05 - 11 апреля 2006   № (13)1815 Издается с 1990 г.
МОРАТОРИЕМ ПО ЦЕНАМ
Правительство придумало, как победить инфляцию - надо заморозить цены
Мораторий на повышение цен на нефтепродукты становится модным инструментом экономической политики российского Правительства. Не успели эксперты толком разобраться с последствиями прошлогоднего ценового сговора нефтяников с Виктором Христенко, как власти, уже в лице Михаила Фрадкова, вновь за столом переговоров с королями бензоколонок.

По данным Минэкономразвития, только за январь-февраль 2006 года оптовые цены на дизельное топливо выросли на 5 - 6%, а розничные - на 10%. Бензин по разным оценкам подорожал на 10 - 20%. Росстат традиционно дает более низкую оценку темпов роста - 1,4% за первые два месяца года. Министр сельского хозяйства Алексей Гордеев неоднократно заявлял, что в период посевной кампании в результате роста цен на топливо подведомственная ему отрасль ежегодно теряет около 20 млрд. рублей.

В результате на днях на встрече с премьер-министром представители нефтяной отрасли согласились заморозить цены на ГСМ на все время предстоящей посевной. Таким нехитрым способом нефтяные компании еще раз продемонстрировали лояльность Правительству. Михаил Фрадков не скрывал, что его интересует не только благополучие фермеров. Он обратился к руководителям компаний с просьбой «удержать цены на нефтепродукты в допустимых параметрах, чтобы не вызвать осложнений в период посевных работ и не повлиять негативно на ситуацию с инфляцией».

Согласие бизнеса пойти навстречу Правительству не было неожиданным. Еще в субботу на совещании у министра промышленности и энергетики Виктора Христенко были утверждены конкретные сроки и объемы поставок топлива сельхозпроизводителям. Действие моратория было продлено по май 2006 года. Согласно протоколу в течение этого периода нефтяники поставят аграриям 500 тыс. тонн бензина и 1 млн. 320 тыс. тонн дизтоплива по фиксированным ценам, действующим на конец марта.

При этом прошлогодний мораторий на повышение розничных цен на топливо привел к неоднозначной реакции рынка. С одной стороны, к удовольствию автолюбителей цены на заправках «ЛУКОЙЛа» с января по май 2005 года были заморожены. С другой - непрекращающийся рост оптовых цен (на 12 - 32%) в регионах доминирования «ЛУКОЙЛа» привел к выдавливанию с рынка независимой мелкой розницы. Ведь все без исключения НПЗ входят в состав вертикально интегрированных компаний. Маржа небольших розничных операторов, закупающих топливо у «ЛУКОЙЛа», быстро сократилась до нуля. Выставлять на АЗС цены выше монополиста означало потерю доли рынка - потребителю неинтересны тонкости моратория, он заправляется там, где дешевле.

Так, в Нижегородской области в мае 2005 года оптовые цены и вовсе превысили розничные. Поведение группы лиц «ЛУКОЙЛа» не осталось незамеченным, и Федеральная антимонопольная служба возбудила дело о нарушении антимонопольного законодательства. ООО «ЛУКОЙЛ-Волганефтепродукт» выданы предписания о совершении действий, направленных на обеспечение конкуренции, и перечислении в федеральный бюджет дохода, полученного в результате нарушения. Вагит Алекперов тут же заявил, что ФАС России препятствует реализации договоренностей с Правительством и вынуждает компанию поднять цены на заправках. ФАС же настаивала на том, что не надо использовать мораторий для устранения конкурентов, и коль компания обязалась заморозить цены, то надо заморозить как розницу, так и опт. Решение комиссии ФАС было обжаловано в арбитражном суде, который признал правоту антимонопольного органа.

Вместе с тем между двумя мораториями - прошлогодним и нынешним - есть существенная разница: в прошлом году предметом договоренностей были розничные цены на топливо, нынешней весной - оптовые цены, причем по согласованным объемам. Однако и «новый старый» эксперимент с административными рычагами регулирования вряд ли приведет к стабилизации рынка нефтепродуктов по целому ряду причин.

Не стоит забывать, что распределение оптовых партий топлива происходит через цепочки многочисленных посредников, и нет никакой гарантии, что часть адресных сельхозпоставок не уйдет «налево» и не всплывет на розничном рынке по более высоким ценам. Нефтяные компании, фактически осуществляя дотационные поставки, будут компенсировать потери в иных направлениях деятельности, перекладывая на государство или на конечного потребителя свои затраты.

Нефтяники научились быстро перестраиваться к новым условиям, перемещая центр прибыли в разные сегменты рынка. Небывалые холода в разгар отопительного сезона 2005 - 2006 гг. сопровождались резким ростом оптовых цен на топочный мазут. Это привело к проблемам в обеспечении мазутом объектов энергетики и ЖКХ не только в Дальневосточном федеральном округе, традиционно сложном для снабжения, но и в Центральном, Северо-Западном и других округах.

Например, во Владимирской области с января по декабрь 2005 года цены на топочный мазут выросли более чем в 2 раза. Фактические затраты на топочный мазут для обеспечения населения теплом превысили плановую топливную составляющую тарифа на услуги ЖКХ в 1,3 раза. Выбор перед администрацией был небольшой: либо поднимать тарифы на коммунальные услуги, либо искать деньги. В итоге губернатор области Николай Виноградов обратился в Правительство с просьбой о выделении помощи в 170 млн. рублей. Пример оказался заразительным, и губернатор Мурманской области Юрий Евдокимов запросил уже 630 млн. рублей дополнительных дотаций, а также предложил Михаилу Фрадкову ввести государственное регулирование стоимости топлива, используемого теплоэнергетическими предприятиями для снабжения населения и объектов социальной сферы.

Проблема роста цен затрагивает бюджетную систему регионов. Поставщики нефтепродуктов для госнужд и муниципальных предприятий ЖКХ определяются на основании конкурсов. Специфика и сложная процедура бюджетных расходов не располагает к оперативной реакции заказчика на изменение условий поставки нефтепродуктов. В связи с тем, что расчет за поставленное топливо со стороны органов власти и муниципальных предприятий производится несвоевременно, трейдеры отказываются от продолжения поставок нефтепродуктов либо предлагают поставки на условиях предоплаты. В результате остаются только те поставщики, которые фактически осуществляют кредитование поставок нефтепродуктов. В Камчатской области, например, по результатам отопительного сезона долг муниципальных образований за поставленное топливо составил около 200 млн. рублей.

В рыночных механизмах стабилизации цен на нефтепродукты разочаровались не только региональные власти. Об использовании административных рычагов этой зимой просили электроэнергетики. В связи с резкими похолоданиями и ограничениями поставок газа часть электростанций перешли на резервное топливо - мазут. Резкое увеличение цен на топочный мазут вынудило РАО «ЕЭС России» также обратиться в Правительство с просьбой о помощи. Причем энергетики для сдерживания цен предложили не только их регулирование, но и временный запрет на отгрузки мазута с нефтеперерабатывающих заводов на экспорт.

Однако применение командно-административных методов вряд ли оправдано. Динамика цен на внутреннем рынке нефтепродуктов зависит от двух основных факторов: от цен на нефть на международном рынке и от особенностей системы налогообложения нефтяных компаний. Действующий в настоящее время принцип дифференциации вывозных таможенных пошлин на нефть и нефтепродукты не обеспечивает в целом регулирующей функции, а также защиты внутренних рынков в условиях возрастающего спроса на внешних рынках и роста мировых цен. Практика применения таможенных пошлин (как на нефть, так и на нефтепродукты) характеризуется инерционностью механизмов их установления и не учитывает фактор сезонности. Повышение мировых цен на нефть привело к тому, что цена, например, на топочный мазут на мировом рынке с начала 2005 года увеличилась на 82%, при этом внутренние цены в декабре 2005 года составляли 58% мировых. Такая диспропорция стимулирует экспорт, сокращая предложение внутри России, и приводит к росту цен. С увеличением мировых цен на нефть растет налоговая составляющая в цене, так как НДПИ непосредственно привязан к мировым ценам на нефть. Фактором роста цен на нефтепродукты является также отсутствие в России индикаторов цен, таких, как биржа торговли нефтепродуктами.

Получается, что власть демонстрирует растерянность и отсутствие системного подхода к проблеме. С одной стороны, Правительство стремится стимулировать переработку, сократить экспорт сырой нефти в пользу нефтепродуктов. Для этого вывозные пошлины предлагается снизить, что и было сделано с февраля этого года. С другой стороны, задача стабилизации внутренних цен и обеспечение потребителей дешевым топливом требует обратного - повышения пошлин. Реализация столь противоречивых мер приводит к тому, что обе цели Правительства оказываются недостижимыми: экспорт нефтепродуктов сократится, их цена на внутреннем рынке все равно будет расти, а нефтяные компании на потерю высокой рентабельности производства ответят сокращением производства. Правительство в очередной раз отсрочило реализацию мер по рыночному регулированию рынка нефтепродуктов, а мораторий на повышение цен прочно обосновался среди модных административных рычагов кабинета Михаила Фрадкова.




 
ОПЯТЬ КУДРИН
На этой неделе премьер-министр Михаил Фрадков почтил своим присутствием коллегию Министерства финансов. Там он и подписал акт своей безоговорочной капитуляции. Все нефтяные доходы до последней копейки - в Стабфонд, а не бюджет - это предложение Алексея Кудрина воспринималось как неуместная шутка в преддверии бюджетных баталий. Никто даже не мог предположить, что она станет явью.

Автор - Алексей Ульянов
Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7-499-965-69-37, 89197736146, Факс: (495) 641-04-57
Электронная почта:   rosvesty@yandex.ru  
All rights reserved. «Российские Вести» 2002-2018 ©