24 - 30 мая 2006   № (18)1820-1821 Издается с 1990 г.
Егор Гайдар с конъюнктурой в ногу
Случайно ли так совпало или нет, но обсуждение недавнего Послания Президента РФ Владимира Путина началось задолго до его официального обнародования. 10 мая глава государства зачитал свои тезисы депутатам Государственной Думы и членам Совета Федерации, а 12 мая американское издание Project Syndicate опубликовало статью директора Института экономики переходного периода Егора Гайдара.

Пусть никого не вводит в заблуждение этот небольшой временной лаг, статья бывшего премьер-министра готовилась явно не по горячим следам. Как можно судить, она является выражением серьезной озабоченности той части российской элиты, которая пришла к власти в начале 90-х годов и оказывает ощутимое влияние на политику страны до сих пор. Читать ее надо вдумчиво, поскольку за каждым предложением скрывается определенный подтекст. Не хотелось бы, конечно, все сводить к конспирологии, однако и совсем без нее при анализе публикации, озаглавленной «Искушение России фашизмом», вряд ли возможно обойтись.

Сегодняшний Кремль полагает, что демократия в России была построена слишком быстро, начинает разворачивать свои тезисы Егор Гайдар. Правительство напрямую не говорит, что оно против демократии, просто демократия является несвоевременной и должна быть отложена; эта логика проявляется в большинстве решений, принимаемых властью.

Таким образом, демократическая система политических сдержек и противовесов, которая была создана в 1990-е годы, стала постепенно демонтироваться в начале текущего десятилетия. До 2000 года существовали влиятельные и независимые пресса и парламент, хотя и лояльные президенту, но все же независимые. Совет Федерации (верхняя палата Думы) также в целом был лоялен президенту, как и губернаторы регионов, но в то же время и они оставались независимыми. К тому же существовали влиятельные организации предпринимателей, вовлеченные в процесс принятия решений. В результате исчезновения этих сдержек и противовесов качество принимаемых правительством решений резко упало.

Примером тому, по мнению бывшего премьер-министра, служит Закон о монетизации социальных льгот, который заменил различные льготы на денежные компенсации. Несмотря на фундаментальный характер такого шага, закон было плохо подготовлен и приведен в исполнение, а Правительство серьезно недооценило его воздействие на национальный бюджет. Кроме того, закон спровоцировал массовые социальные протесты, которые Правительство, несомненно, не предвидело.

В своей нынешней формулировке закон никогда бы не прошел через предыдущий состав Государственной Думы. Члены парламента внимательно бы его прочитали и проанализировали, задали бы министрам множество вопросов, а в случае необходимости настояли бы на изменении некоторых таблиц, представленных в проекте. Они бы сами поняли, что представленные расчеты во много раз расходятся с реальностью, и подумали, что с этим делать.

Если нет независимой прессы, способной предупредить об ошибках, и парламента, способного сделать то же самое, тогда ошибки, в конечном счете, найдут свое проявление на улицах. Демократия была выдумана не самыми глупыми людьми. Опыт показывает, что если не выпускать пар из кастрюли, то она взорвется. Но когда мы шаг за шагом зажимаем все, что осталось от свободной прессы, когда даже малые телевизионные каналы, пускающие в эфир информацию, не прошедшую цензуру, кажутся нам опасными, значит, мы плотно держим крышку на кастрюле. Я бы сказал, это хуже преступления, констатирует Егор Гайдар. Это - ошибка.

Как человек, который имел некоторое отношение к политике, продолжает Гайдар, я понимаю стратегию Правительства сегодня: создать угрозу крайнюю, прежде всего через незримую связь с фашистскими организациями, а затем заявить гражданам: «Вы же сами с этой угрозой не справитесь, поэтому доверьте это нам, мы с ней как-нибудь разберемся». Затем это заявление должно постоянно подкрепляться картиной мира, сформированной СМИ. Я понимаю реальность угрозы фашизма, но я также понимаю и то, что власть желает, чтобы мы из этого извлекли. Я твердо полагаю, что мы не должны позволять себе участвовать в таких играх, как и не должны верить в то, что фашистские организации в России не имеют какого-либо отношения к Правительству.

Думаю, что когда власти задумывают подобные стратегии, они полагают, что результат будет управляемым. В действительности это не всегда так. Когда вы открываете ящик Пандоры, никто не сможет предсказать, что случится. Очень рискованно создавать опасную ситуацию для достижения политических целей, потому что часто бывает так, что ситуация становится неконтролируемой.

Действительно, угроза фашизма реальна. Но чем в большей степени те, кто не принимает фашистскую альтернативу, будут политически мобилизованными, тем меньше будет эта угроза. Наиболее важный вопрос - это не перспективы Правительства, то есть его желание привить страх и заменить систему сдержек и противовесов на свою власть. Что действительно важно, так это действия тех, кто не желает видеть фашизм в России, а вместо этого просто хочет, чтобы Россия была свободной. Таких людей много - десятки миллионов, но они не всегда политически мобилизованы и объединены.

И вот окончательный вывод бывшего премьер-министра. Хорошая новость, по его мнению, заключается в том, что тех людей, которые всерьез хотят видеть в России фашистский режим, которого добивается Правительство, не так уж много. Нам нужно не опускать руки, а быть политически активными и объединяться. В конце концов Советский Союз был тоталитарным государством, которое полагалось на мощную и вездесущую тайную полицию. И только посмотрите, чем все это закончилось, заключает автор статьи.

Было бы досадным заблуждением воспринимать высказанные вслух Егором Гайдаром претензии как очередное «очернительство» Кремля в западной прессе, нет, за этим стоят более глубокие проблемы. Дело в том, что в российском обществе весьма часто можно встретить поверхностное представление о нынешней власти как неком едином целом. Но Кремль неоднороден. А выращенная за годы правления первого президента РФ Бориса Ельцина кадровая обойма политиков, финансистов и журналистов по-прежнему способна оказывать достаточно ощутимое влияние на жизнь страны.

Этого, кстати, не скрывает и сам Егор Гайдар. Так, в недавней статье в британском издании The Financial Times, комментируя нашумевшие выводы американских ученых о потере Россией потенциала ядерного сдерживания, бывший премьер-министр откровенно сообщает следующее: «В последние несколько лет я и многие коллеги ведем борьбу за то, чтобы Россия в условиях высоких цен на нефть проводила здравую экономическую политику. Российский Стабилизационный фонд, в который направляются сверхплановые доходы от пошлин на экспорт нефти, является одной из составляющих этой стратегии. Сегодня я опасаюсь, что это сражение проиграно: нетрудно догадаться, куда теперь будут направляться ресурсы данного фонда».

Следует избавиться от искушения воспринимать этот пассаж как открытую оппозицию нынешнему курсу Кремля, все гораздо сложнее. Гайдаровский институт экономики переходного периода и сегодня продолжает довольно тесно сотрудничать с некоторыми высокопоставленными членами Правительства РФ, которых считают «путинской гвардией». Скажем, в кулуарах Государственной Думы мало кто делает секрет из того, что разработка и утверждение главного финансового документа страны, ежегодного федерального бюджета, на уровне идей зачастую контролируется Егором Гайдаром.

Влияние – вещь тонкая. На столь высоком властном уровне достаточно, если к твоему мнению хотя бы прислушиваются, это уже позволяет добиться важных результатов. А министр финансов РФ Алексей Кудрин, безусловно, находится под очарованием макроэкономических идей, озвучиваемых бывшим премьер-министром, еще с тех времен, когда Кудрин, возглавлявший группу молодых ученых питерского Института социально-экономических проблем, боролся за избрание Гайдара директором этого научного учреждения.

Поэтому не случайно сегодня бывший премьер-министр хвалит нынешнего министра финансов за «здравую мысль о создании не зависящего от нефтяных денег бюджета». Как сам Стабилизационный фонд, так и видение его предназначения Алексеем Кудриным, грозно порыкивающим на каждого, кто пытается приблизиться к пухлой государственной кубышке, вызывает одобрение Егора Гайдара. Однако солидарность с действующим министром финансов не мешает директору Института экономики переходного периода критиковать правительственный курс Михаила Фрадкова и солидарного в последнее время с премьером министра экономики Германа Грефа.

В частности, это явно проявилось в ходе недавнего визита Егора Гайдара в Архангельскую область. «Работу Правительства России в 2000 - 2004 годах в экономической сфере я считаю прекрасной, - сообщил местным журналистам Гайдар. – Но с 2003 года динамика структурных реформ замедлилась, а потом просто остановилась. Да и качество подготавливаемых реформ резко снизилось. Что касается национальных проектов, конечно, я не против того, чтобы учителям и врачам повышали зарплаты или чтобы развивалась ипотека. Я знаю, что высокопоставленные люди, имеющие отношение к проектам, хотят хорошего, но они хотят большего: упаковать реформы, которые остановились, в эти национальные проекты. Честно говоря, я боюсь, что они - оптимисты. Я боюсь, что деньги будут потрачены достаточно нелепо».

Безусловно, открытая дискуссия о путях развития страны нам не помешает. Но мало просто говорить правильные вещи, важно еще и то, как это делается. Есть неписаные правила политического этикета. Да, сегодня у российских либералов мало осталось публичных площадок, откуда они могли донести свои озабоченности. И, видимо, власти в перспективе следует серьезно озаботиться этой проблемой. В конце концов, сегодня всем бы пошла на пользу представленность того же СПС или «Яблока» в Государственной Думе РФ.

Однако в любом случае отсутствие оной вряд ли может служить для оппозиции соблазном спорить с действующей властью на страницах западной прессы. В конце концов, те же американские политики так не поступают. Так что пока российские либералы не отучатся от манеры апеллировать во внутриполитической дискуссии к внешним силам, пока они не научатся принимать как должное мнение большинства, пусть даже в душе ими не разделяемое, перспективы того, что власть начнет к ним прислушиваться, кажутся весьма и весьма сомнительными.




 
Аркадий Вольский - человек с биографией
Аркадий Иванович Вольский взошел на отечественный политический Олимп давно. Это - один из знатоков советских, да и постсоветских политических тайн. Не случайно он являлся , да и до сих пор остается одним из лидеров, вокруг которого собрались крупнейшие российские монополисты и бизнесмены. Под руководством Аркадия Ивановича они создали Российский союз промышленников и предпринимателей , который имел шанс стать серьезной политической силой и мощным двигателем экономики.
Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7-499-965-69-37, 89197736146, Факс: (495) 641-04-57
Электронная почта:   rosvesty@yandex.ru  
All rights reserved. «Российские Вести» 2002-2018 ©