07 - 13 июня 2006   № (21)1823 Издается с 1990 г.
ЖИЗНЬ КАК ИСТОРИЯ
Недавно ушел из жизни самый известный писатель маленького славянского этноса, лужичанин Юрий Брезан. Он прожил почти век – 1/10 часть 1000-летнего опыта существования своего народа в германском мире. Среди множества событий последняя сотня лет включила в себя и две мировые войны.

Лужичане, лужицкие сербы, серболужичане – 60-тысячное меньшинство, живущее в восточной части Германии (на территориях Федеральных Земель Саксония и Бранденбург, вокруг городов Будишин (по-немецки Bautzen) и Хочебуз (Cottbus). Себя они называют «Serbja», «Serbski lud», для немцев они - «Wenden» или «Sorben». Лужицкие сербы говорят на двух наречиях западнославянской языковой ветви, близких польскому и чешскому языкам.

История лужицких сербов – это история длительного и упорного сопротивления онемечиванию. Установленные германскими феодалами законы запрещали лужичанам пользоваться родным языком в государственных учреждениях, вступать в цеховые организации ремесленников. Тем не менее относительная изоляция от главных центров и патриархальность жизненного уклада позволила лужицким сербам не только не исчезнуть в плавильном котле насильственной германизации, но и сохранить самобытность и к XVII веку создать оригинальную литературу. Упорная преданность своему языку и традициям стала особенной чертой стойкого и терпеливого народа.

Поражение Германии в Первой мировой войне не принесло лужичанам независимости, а с 1933 года они оказались под пятой национал-социализма. При Гитлере были закрыты лужицкие издательства, библиотеки, музеи, употребление родного языка полностью исключалось из общественной жизни. В 1939 году серболужичане были признаны «немцами, говорящими на венедском языке». После 7-летнего террора на территории Лужицы было невозможно найти ничего серболужицкого. Почти все молодые мужчины были призваны на фронт. Многие лужицкие семьи под давлением немецких властей меняли фамилии на немецкие. Но серболужичане выстояли!

После объединения Германии на Лужицу обрушились новые невзгоды: территория компактного проживания славян в очередной раз была разделена - теперь между федеральными землями – Бранденбургом и Саксонией. Несмотря на существенные правительственные дотации в области культуры и образования, в лужицких округах постоянно увеличивалась безработица, поэтому молодежь стала уезжать в другие регионы Германии. В то же время в Лужицу стали перебираться немцы-репатрианты из России, Казахстана и стран Центральной Европы. В спокойной, благополучной Европе лужичанам вновь не вполне уютно: на лужицких «пятачках» меняется демографическая ситуация, из-за разработки угольных месторождений открытым способом, начатой еще во времена ГДР, исчезают лужицкие поселения, закрываются школы и вместе с ними сокращается сфера употребления языка – основы лужицкой самобытности.

Но история народа – это всегда и история жизни отдельного человека. Редкостная, сложная и необычная судьба выпала на долю одного из них.

Юрий Брезан родился 6 июня 1916 года. Обычный мальчик из семьи каменщика и крестьянки в отличие от многих своих сверстников сумел поступить в гимназию, где проучился 8 лет.

За нелегальное участие в деятельности «Домовины» - главной общественной организации лужицких сербов - и «политическую незрелость» в 1938 г. был исключен из гимназии, после чего эмигрировал в Чехословакию, а потом в Польшу, где нашла пристанище лужицкая молодежь, несогласная с «новым порядком» у себя дома. Получив аттестат зрелости и вернувшись на родину, Брезан был призван в вермахт, попал в плен. О чем он думал в это время? Наверное, мы не узнаем никогда. Хотя как-то в беседе с друзьями с улыбкой обмолвился: - Между прочим, ответы на все ваши вопросы можно найти прямо в моих книгах!

Что же, у нас есть такая возможность: хотя восточногерманская литература не была особенно популярной в Советском Союзе, в 1987 г. вышел сборник «Избранного» в издательстве «Радуга», дающий представление об основных этапах творчества писателя.

После освобождения Брезан работал в строительных бригадах в Югославии, был ведущим функционером молодежного отдела «Домовины», а с 1949 г. полностью посвятил себя литературной работе. Путь к творческому осмыслению лужицких реалий указал ему, по его собственным словам, Максим Горький. В 1951 г. Юрий Брезан стал первым лужицким писателем, опубликовавшим книгу сказок на немецком языке.

В своем последнем интервью «Сербским Новинам» в январе этого года он заметил: - У нас, лужичан, нет таких героев, на примерах которых мы могли бы учить детей. У нас есть только героизм, причем, по крайней мере не меньший, чем в Европе. Лужичане были рабами, национал-социалисты хотели нас истребить – я привел только два примера. Но все это время мы хранили свой язык, мы шаг за шагом развивали его и добились того, что теперь он сравним с любым центральноевропейским. …нам надо усвоить, чем мы по праву можем гордиться: мы выстояли во все времена, мы не сдались – это героизм.

Роман о Крабате Юрий Брезан начинает со слов о родной лужицкой речке Саткуле, о которой «ни океан, ни море ведать не ведают, но море было бы другим, не вбери оно в себя и Саткулу». Эти слова можно считать литературным завещанием писателя: река его творчества влилась во всемирное литературное море, сделав судьбу маленького славянского народа близкой читателям разных стран.




 
Зачем России ОИК
Визит Генерального секретаря Организации Исламская Конференция (ОИК) Экмелетдина Ихсаноглу продемонстрировал всю сложность процессов, идущих сегодня в исламском мире.

Автор - Дмитрий Жантиев
Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7-499-965-69-37, 89197736146, Факс: (495) 641-04-57
Электронная почта:   rosvesty@yandex.ru  
All rights reserved. «Российские Вести» 2002-2018 ©