19 - 25 апреля 2006   № (15) 1817 Издается с 1990 г.
Многоликая Кондолиза
Чего еще ждать от госсекретаря?
Противоречивость и непоследовательность действий нынешней администрации США во внешней политике теперь уже все больше ассоциируется с именем госсекретаря Кондолизы Райс. В чем причины странных и все менее предсказуемых поворотов в ее линии поведения?

В декабре 1989 года на американо-советской встрече в верхах президент Джордж Буш-старший подвел к Михаилу Горбачеву молодую чернокожую изящную женщину. «Это - Кондолиза Райс, - представил ее Буш, - именно ей я обязан всем, что знаю о Советском Союзе». Десять с лишним лет спустя Конди вернулась в Белый дом, чтобы просвещать уже Буша-младшего - теперь уже по всему спектру национальной безопасности своей страны. Как-то раз еще до того, как Джордж Буш-младший стал президентом, и до того, как имя Конди стало узнаваемым в мире, один человек, знававший Кондолизу Райс в одной из ее прежних ипостасей, сказал, что в отношении нее всегда нужно помнить следующее: она определенно не является «знаковой» личностью, но поскольку народ думает, что она - знаковая личность, то политики всегда проявляют тенденцию недооценивать ее. Чернокожая женщина-республиканка! Из Алабамы! Которая говорит по-русски! Разумеется, ее перехваливают, говорят «знатоки» - пока однажды утром не проснутся и не обнаружат, что она отняла у них работу, или была повышена через их голову, или первой получила доступ к уху президента США. Такое не однажды случалось на пути Конди к тому положению, которое она занимает сегодня, а это, нужно заметить, один из самых важных постов в мире. Конди также иногда неправильно характеризуют как идеолога: разумеется, она не могла бы попасть на место, которое занимает сегодня, если бы не питала горячей веры в неоконсерватизм или в другой какой-то модный нынче «изм». Но и это тоже не до конца характеризует Конди, женщину, которая никогда не была привержена какой-то конкретной идеологии.

Фактически ключ к пониманию личности Конди - забыть о ее поле или ее расе, перестать с этих позиций докапываться до ее геополитической ориентации и прекратить попытки навесить на нее определенный ярлык. Она - классический прагматик, и как у всех прагматиков ее взгляды... в общем, прагматичны. А это означает, что они со временем меняются. Доказать это нетрудно, поскольку Конди оказала всем нам услугу тем, что как раз в середине избирательной кампании 2000 года написала статью для Foreign Affairs, журнала американского внешнеполитического истеблишмента. В этой статье, удачно озаглавленной «Продвижение национальных интересов», она критиковала проекты администрации Клинтона по «строительству наций»: «Вооруженные силы, - утверждала она, - это специальный инструмент. Это не гражданские полицейские силы. Это не политический третейский судья. И они, совершенно определенно, не предназначены для строительства гражданского общества». А теперь послушайте Конди в 2003 году: «Мы поможем иракцам создать такой Ирак, который будет цельным, свободным и жить в мире со своими соседями; такой Ирак, который перестанет поддерживать терроризм или давать террористам укрытие на своей территории; такой Ирак, который уважает права иракского народа и главенство закона; и такой Ирак, который идет по пути демократии». Тем не менее, если она вам не нравится - а она не нравится многим - вы называете перемены такого рода «оппортунистическими». Считалось, что она не способна добиваться компромиссов между двумя главными мужчинами в администрации США, Колином Пауэллом и Дональдом Рамсфелдом. В результате дело кончилось тем, что США в Ираке проводили политику и осуществляли программы, которые иногда вступали в прямой конфликт друг с другом.

Теперь, когда она является государственным секретарем США - и, судя по всему, главным внешнеполитическим советником президента США - она превзошла не только человека, который заменил ее в должности советника по национальной безопасности, но и самого Рамсфелда, а также, со всей очевидностью, и Пауэлла. То, что прежде казалось тенденцией поворачиваться в зависимости от направления господствующего ветра, внезапно стало восприниматься как гибкость, дипломатичность и государственная мудрость. Прежде всего, Конди сейчас активно поддерживает проект президента США относительно продвижения демократии во всем мире. Опять же, не допускайте ошибки и не верьте, что она это делает, участвуя в крестовом походе ради какой-то идеологии или утопии. Она просто пришла к мнению, что в настоящее время единственный прагматичный подход к нашему миру, в особенности к Ближнему Востоку, заключается в том, чтобы долго и много разглагольствовать о демократии и, где возможно, продвигать ее. Она заключила, что Соединенные Штаты имеют более стабильные отношения с теми странами, которые, как она часто любит выражаться, «разделяют наши ценности». Не ожидайте строгого применения принципа. Это не та женщина, которая собирается отказаться от поддержки саудовцев только потому, что они не разрешают женщинам водить машину, или которая может прекратить переговоры с Россией потому, что там национализировали несколько телевизионных каналов. Также не ждите, что она непременно сохранит все это в неизменном виде, если изменятся условия. Называйте это лицемерием или, скажем так, прагматизмом. В конечном счете, Конди настаивает на полной поведенческой логичности только одной личности - себя самой.




 
Опять «двойные стандарты»
Вводя политические санкции против Белоруссии под лозунгом борьбы против «последней европейской диктатуры», Европейский союз в то же время намерен развивать и укреплять отношения с Туркменистаном.

Автор - Дмитрий Жантиев
Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7-499-965-69-37, 89197736146, Факс: (495) 641-04-57
Электронная почта:   rosvesty@yandex.ru  
All rights reserved. «Российские Вести» 2002-2018 ©