26 апреля - 02 мая 2006   № (16) 1818 Издается с 1990 г.
России нужен план евразийской интеграции
Развал СССР и Восточного блока вкупе с системными преобразованиями по неолиберальным рецептам привлекает повышенное внимание современных исследователей. Это неудивительно, ведь речь идет не только о крушении всей послевоенной геополитической конфигурации, но и веками формировавшегося исторического процесса становления и развития российской государственности. Сегодня на эту тему на страницах «РВ» размышляет Александр Быков, доктор экономических наук, профессор, главный научный сотрудник Института экономики РАН.

Что взамен?

На месте Советского Союза было провозглашено Содружество независимых государств (СНГ), задуманное его создателями скорее как инструмент «цивилизованного развода», нежели конструктивного сотрудничества, подкрепленного соответствующей программой и механизмом ее реализации. Хотя позднее его члены и заключили соглашения о создании экономического и платежного союза на манер ЕЭС, они, как и сотни других соглашений более частного характера, остаются в основном нереализованными. Немногим лучше складывается и положение с формированием субрегиональных структур в рамках СНГ. Определенные перспективы на успех сохраняет прежде всего ЕврАзЭС, укрепившийся недавним слиянием с ним Центральноазиатского сообщества. Возможно, в его рамках удастся создать общее экономическое пространство и таможенный союз, но на пути к этой цели еще остается решить немало сложных вопросов. Нельзя игнорировать тот факт, что организуемые и поддерживаемые Западом «цветочные революции» направлены на усиление дезинтеграционных тенденций в СНГ. Они призваны препятствовать его укреплению под эгидой России. А в самой России «цветочные революции» могут найти благодатную почву прежде всего в социально не обустроенных окраинных регионах (Северный Кавказ, Дальний Восток), грозя уже полным распадом не только СНГ, но и самой России. Целенаправленного противодействия этому со стороны РФ, как показывает опыт, явно недостает, равно как действенной, направленной на перспективу стратегии интеграции, учитывая интересы и конкурентные возможности самой России, других стран СНГ, а также более широкие возможности разделения труда в целом.

Новый старт

Перспективы развития России, обеспечение единства страны, закрепление за ней роли великой державы, равно как упрочение международного статуса СНГ в новом веке, во многом зависят от рационального использования преимуществ геополитического и геоэкономического положения. Страны СНГ занимают огромное евразийское пространство между двумя цивилизациями и двумя центрами силы и влияния: атлантическим (прежде всего европейским) и азиатско-тихоокеанским. И здесь и там с разными скоростями и в различных формах происходят основные интеграционные процессы современности. Причем обе эти цивилизации, их структуры и союзы все больше приближаются к новой России и всему СНГ, по существу «сжимая» и то и другое. Эти два центра, на западе и востоке, по всем признакам и будут определять расстановку мировых сил в новом тысячелетии. Для России, находящейся в центре этого пространства, предпочтительней структурировать его под своим началом, сохраняя историческую роль, идентичность и самобытность, становясь вместе с тем обустроенным мостом между двумя цивилизациями, ядром широкомасштабной трансконтинентальной кооперации на кратчайшем пути между Востоком и Западом.

Для этого необходимо совершенствовать существующую и создавать новую инфраструктуру этой кооперации, привлекая к этому инвестиции обоих центров и свои собственные, а также последовательно вовлекая в этот процесс огромные природные, трудовые, интеллектуальные, транспортные и производственные ресурсы данного потенциально богатейшего и неосвоенного региона.

Так, для эффективного развития такой кооперации вполне возможно сформировать единую сеть трансконтинентальных связей - имеется в виду Транссиб и БАМ, Северный морской путь, воздушное пространство, речные пути, а по возможности и Шелковый путь, и Транскорейская магистраль. На такой, примерно, основе (строительство транспортных магистралей) формировался промышленный бум в России и США в конце XIX века, таким же путем США и Германия выходили из Великой депрессии 1929 - 1933 годов. Кстати, об этом же вспомнили политические деятели США и Японии, которые для преодоления наступившей рецессии обратили взор на возможности инфраструктурного освоения просторов Северной Евразии.

В эту общую структуру могли бы включиться особые экономические зоны, существующие в Калининградской области и Находке, вновь создаваемые такие зоны и наукограды в России, промышленная зона Туманган, торговый порт Зарубина (как чисто российское или российско-китайское совместное предприятие), технопарки сопредельных с Россией (Китай, Корея) стран. К проекту могли бы подключиться заинтересованные промышленные и строительные корпорации и финансовые структуры России, Запада и Востока, тех же США, прежде всего компаний их высокоразвитого тихоокеанского побережья. Составной частью структуры могли бы стать и новые нефте-газопроводы, сооружаемые в России в западном и восточном направлениях, а также на территории других стран СНГ и в рамках ЕС, где программам развития европейских путей сообщения по различным направлениям (Север-Юг, Запад - Восток) в последнее время уделяется особое внимание.

Таким образом, создавались бы материальные, финансовые, инфраструктурные и другие предпосылки для налаживания более прочных кооперационных связей с интеграционными группировками Запада и Востока, для последовательного формирования с ними общего экономического пространства на приемлемых условиях. Имеется в виду прежде всего ЕС, а в перспективе также АТЭС и АСЕАН, АСЕНАН плюс три, равно как и намечаемый к созданию Восточно-Азиатский форум с участием Китая, Японии и Южной Кореи. В этом контексте особый интерес для России представляют многообещающие интеграционные мероприятия, разворачивающиеся в Северо-Восточной Азии (СВА), куда непосредственно входит Россия с ее обширным и потенциально богатым Дальним Востоком.

Главное - не потерять время

Поскольку оформление интеграционного сотрудничества в СВА находится на начальном этапе, целесообразно подключиться к этому процессу уже сейчас, чтобы иметь возможность достроить создаваемую структуру с учетом российского видения и российских интересов.

Развитию подобной формы сотрудничества способствует благоприятная конъюнктура и на межгосударственном уровне, о чем свидетельствует заинтересованность, проявленная к российским энергетическим ресурсам и транзитным возможностям со стороны трех стран - Китая, Японии, Южной Кореи. События в Ираке и на Ближнем Востоке продемонстрировали ненадежность поставок нефти оттуда как в Японию и другие страны СВА, так и в Европу и США, что значительно повысило их интерес к российским источникам нефти и к транспортным путям через Россию.

Между Японией и Китаем даже возникло соревнование из-за маршрутов планируемых нефтепроводов из Ангарска в Дацин либо в Находку, позволяющих получать восточносибирскую нефть в первую очередь. Одновременно Южная Корея, один из крупнейших потребителей природного газа, договаривается с Россией и Китаем о строительстве трубопровода стоимостью в 11 миллиардов долларов для транспортировки сибирского ковыктинского газа. Южная Корея проявляет также интерес к поставкам по новому трубопроводу сахалинского газа. Постоянным потребителем энергоресурсов из российских источников в возрастающих количествах становится и Китай, в котором собственное производство не поспевает за растущим спросом его бурно развивающейся экономики.

Это ставит Россию перед сложным выбором последовательности при реализации новых энергетических проектов с учетом возможностей поставки требуемых ресурсов, которые хотя и велики, но не безграничны. Поэтому необходимо более продуманно и гибко выстраивать энергетическую политику на евразийском пространстве с учетом своих интересов, кратко- и долгосрочных.

Западная Европа, остро заинтересованная в недостающих ей энергоресурсах из России, тем не менее стремится сокращать эту зависимость поставками из других источников. Что же касается транзитных стран, через которые эти ресурсы поставляются из России в Европу, то они не прочь шантажировать ее своими геополитическими возможностями при каждом споре.

Поэтому вполне логично было бы для России, не ослабляя позиций на западном направлении, поторопиться развернуть экспортные трубы и в восточном направлении, где они напрямую, без посредников, достигают конечных импортеров. Такая стратегия позволит укрепить способность России к большему маневру для защиты как экспортных, так и более широких геополитических национальных интересов, особенно на перспективу.

Сейчас, несмотря на широкие возможности взаимодействия с регионом СВА, у российского Правительства нет эффективной стратегии подключения как страны в целом, так и ее дальневосточного региона к его интеграционным процессам. Россия строит свои отношения с этим перспективным регионом, как с АТР в целом, не как составная часть его, а как внешний партнер. Интеграция же с СВА может и должна составить органический элемент евразийской интеграции, способствуя формированию общего экономического пространства. Оно через Россию могло бы состыковываться с общими европейскими пространствами. При этом состыковка ЕС с АТР и СВА через Россию и соединение вместе с ней заинтересованными странами СНГ транспортных коридоров Восток-Запад и Север-Юг и других планируемых инфраструктурных проектов закладывало бы материальную основу широкомасштабной трансконтинентальной кооперации в различных отраслях как добывающей, так и перерабатывающей промышленности.

Реализация этих проектов позволит обеспечить соблюдение российских стратегических интересов в плане консолидации СНГ и его структур. В итоге Россия может создать под своим началом прочную интеграционную группировку, способную занять достойные позиции в Евразии и в глобализирующемся мире в целом, формировать и развивать интеграционные связи с соответствующими объединениями на Западе и на Востоке. Более того, идея трансконтинентальной кооперации, как нам представляется, способна стать стержнем, позволяющим заинтересовать все или большинство стран СНГ в развитии взаимовыгодного сотрудничества, а также открыть перспективы активного включения этих стран в систему всемирного и широкого евразийского разделения труда, сохраняя при этом свои интересы, идентичность и целостность.

Реализация такого стратегического плана позволила бы оптимально решить извечную дилемму, куда и с кем развивается Россия, поскольку в данном случае обеспечивалось бы органическое сочетание возможностей эффективного сотрудничества как с ближним, так и дальним зарубежьем, восполняя дефицит ресурсов у первого их избытком у второго, оптимально сочетая при этом экономические связи с Западом и Востоком. Наконец, таким образом преодолевалась бы реальная угроза вытеснения России, а вместе с ней всего СНГ на периферию мирового развития, поскольку таким путем они активно вовлекались бы в глобализационные процессы с использованием преимуществ и выгод региональной интеграции.


Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7-499-965-69-37, 89197736146, Факс: (495) 641-04-57
Электронная почта:   rosvesty@yandex.ru  
All rights reserved. «Российские Вести» 2002-2018 ©