что условия соблюдения «правил игры» между федеральным центром и региональной администрацией становятся все более жесткими. Грозный пытается охватить Москву своим фланговым маневром, подыскивая внутри нее союзников из среды политиков и некоторых высокопоставленных чиновников, то есть создать собственную лоббирующую структуру. В свою очередь, федеральный центр пытается в Чечне «держать руку на пульсе», проводя политику по сохранению прежде всего территориальной целостности страны с опорой на лояльную для себя часть чеченской элиты. Похоже, что отражением подобной «притирки» и являются описанные «напряженные события» в Чечне.

Конечно, речь пока не о конфронтации. Идет процесс поисков компромиссов. Например, определенный прогресс достигнут в деле «чеченизации» федеральных войск, дислоцированных на территории республики. Еще в сентябре 2005 года заместитель начальника Генштаба Василий Смирнов заявил, что чеченцы будут служить только на территории республики. В итоге можно сделать промежуточный вывод: федеральный центр достаточно лояльно относится к проекту формирования в Чечне моноэтнических силовых подразделений. Однако в данном случае компромисс определяется тактическим расчетом на «краткосрочные дивиденды»,что предполагает определенные уступки с каждой стороны.

Торг или политика

Главная проблема в деле разграничения полномочий между федеральным центром и Грозным заключается сейчас в определении перспектив социально-экономического развития этого региона. Руководство Чечни стремится к обеспечению беспрецедентных экономических льгот, в частности, статуса свободной экономической зоны (СЭЗ), контроля над природными ресурсами и освобождения от налогов для физических и юридических лиц на 10-15 лет. Кроме того, на этом фоне постоянно растут предъявляемые федеральному центру требования: если ранее СЭЗ предполагалось создать в границах равнинных районов республики, то сейчас речь идет уже об «особой зоне» в масштабах всей территории Чеченской Республики. Принципиальным является вопрос о передаче в региональную собственность предприятий местного топливно–энергетического комплекса ФГУП «Чеченнефтехимпром», а также о выдаче лицензий на недропользование. Поддержанные правительством Рамзана Кадырова меры направлены на изменение существующего механизма распределения прибыли от нефти, добываемой на территории Чечни. Речь идет о передаче правительству республики контрольного пакета акций дочернего предприятия НК «Роснефть» - ОАО «Грознефтегаз» и переоформлении лицензии на право разработки и использования недр на территории Чечни.

Между тем создание СЭЗ на территории Чечни в настоящее время вряд ли возможно по чисто экономическим обстоятельствам из-за отсутствия не только высокотехнологичной, но и иной эффективной производственной инфраструктуры. Кроме того, даже по формальным критериям обсуждение подобного вопроса предполагает наличие технико–экономического обоснования проекта создания СЭЗ. Однако в руководстве Чечни этот вопрос даже не обсуждается.

Доказательством постоянного увеличения финансовых требований Грозного стал факт отклонения парламентом Чечни предложенного правительством республики проекта бюджета на 2006 год. Основной аргумент – нынешнее финансирование заморозит сложившуюся тяжелую экономическую и социальную ситуацию. Депутатов не устроила сумма в 19 миллиардов рублей, вместо которой они предложили 120 миллиардов, заметив, что дополнительные средства для республики можно взять из Стабилизационного фонда. Это решение парламентариев поддержал Рамзан Кадыров. Он заявил, что республика должна финансироваться в особом режиме для ускорения процесса ликвидации послевоенных последствий.

Помимо этого есть и другие «тревожные» цифры. Например, по данным Счетной палаты, из 5,8 миллиардов рублей, выделенных в первом полугодии 2005 года на восстановление социальной сферы Чечни, были освоены чуть более 2 миллиардов, да и то половина из которых была, как считают специалисты, использована неэффективно. Тем не менее публично заявляемые экономические требования чеченских элит стали дополнительным аргументом в процессе обостряющейся борьбы за властные полномочия. Теперь важно понять и оценить другое - исход идущей пока еще «холодной» борьбы будет означать определение статуса Чечни: быть ей номинальным или реальным субъектом Российской Федерации. Как ни странно, проблема оказывается в «подвешенном» состоянии. Вот почему перспективы подписания Договора о разграничении полномочий между Москвой и Грозным остаются неопределенными.

Условия, выдвигаемые руководством Чечни, предполагающие статус широкой экономической автономии, объективно не приведут к полному возвращению Чечни в федеральное конституционное пространство. Более того, возрастающие экономические требования Грозного в перспективе могут перерасти в политические формулировки. Новая вроде бы хозяйственно-экономическая платформа Чечни начинает создавать качественно иную ситуацию, при которой набирает политический вес та часть чеченской элиты, которая рассчитывает «без войны решить исторические задачи вайнахов». Вот почему некоторые аналитики серьезно оценивают и фактор рождения в Чечне «нового геополитического мышления».

В конце апреля нынешнего года Рамзан Кадыров сделал любопытнейшее заявление о «целесообразности» объединения Дагестана, Ингушетии и Чечни. Он отметил, что в 1999 году «горячей точкой» на Северном Кавказе была одна Чечня. Сейчас ситуация кардинально изменилась, и уже к 2005 году таких очагов стало гораздо больше. Среди них: Северная Осетия, Карачаево-Черкесия, Кабардино-Балкария, Дагестан и Ингушетия. Основной причиной расширения напряженности в масштабах всего региона, по мнению Кадырова, является деятельность «международных террористических организаций и сил, заинтересованных в развале России». В результате Кадыров-младший подошел к выводу о том, что все народы Юга России должны осознать, что их будущее – в экономическом и политическом укреплении общего для всех государства.

К такому тезису не придерешься. Только при чем здесь идея об объединении в единый субъект фактически всего Юга России? И кто должен практически осуществить этот проект? Может быть, Грозный, который начинает все больше и больше проникаться сознанием своего возрастающего геополитического влияния в масштабах всего региона?

Вот почему мы не считаем случайным то, что Грозный не вносит в обсуждаемый проект Договора о разграничении полномочий проблему определения административных границ с соседними субъектами РФ – Ингушетией и Дагестаном. При сохранении пассивной позиции федерального центра в этой проблемной сфере неизбежно снижение степени контроля над ситуацией в республике. Поэтому нельзя исключать, что формальная внешняя стабильность в современной Чечне обманчива и может быть чревата серьезными последствиями.


Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7 499 965-69-37, +7 919 773-61-46, Факс: +7 495 641-04-57
Электронная почта: rosvesty@yandex.ru
All rights reserved. «Российские Вести» 2002- ©