26 апреля - 02 мая 2006   № (16) 1818 Издается с 1990 г.
Бегом по вертикали
На днях полномочный представитель Президента России в Южном федеральном округе Дмитрий Козак заявил, что считает несвоевременной идею укрупнения регионов на Северном Кавказе. От ее реализации будет больше политического вреда, считает он.

Однако Козак все же не исключил, что подобные проблемы могут найти свое решение, поскольку у населения российских субъектов есть право на их инициирование. Право действительно есть, только проблема в том, чтобы вовремя остановить ретивых администраторов, полагающих, что можно в одночасье исправить то, что накроили в административно-территориальном делении России усердные большевики.

Но у них была цель: в борьбе с «великодержавным русским шовинизмом» они шли на все, чтобы стимулировать к государственности так называемые малые народы. Так решались политические проблемы. Какие проблемы решаются сейчас? Чтобы упростить и централизовать управление регионом или речь идет об иных факторах?

На Северном Кавказе в разное время возникали идеи объединения Чечни и Ингушетии, Адыгеи и Краснодарского края, Карачаево-Черкесии и Ставропольского края. Одно время существовала и Горская республика. Иосиф Сталин пошел на ее упразднение только потому, что усматривал опасность в сохранении территориальной целостности страны наличие крупных экономически самодостаточных административных образований. Вспомним, что во времена Гражданской войны юг России был практически оторван от центра, и белые генералы могли в принципе создать там новое русское государственное образование. Поэтому в современной России Чечня, заявившая о своем сепаратизме, практически не имела шансов реально выйти из состава страны. Наоборот, от нее откололась Ингушетия. Другое дело, если бы чеченцы оказались в едином территориально-административном образовании со многими другими северокавказским народами. У них бы появился реальный шанс оттяпать немалый кусок юга России, изгнать оттуда русский этнос и провозгласить свой халифат. Вот почему нынешняя идея губернизации юга России опасна для страны в геополитическом смысле слова.

Сегодня на Северном Кавказе проехать из пункта А в пункт Б означает пересечь как минимум десять границ, где свои поборы и свои чиновники. Но эту проблему нужно решать иными средствами, мысля не приемами популярного ныне экономического детерминизма, а политическими, государственными категориями.

Слов нет, непросто содержать дотационные национально-территориальные образования. Те средства, которые идут в эти республики, большей частью уходят на подкормку национальной бюрократии. Но так было и при большевиках. Только битву с подобными рецидивами они решали при помощи кадровой политики: местных бюрократов переводили в центр, лишая их корней и социально-национальной опоры, а в национальные автономии переводили работников из центра. Так укреплялось государство, решались экономические задачи. И только когда Никита Хрущев начал процесс национализации кадров в структурах местного управления, появились основы того сепаратизма, который и привел к развалу Советского Союза, а теперь угрожает территориальной целостности России.

Что же касается Адыгеи, то необходимо помнить: адыгский этнос имеет несколько субъектов государственности внутри РФ. Это Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия, это и соседняя с Россией непризнанная республика Абхазия. Более того, со стороны Всемирного конгресса адыгов уже прозвучали достаточно жесткие заявления, были даже демонстрации за рубежом по поводу жесткого неприятия идеи объединения Адыгеи с Краснодарским краем. Коль скоро наши кавказские реформаторы будут и дальше бегать по вертикали власти такими темпами, в ближайшее время мы получим еще один чрезвычайный по своим последствиям очаг напряженности на юге страны.

Отсюда главный вывод: если Дмитрий Козак действительно хочет урегулировать ситуацию на Северном Кавказе, он должен в первую очередь способствовать кадровому продвижению кавказцев в центр, а работников из центра назначать на руководящие должности на Северном Кавказе. Только после этого, и то спустя не одно десятилетие, можно будет взяться и за решение проблемы «экономической целесообразности» существования автономных образований. Когда во весь голос заговорит экономический фактор, все остальное уйдет в сторону, и никто не будет усматривать в таких преобразованиях попыток подавить национальную самобытность.




 
В ожидании «нефтяного коммунизма»
Он наступит в 2030 году
К 2030 году граждане России могут вообще не работать. Нефтяное богатство страны, хранящееся в Стабилизационном фонде, достигнет астрономической суммы - более двух триллионов долларов.
Такой прогноз содержится в новом докладе Всемирного банка, посвященном экономике России. Самое важное, что сказочные богатства страны со временем будут все меньше зависеть от цен на нефть. Но все это возможно только в случае, если российские чиновники будут грамотно инвестировать средства Стабфонда. Во Всемирном банке считают, что России уже хватит просто накапливать Стабфонд, и пора зарабатывать на нем деньги.

Автор - Игорь БУРЯТСКИЙ
Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7-499-965-69-37, 89197736146, Факс: (495) 641-04-57
Электронная почта:   rosvesty@yandex.ru  
All rights reserved. «Российские Вести» 2002-2018 ©