31 мая - 06 июня 2006   № (20)1822 Издается с 1990 г.
Владимир Жириновский – театральный политик
Уникальный российский политик с советским прошлым Владимир Жириновский в конце апреля этого года отпраздновал 60-летие. Мало кому это удавалось сделать так, как Владимиру Вольфовичу – в Государственном Кремлевском дворце. По словам очевидцев, особенного размаха не наблюдалось. Но факт остается фактом, Жириновский много раз вслух заявлял о своем желании въехать в Кремль. И ему это, в конце концов, удалось. Не мытьем, так катаньем.

На публике он всегда весел, остроумен, хотя иногда его заносит, и тогда лидер ЛДПР становится вульгарным, даже грубоватым. Однако знающие его люди с чистой совестью могут утверждать, что такое поведение не более чем маскарад. Наедине, когда рядом не стоит включенный диктофон или не работает телевизионная камера, Владимир Вольфович предстает совершенно другим человеком. Тихим, спокойным, интеллигентным. И очень усталым. Десять лет назад мне однажды случайно удалось подсмотреть настоящего Жириновского. Со стороны его можно было принять за скромного профессора провинциального вуза. Но как только мы зашли в телестудию, лидер ЛДПР начал «работать». А это он прекрасно умеет.

По официальным данным, его политическая карьера началась 31 марта 1990 года – в день регистрации Либерально-демократической партии России. Впрочем, о том, что на мировой карте появится эта самая «Россия», мало кто предполагал. Советский Союз перестраивал самого себя, но казался еще крепким и могучим. И хотя Коммунистическая партия к тому времени уже лишилась закрепленного за ней конституционного статуса руководящей и направляющей силы, ключевые решения, определяющие внутреннюю и внешнюю политику, по-прежнему на Старой площади.

Одним из стратегических шагов на пути реформирования должен был стать переход к многопартийной системе. Коммунисты понимали, что сохранить тотальную монополию на власть в новых условиях уже не получится. Властью придется поделиться с оппозицией, однако вопрос заключался в том, какая оппозиция появится в стране и кто окажется инициатором ее создания. Активно работали в этом направлении и внешние силы, мало заинтересованные в сохранении Советского Союза, активно работала и внесистемная политическая сила. Демократические лозунги набирали огромную популярность в массах. Их надо было перехватить, но сделать это аккуратно. И так, чтобы появившаяся оппозиционная партия, как бы ни сложились обстоятельства, не подрывала основы существующего строя.

Вот в таких непростых условиях и появилась на свет Либерально-демократическая партия, быть лидером которой доверили главе юридического отдела издательства «Мир» Владимиру Жириновскому. Сегодня название ЛДПР вызывает у многих из нас кривую усмешку. Что здесь «либерального», что здесь «демократического», скажет обыватель. Однако в самом начале становления партии именно таковой по отношению к КПСС она и должна была стать. На фоне задуманного поворота коммунистов в сторону социал-демократических идей ЛДПР могла бы удачно контрастировать с будущей «розовой» властью. Втянув в себя общественную энергию либерально-демократического толка, массовый энтузиазм, партия Жириновского тем самым выполнила бы важную политическую задачу – удержать СССР от развала. А функциональное предназначение быть системной оппозицией гарантировало бы ее вождям спокойную и предсказуемую жизнь.

Но действительность оказалась иной. В августе 1991 года к власти пришли те, кого организаторы перестройки (безусловно, под ними мы не имеем в виду бывшего генсека Михаила Горбачева) не предназначали на эту роль. А произошедшие чуть позже гигантские потрясения и катаклизмы поставили страну и людей на грань выживания. Ученые подались в челночники, журналисты переквалифицировались в брокеры, секретари парткомов устроились «демократическими комиссарами». Менять амплуа пришлось и Владимиру Вольфовичу с ЛДПР. Его не бросили на произвол судьбы. Однако либерально-демократический фланг к тому времени оказался занят представителями правящего клана. Оппозиционные силы после расстрела Верховного совета в 1993 году сконцентрировались вокруг Коммунистической партии России во главе с Геннадием Зюгановым. Казалось, что в этой двухполюсной конструкции для ЛДПР места не находилось.

Однако Жириновский сумел выжить в этой непростой ситуации. Он вовремя нащупал болевую точку, определил интересы «третьей силы», которая в равной степени ненавидела ельцинские реформы и отказывала в реванше коммунистам. Талантливый оратор, Владимир Вольфович оседлал волну. В декабре 1993 года в ходе выборов Государственной Думы, пришедшей на смену Верховному Совету, когда политтехнологи «Демократического выбора России» готовы были праздновать победу, «либеральные демократы» одерживают оглушительный успех. «Россия, ты одурела!», - патетически воскликнул с телеэкрана записной интеллигент. Но страна не одурела, она просто высказалась вслух.

Дискредитация парламента

ЛДПР заметили в Кремле. Перед президентской администрацией и правительством остро стояла необходимость адекватного ответа КПРФ, претендовавшей на власть. Общество было расколото, достаточно вспомнить результаты голосования лета 1996 года, когда Геннадия Зюганова, по официальным данным, от Бориса Ельцина отделяли незначительные проценты. Коммунистическая оппозиция сосредоточила свои силы в Государственной Думе РФ, нижняя палата стала по факту штабом «революции». Именно поэтому парламент следовало максимально дискредитировать. Эта задача была поручена либеральным демократам.

И Жириновский с блеском исполнял роль «всероссийского шута». В ноябре 1994 года его лишают права голоса в Государственной Думе на три парламентских дня за то, что он обозвал директора Федеральной службы контрразведки Сергея Степашина «агентом ЦРУ» и «Моссада». В 1995 году публично поддерживает на довыборах в парламент скандально известного бизнесмена Сергея Мавроди. В сентябре 1995 года Владимир Вольфович участвует в драке во время заседания Государственной Думы, оттаскав за волосы депутата Евгению Тишковскую. Наконец, 11 марта 1998 года лишен слова на весь день за выпады в адрес нескольких депутатов фракции «Яблоко». Вечером, когда шло обсуждение постановления о лишении Жириновского права слова на месяц, лидер ЛДПР забрался в президиум и оттуда поливал депутатов минералкой.

Аналогично Владимир Вольфович вел себя и в Страсбурге на заседаниях Европейского парламента. Его максимально заостренные высказывания, балансирующие на грани фола, постепенно сделали свое дело. Иностранные журналисты начали ассоциировать российский парламент с лидером либеральных демократов. Прессе нет дела до разбирательства нюансов скучных законопроектов, ей нужен скандал, действие. Жириновский, человек-шоу, стал завсегдатаем телевизионных программ, одно его участие обеспечивало всемогущий рейтинг. Даже когда плескал соком в лицо своим оппонентам.

Следует отдать должное Владимиру Вольфовичу – он как никто другой освоил приемы публичного политика. Завоевать статус любимца масс-медиа нелегко, удержать его еще труднее, а лишиться – смерти подобно. Поэтому редакторам общественно-политических ток-шоу с Владимиром Вольфовичем было весьма легко. Даже если он находился на лечении в санатории, даже если ему не нравился оппонент, услышав рейтинг программы и ее аудиторию, Жириновский собирался в кулак и приезжал, куда назначено.

Но была и вторая, невидимая жизнь партии и ее вождя. Многие постепенно начинали прозревать и обращать внимание не на слова и жесты, а на то, как голосует ЛДПР по тем или иным ключевым вопросам. И оказывалось, что яростный оппозиционер Жириновский в нужных местах добавлял голосов действующей власти. Одновременно его орудия были всегда готовы разразиться громкими залпами в сторону ненавистных коммунистов. Но вот парадокс. Даже когда дуализм поведения главного либерального демократа России стал очевиден почти всем, меньше любить его не стали. Жириновский превратился в постоянную политическую величину, чего, впрочем, нельзя сказать о самой партии.

Конец театрализации

В начале апреля сего года Всероссийский центр изучения общественного мнения проводил опрос. Социологов интересовало, кто из отечественных политиков обладает чувством юмора. Победил с большим отрывом Владимир Жириновский — 57% опрошенных признали его чувство юмора. На втором месте с 17% оказался Владимир Путин. Отмечены также Юрий Лужков (3%) и Анатолий Чубайс (2%), остальные оказались в зоне статистической погрешности (а ведь среди них такие мастера острой шутки, как Сергей Шойгу, Василий Шандыбин и Виктор Черномырдин). Низкие показатели остальных политиков говорят прежде всего о том, что народ их мало видит и почти не знает, радостно сообщил сайт ЛДПР.

А уже 20 апреля, на вручении государственных наград депутатам Государственной Думы и членам Совета Федерации, в числе которых оказался Владимир Жириновский, Президент РФ Владимир Путин произнес знаменательную речь. «Мне очень приятно, что сегодняшний стиль Федерального Собрания заключается не в единомыслии и - как бы кого не обидеть - не связан с театрализацией государственной деятельности, это в значительной степени преодолено и осталось в прошлом», - сказал глава государства.

Намек более чем прозрачный. Действительно, политическая ситуация в стране сегодня такова, что заданная в середине 90-х годов линия поведения либеральных демократов оказывается неактуальной. Представленные в Государственной Думе политические партии, при всех разногласиях, вовсе не заинтересованы в раскачивании общественно-политической стабильности. А значит, Государственная Дума становится ответственным государственным органом, чья роль в дальнейшем может только усиливаться.

ЛДПР и лично Владимиру Жириновскому в этой ситуации следует серьезно задуматься о своем будущем. В конце концов, почему бы не вспомнить, что на самом деле означают слова, вынесенные в название партии. И коли нынешние «Яблоко» и СПС не справляются с ролью выразителей интересов либералов и демократов, быть может, это получится у кого-то другого? В любом случае, если ЛДПР будет и дальше эксплуатировать свой прежний имидж, отметившему 60-летний юбилей Владимиру Вольфовичу и впрямь придется задуматься о скорой пенсии.




 
Геннадий Зюганов - человек системной оппозиции
Геннадий Андреевич Зюганов давно прописан на политическом небосклоне России. Официально он и его партия КПРФ числятся в оппозиции. Численность фракции этой партии в Государственной Думе меняется от выборов к выборам, но позиции остаются неизменными. Это – умеренная критика власти, способность сотрудничать с ней, отказ от тактики провоцирования уличных выступлений тогда, когда такие акции могут дестабилизировать ситуацию в стране. Одним словом, Геннадий Андреевич играет по правилам и тем самым обеспечивает себе и своей партии политическое будущее.
Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7-499-965-69-37, 89197736146, Факс: (495) 641-04-57
Электронная почта:   rosvesty@yandex.ru  
All rights reserved. «Российские Вести» 2002-2018 ©