07 - 13 июня 2006   № (21)1823 Издается с 1990 г.
«Талибан» возвращается?
Такого развития событий в Кабуле мало кто ожидал. В мире все как-то всерьез поверили, что Афганистан после ввода туда коалиции западных войск постепенно успокаивается и строит мирную жизнь. Когда порой появляются сообщения о вооруженных стычках в тех или иных частях страны, кажется, что это простые фронтовые эпизоды. Однако все развивается по иному сценарию.

Восстание или попытка переворота

В последних числах мая в Кабуле произошли серьезные беспорядки. На импровизированной пресс-конференции Том Коллинз, пресс-секретарь контингента американских войск в Афганистане, с невозмутимым видом и достаточно монотонным голосом пытался убедить журналистов в том, что из-за технической ошибки на дороге Баграм – Кабул произошло всего лишь дорожно–транспортное происшествие. Такое, мол, случается. Президент Афганистана Хамид Карзай в своем телеобращении выразил сожаление по поводу жертв трагедии на дороге, а все, что за этим последовало, было квалифицировано им, как «происки внутренних врагов Афганистана».

Однако очевидцы утверждали, что американская техника, походной колонной двигавшаяся на Кабул, попросту давила встречные машины, а башенные пулеметы расстреливали негодующих людей. Вскоре насилие перекинулось в столицу, протестующие вышли на улицы, штурмовали здание парламента и ввязывались в столкновение с полицией и силами безопасности. Под плотным огнем из полицейских вездеходов в столичный госпиталь Хейрхана короткими перебежками доставляли раненых. Вот что рассказал журналистам главный врач госпиталя Наджалла: «Приняли более 35 раненых, но они до сих пор продолжают поступать, в том числе и те, кто пострадал на трассе под Кабулом. У некоторых действительно пулевые ранения от оружия, которым афганская полиция не располагает, - крупнокалибирного турельного пулемета».

В центре Кабула неспокойно. Ситуация трудно контролируемая, и события могут в любой момент развиваться по самому неожиданному сценарию. Закрыты офисы, магазины, лавки, опустели базары. Кабул обретает очертания фронтового города.

Информационные сообщения, поступающие с юга и востока страны, все более напоминают боевые донесения. В вилайете Халманд (на юге) в результате массированного авиаудара натовцев погибло более пятидесяти талибов. Однако штаб движения «Талибан» сообщает, что коалиция нанесла удар по мирным горожанам и сельчанам. Из Исламабада из оппозиционных источников приходят сообщения о тяжелых кровопролитных боях, которые ведут талибы с войсками Карзая близ деревушки Урзуган в центре Афанистана. Сегодня ни у кого не вызывает сомнения, что талибы все увереннее берут ситуацию в стране под свой контроль, навязывая войскам коалиции широкомасштабную войну, разбросанную по многим, порой неприметным фронтам. Кольцо вокруг Кабула постепенно сжимается.

Так что же в действительности происходит в Афганистане? Просто стихийный бунт или нечто большее? Правительство Хамида Карзая утверждает, что беспорядки организованы двумя злейшими врагами Запада в этой стране – талибами и «Аль–Каидой». Будто бы движение «Талибан» и террористическая сеть «Аль-Каиды» изменили тактику и теперь наносят удары в городах. Но если это так, то возникает резонный вопрос: если талибы, как выясняется, не разгромлены, если здоровью бен Ладена угрожают лишь собственные хвори, если поток наркотиков из Афганистана не уменьшается, то каковы тогда результаты американского вмешательства в эту страну?

Российский эксперт по Афганистану Виктор Коргун , например, считает,что войска США и их союзников оказываются неспособными не только выполнить основную цель, которую они официально поставили, но и поддерживать просто безопасность на контролируемой ими территории. По существу они оказываются объектами массированного военного давления. Таким образом, ситуация выходит из–под контроля. И, наконец, что очень важно, это растущий антиамериканизм, который, в общем-то диктуется традиционной ксенофобией афганцев. Сам характер деятельности иностранных войск на территории Афганистана дает питательную почву для антизападных и в первую очередь антиамериканских настроений. Вот мнение одного их жителей Кабула: «Сейчас население начинает выступать против американцев. Год назад в аналогичной ситуации американцы приносили извинения и выплачивали компенсацию пострадавшим. Теперь же ничего этого нет, они не приносят извинений, и люди начинают терять терпение. Люди недовольны, потому что выделенные в качестве помощи деньги не доходят до них. Нет новых ирригационных каналов, нет новых дороги. Люди становятся все беднее».

Реставрация по–афгански

Происходящее возрождение «Талибана» – тревожное обстоятельство. Ведь придя к власти в 90-х годах прошлого столетия, это движение создало режим, характеризовавшийся всевозможными запретами и наказаниями и изолировавший страну от современной цивилизации. При талибах афганский народ пребывал в нищете и невежестве, а экономика пришла в полный упадок. Возрождение «Талибана» означало бы возвращение этих времен. Такая угроза достаточно реальна, о чем свидетельствует целый ряд фактов.

Самый значительный из них – совещание талибов, проведенное на днях в районе афгано-пакистанской границы. На нем было принято решение о формировании руководящего совета – «Рехбар шура» и трех комиссий. В их задачу входит организация сопротивления правительственным войскам и силам международной коалиции, а также координация действий между отрядами талибов и другими политическими группировками. Другой тревожный факт – это усиление боевой активности талибов в последнее время.

Все это печально. Еще более печально то, что сейчас в Афганистане нет силы, которая могла бы помешать укреплению позиций и возрождению «Талибана». Если это экстремистское движение обретет мощь, находящейся в стадии становления правительственной армии и международному контингенту придется туго. И еще одно негативное обстоятельство. Силовые структуры нынешней афганской власти уже много месяцев не получают жалованья. Из-за этого защитники переходного правительства могут очень быстро превратиться в его оппонентов. На руку экстремистам играет недостаточная международная помощь новой афганской власти и населению Афганистана, а также переключение Соединенными Штатами своего внимания к этой стране на Ирак.

В результате всего этого складывается опасная обстановка, благоприятствующая возрождению «Талибана» и повторному захвату им власти в Афганистане. Но такой вариант никак не может устроить мировое сообщество. Поэтому оно должно уделить большее внимание нуждам нынешней афганской власти.

Ситуация в Афганистане стала кардинально ухудшаться с августа. Возросшее число лучше подготовленных, лучше оснащенных и лучше руководимых талибов активизировало внезапные и молниеносные атаки из своих убежищ в Пакистане на южные и восточные провинции Афганистана. Цель этих атак – деморализовать вновь созданную афганскую армию и полицию правительства Хамида Карзая и спровоцировать массовое дезертирство.

Основными объектами нападения талибов являются члены новой афганской армии, полиции и других институтов государственной власти, а также сотрудники зарубежных гуманитарных организаций. Они избегают вступления в непосредственные боевые действия с американскими войсками, если только те не преследуют их до пакистанской территории. В результате, на несколько сотен случаев гибели сотрудников афганского правительства приходятся единичные случаи потерь среди американцев. Талибы также развернули умело организованный аппарат психологической войны в Пакистане, который призван разжечь антиамериканские настроения в Пакистане, равно как и в Афганистане.

В то время как формирования «Хизб-е-Ислами» Гульбеддина Хекматияра действуют совместно с возродившимися талибами с расположенных на территории Пакистана баз, остатки боевиков «Аль-Каиды» и пакистанские элементы Международного Исламского фронта (МИФ) Усамы бен Ладена сосредоточены на организации беспокоящих действий в отношении американских войск в Ираке с помощью воинов джихада, просачивающихся в Ирак через Иран и Саудовскую Аравию.

Сохраняющие преданность бен Ладену через МИФ террористы и воины джихада, базирующиеся в Пакистане, рассчитывают на то, что если они будут поддерживать низкий, но непрестанный уровень насилия в Афганистане и Ираке, не провоцируя американцев на массированные ответные действия, то это поможет им достаточно измотать американские войска постоянными боевыми действиями и вынудить правительство США отозвать своих парней домой до того, как наберет силу предвыборная кампания президентских выборов будущего года.

Несмотря на то, что США говорят о готовности к долгому пребыванию (в Афганистане и Ираке), каковы бы ни были финансовые затраты и человеческие потери, воины джихада считают это чистой бравадой и убеждены, что чем ближе выборы в США, тем слабее энтузиазм Вашингтона продолжать военные действия. На пути стратегии эффективной борьбы с терроризмом стоит нежелание США действовать против Пакистана. Но тот факт, что «Талибан» был создан в 1994 году (когда у власти в Пакистане находилось правительство премьер-министра Беназир Бхутто) министерством внутренних дел Пакистана и Межведомственной разведкой ISI, хорошо известен, и не следует углубляться в детали, касающиеся его рождения и последующего распространения контроля талибов над 90 процентами территории Афганистана, включая и Кабул. Точно так же хорошо известен и тот факт, что США первоначально благословили создание «Талибана» в надежде восстановить правопорядок и внутреннюю безопасность в Афганистане и обеспечить тем самым реализацию проекта американской нефтяной компании Unocal, касающегося строительства нефте- и газопроводов из Туркменистана в Пакистан через афганскую территорию.

Почему США решили положиться на спонсора джихадского терроризма в своей попытке уничтожить его? Есть много ответов на этот вопрос. Ни один из них сам по себе не является исчерпывающим, однако вместе они могут хоть как-то прояснить, что повлияло на принятие Вашингтоном такого решения. Аналитики отмечают, что среди возможных причин, подтолкнувших американцев к принятию такого решения, были следующие:

n необходимость в базах тылового обеспечения американских войск на пакистанской территории, с которой они могли проводить свои операции в Афганистане; - необходимость в наличии объективных союзников в пуштунской общине в «родоплеменном поясе» на пакистано-афганской границе при проведении операций по уничтожению Усамы бен Ладена и других лидеров «Аль-Каиды»;

n опасение за возможную «талибанизацию» Пакистана, если военные вернутся в казармы, а их роль в стране будет ослаблена. (Армия неверно воспринималась американцами не как спонсор сил джихада, а как бастион, сдерживающий распространение их влияния);

n вера в то, что лишь только армия способна предотвратить попадание ракетно-ядерных арсеналов Пакистана в руки террористов и воинов джихада;

n восприятие Вашингтоном Мушаррафа как силы, обеспечивающей стабильность в Пакистане, и как просвещенного мусульманина, который действительно стремится обуздать силы фундаменталистов в Пакистане.

Однако реальность такова, что ни Кабул, ни Исламабад, даже опираясь на поддержку войск международной коалиции, оказываются пока неспособными побороть талибов. Если им удастся взять Кабул, события в регионе будут развиваться по самому неожиданному для Запада сценарию.




 
Зачем России ОИК
Визит Генерального секретаря Организации Исламская Конференция (ОИК) Экмелетдина Ихсаноглу продемонстрировал всю сложность процессов, идущих сегодня в исламском мире.

Автор - Дмитрий Жантиев
Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7-499-965-69-37, 89197736146, Факс: (495) 641-04-57
Электронная почта:   rosvesty@yandex.ru  
All rights reserved. «Российские Вести» 2002-2018 ©