29 марта - 04 апреля 2006   № (12)1814 Издается с 1990 г.
Призыв: срок уменьшат, но возьмут всех
1 апреля в России стартует очередная кампания по призыву в Вооруженные силы РФ. По словам министра обороны Сергея Иванова, в армию будут призваны 124 тысячи призывников, хотя год назад в это время их было 157 тысяч (уменьшение связано с тем, что ряд соединений и частей уже переведен на контрактный способ комплектования). Тем не менее аналитики предполагают, что в этот раз призыв в Вооруженные силы пройдет в нелегких условиях.

Инцидент с военнослужащим Челябинского танкового училища Андреем Сычевым стал поводом не только для объективного разговора о трудностях, испытываемых российской армией, но и откровенного шельмования ее. Некоторые горячие головы начали открыто призывать граждан страны бойкотировать конституционную обязанность отслужить по призыву. Еще бы отказаться платить налоги, после чего Российскую Федерацию можно ликвидировать как обанкротившееся предприятие.

И вот уже активисты Лиги за отмену призыва и движения «Российские Радикалы» Николай Храмов, Алексей Мома и Всеволод Чернозуб принимают участие в собрании для призывников и их родителей, проводящемся каждую среду активистами Союза комитетов солдатских матерей России в помещении штаб-квартиры партии «Яблоко». Выступивший на днях перед примерно сотней участников собрания Николай Храмов рассказал о задачах Лиги за отмену призыва, в частности, о планах по проведению 1 октября в Москве «Антипризывного марша десяти тысяч». Активисты Лиги распространили среди участников собрания несколько сот листовок с призывом принять участие в марше и заранее зарегистрироваться в качестве его участников. А 1 апреля Лига за отмену призыва, движение «Российские Радикалы», Республиканская партия и Союз комитетов солдатских матерей России намерены провести акцию «Выбираю профессиональную армию», приуроченную к началу весеннего призыва на военную службу.

По сообщениям информационных агентств, финансирование антипризывной кампании ведет Европейская комиссия. Так, в начале марта представительство Европейской комиссии в России объявило о результатах распределения грантов среди российских правозащитных (неправительственных) организаций. Самый крупный грант - 1,285 миллиона евро - получили несколько некоммерческих организаций, среди которых числится Союз комитетов солдатских матерей. Как указывает сайт «Лента.ру», Еврокомиссия уже не первый год занимается поддержкой проектов, которые защищают права российских военнослужащих и призывников. Однако до сих пор, судя по информации, опубликованной на сайте комиссии, такие проекты были малочисленными и локальными.

Из 23 проектов, которые ЕК финансировала в рамках программы «Европейская инициатива в области демократии и прав человека», только два напрямую касались прав призывников - проект No 2004/082-847 «Правовая помощь призывникам Нижегородской области и неправительственным организациям Приволжского федерального округа» и проект No 2004/082-537 «Молодежь Псковской области содействует распространению правовых знаний в сфере призыва и военной службы». Обе программы реализовывали местные представительства Совета солдатских матерей.

Каким образом будет проходить защита призывников, не сообщается. Но и срыва весеннего призыва, к которому ранее призывали российскую общественность правозащитники, скорее всего, не состоится, отмечает «Лента.ру». Во-первых, этого не допустят российские власти, во-вторых, это было бы слишком дорогостоящим мероприятием, на которое не хватит и полутора миллионов евро. В рамках аналогичных правозащитных проектов «Европейской Инициативы в области демократии и прав человека» правозащитники обычно проводили различные семинары и конференции.

Оптимистично настроен в отношении будущей призывной кампании и министр обороны Сергей Иванов. В ходе недавнего визита в Ханты-Мансийский автономный округ глава военного ведомства заявил, что не испытывает беспокойства по поводу весеннего призыва. Как сказал Сергей Иванов, меры, направленные на повышение правопорядка и дисциплины в войсках, уже приняты, командиры обязаны неукоснительно докладывать даже о самых мелких происшествиях. Министр также выразил уверенность, что «события в Челябинском танковом училище никак не скажутся на весеннем призыве», отмечают информационные агентства.

Дедовщина растет снизу

Однако решать проблемы дедовщины так или иначе армии придется. Так, 5 апреля в Министерстве обороны РФ состоится всеармейское совещание молодых офицеров по вопросам дисциплины и правопорядка в войсках, на котором будет обсужден комплекс мер по борьбе с дедовщиной в Вооруженных силах. В нем примут участие командиры рот и взводов, заместители командиров по воспитательной работе. «Универсальной таблетки от этой беды у нас нет, - признается Сергей Иванов. - Но мы практически завершили формирование комплекса мер, которые должны навести порядок в Вооруженных силах. Ротным и взводным тоже есть что сказать по этому поводу. Послушаем и их предложения». В то же время министр подчеркнул, что «в армии больше дисциплины и порядка, чем в целом в российском обществе».

Последний тезис Сергей Иванов озвучивал и до этого. И успел получить отпор со стороны «возмущенной общественности». Однако факты свидетельствуют скорее в пользу министра обороны, чем его оппонентов. Не секрет, что почти 40% призывников российской армии имели проблемы с правоохранительными органами - судимости, приводы в милицию, состояли в преступных группировках, злоупотребляли алкоголем и употребляли наркотики, а также совершали суицидальные попытки. 57% призывников имеют ограничения по здоровью и не могут быть направлены в части постоянной боевой готовности и другие режимные части. 44,6% нигде не работали и не учились, 25% имеют среднее или незаконченное общее образование, 75% его не имеют.

В печальной статистике по травматизму и смертности неуставные отношения находятся далеко не на первых местах. Вот раскладка Министерства обороны РФ за 8 месяцев 2005 года. В Вооруженных силах было зафиксировано 10640 чрезвычайных происшествий, из них 662 со смертельным исходом. Самое большое количество смертей (183) - дорожно-транспортные происшествия и нарушение правил эксплуатации техники. 182 случаев самоубийств (в 2004 году покончило с собой 250 российских военнослужащих). 175 убийств в результате нарушений уставных правил взаимоотношений военнослужащих (дедовщина).

Если судить по началу этого года, то самоубийства в армии более страшный бич, чем смерть от неуставных отношений. Но откуда корни беды? Россия еще в 70-х годах прошлого столетия вышла на одно из лидирующих мест по числу самоубийств, обогнав Швецию. Шведский Центр суицидальных исследований (2003 - 2004 годы) констатирует, что по абсолютному количеству самоубийств среди подростков в возрасте от 15 до 19 лет Россия занимает первое место, около 2500 несовершеннолетних в год. Второе место у США - 1800 детей-самоубийц в год. Ежегодно в России фиксируется 55 тысяч самоубийств (только в одной Москве кончает с собой 10 человек в день). Получается 1 самоубийца на 2600 человек. Для сравнения: в Вооруженных силах 1 самоубийца приходится на 5 - 6 тысяч человек, это в два раза меньше, чем среди гражданских лиц на гражданке.

К слову сказать, сведение счетов с жизнью становится проблемой и в зарубежных армиях. Так, израильская армия (ЦАХАЛ) под конец 2005 года приступила к реализации комплексной программы, направленной на предотвращение самоубийств военнослужащих, сообщает издание «Маарив». Суицид стал в последнее время главной причиной смертности в израильской армии. С 1992 года до сегодняшнего дня покончили с собой 479 военнослужащих ЦАХАЛа.

53% самоубийц - солдаты первого года службы. Особенно много самоубийств среди проходящих «тиронут» - курс молодого бойца. 60% случаев самоубийств приходятся на боевые части. Девушки-солдатки составляют лишь 6% от числа самоубийц, а вот новых репатриантов среди добровольно сводящих счеты с жизнью непропорционально много - 26%. Статистика свидетельствует, что к самоубийствам более склонны солдаты не из бедных, а как раз из обеспеченных семей. В 80% случаев самоубийства совершают те, кто никогда не жаловался психологам и не получал психотерапевтической помощи.

В 2004 году значительно выросло количество самоубийств среди японских военных. Как сообщает газета «Джапан таймс» со ссылкой на анонимный источник в японском Управлении Национальной Обороны (УНО), с апреля 2004 года 31 военнослужащий японских Сил Самообороны покончил с собой (примерно 39 покончивших с собой на 100 тысяч военнослужащих). В составе Сил Самообороны служат 235 тысяч 899 человек.

И еще один аспект проблемы. По данным Федеральной инспекции труда, ежегодно на своих рабочих местах и в командировках погибает свыше 5 тысяч человек. А по подсчетам специалистов, от терактов в России, например, в минувшем году погибло более 500 человек. Если сопоставить эти цифры, то получится, что жертв производственного травматизма в десять раз больше, чем жертв террора. Больше всего несчастных случаев происходит в промышленности. Так, год назад в России в угольной промышленности погибли 109 человек, в машиностроении и металлообработке - 267, в цветной металлургии - 120, в химической и нефтехимической промышленности - 53. Но никто же

Реформы Министерства обороны

Рискнем сказать, что проблема дедовщины не в самом ее факте существования. Неуставные отношения как форма выстраивания неформальной иерархии существуют в любом человеческом коллективе. Когда «старички», собравшиеся посидеть по окончанию рабочего дня, посылают «молодого» в магазин за бутылкой - это тоже проявление своего рода дедовщины. Но это воспринимается как должное и никого не унижает, если только такого рода подчиненность не приводит к моральным или физическим унижениям. Неприятная тенденция последних лет, фиксируемая в российской армии, заключается в росте не столько неуставных отношений как таковых, сколько в необузданной жестокости.

Подростки призывного возраста склонны к агрессии, чуть ли не каждый мнит себя «повелителем мух». А тут еще их запирают на два года в тесную казарму. Избыточную физическую энергию еще можно нейтрализовать изнуряющими занятиями по боевой подготовке, спортивными упражнениями, на худой конец, не так уж смешны идеи копать траншеи от рассвета до горизонта. Более сложный вопрос, что делать со свободным временем молодого военнослужащего, как ни расписывай день, на второй год службы его остается слишком много. Ну, подготовка дембельского альбома займет сколько-то часов. А дальше? Нет пока оснований считать, что кто-либо занимается решением это проблемы централизованно. И это странно.

По понятным причинам Министерство обороны уделяет много внимания физическим кондициям призывника. Если его вес не соответствует нормативам, то подростку назначают усиленное питание. Но кто обращает внимание на интеллектуальную потенцию будущего военнослужащего срочной службы? Нехватка мозгов куда важнее нехватки пары килограммов жира. Вот бы в перспективе и выделить несколько часов в расписании дня солдата на образовательную и культурную программу.

Но пока этого не сделано, Министерство обороны идет своим путем. Подход предлагается технологический - разбавить призывной контингент за счет ранее не призывавшихся категорий граждан и сократить срок службы до одного года. Что касается первого пункта, то ситуация здесь такова. Ввиду достаточно широкой практики законодательного освобождения граждан от призыва на военную службу и предоставления отсрочек в составе многочисленных призывных контингентов страны до крайности сократилась доля призывников, которых можно направить на комплектование войск. Закон СССР «О всеобщей воинской обязанности» (1967 - 1992 годы) предоставлял 9 оснований. Закон РФ «О воинской обязанности и военной службе» (1993 - 1997 годы) - 18 оснований. Федеральный закон «О воинской обязанности и военной службе» (1998 год) - 22 основания. В 2003 году не подлежали призыву на военную службу 89,7% от состоящих на воинском учете призывников. Из них были освобождены от призыва 18,5 %. По причине наличия судимости или нахождения под следствием - 6,4 %. Отсрочками для обучающихся в учебных учреждениях воспользовались еще 53,4 % от общего количества состоящих на воинском учете.

И вот буквально на днях, как заявил министр обороны Сергей Иванов, в Правительство будут внесены предложения военного ведомства по изменению списка отсрочек от армии. Объявлены четыре законопроекта, «один из которых будет предусматривать либо сокращение, либо изменение девяти из 25 существующих на сегодняшний день отсрочек, хотя Россия все равно останется одной из ведущих стран мира по количеству отсрочек от армии», цитирует Сергея Иванова РИА «Новости». Данные инициативы кабинет министров планирует рассмотреть в четверг, 30 марта.

Одновременно с ликвидацией отсрочек идет работа по сокращению сроков службы. Пакет законов, подготовленных Министерством обороны РФ в развитие президентского послания Федеральному собранию от 2003 года, согласно которому к 2008 году срок армейской службы будет сокращен до года, вносит изменения в законы «О воинской обязанности и военной службе», «О статусе военнослужащих» и «Об альтернативной службе». Для поддержания войск в боевой готовности военное ведомство решило проводить реформу в два этапа. Призванные после 1 января 2007 года станут служить полтора года, а после 1 января 2008 года - год.

Эти изменения потребуют усиления допризывной подготовки. Акцент будет сделан на систему Российского оборонно-спортивного технического общества. По словам министра обороны Сергея Иванова, «трудно недооценить роль РОСТО на систему допризывной подготовки, однако в последние 15 лет в этом плане делалось очень мало, я абсолютно убежден в том, что роль РОСТО нужно повышать. В условиях, когда страна переходит на одногодичный срок службы, тратить время на подготовку специалистов в армии становится недопустимой роскошью. Поэтому финансирование РОСТО должно быть увеличено».

Пропорционально с обычной сократится и срок альтернативной гражданской службы. Сейчас он составляет 42 месяца. Для граждан, уже получивших высшее образование, - 21 месяц. Те, кто проходит альтернативную службу не на гражданских объектах, а в организациях Вооруженных сил, служат также в 1,5 раза дольше, чем обычные призывники - 36 месяцев, с высшим образованием - 18 месяцев. Однако сегодня в России альтернативную службу проходит всего около 600 человек. Например, в Архангельской области желающих, по данным областного военкомата, за все это время было не так уж и много (зарегистрировано 22 заявления граждан, проживающих в Архангельской области, которые просили заменить военную службу на альтернативную, в итоге в 2004 году такое право получили 5 человек, в 2005 году - столько же).

УНИВЕРСИТЕТ ДЛЯ СОЛДАТА

Еще одно существенное возражение против призыва сводится к тому, что он ставит молодежь в неравные условия при поступлении в высшие учебные заведения. Человек, «потерявший» год или два на службе, имеет меньше шансов выдержать вступительные экзамены по сравнению со вчерашним школьником. Определенный резон в этом есть, полученные в школе знания действительно забываются быстро. В советское время эту проблему решали подготовительные отделения при университетах и институтах, так называемые рабфаки. Брали туда после сравнительно легких собеседований абитуриентов, отслуживших срочную службу или отработавших на предприятии не менее двух лет.

Однако, отмечает журнал «Военное образование», несколько лет назад из-за прекращения бюджетного финансирования подготовительные отделения многих вузов «скоропостижно скончались». Пожалуй, больше других это ударило по интересам молодых защитников Отечества, потому что именно эти отделения десятилетиями превращали солдат и матросов в студентов. Их ликвидация закрыла отслужившей в армии молодежи самый доступный путь к высшему образованию. Ныне эта и другие образовательные проблемы защитников России приобретают не только социальный, но и качественно иной масштаб, все более сопрягаются с общенациональными приоритетами в сфере безопасности и обороны, модернизации Вооруженных сил.

Образовательные льготы, доступ к высшему образованию должны стать эффективным рычагом привлечения молодежи на военную службу. Когда страну ждет демографическая яма, трудности призыва в армию нарастают снежным комом, и частичный перевод войск на контракт не лишен проблем, значение этого требования для обороны и безопасности России трудно переоценить. Подготовительные отделения - один из механизмов его выполнения. Но вот парадокс. Заниматься содержанием рабфаков вузам приходится за свой счет. Понятно, что мало кто может себе это позволить. Один из немногих - Московский университет.

Утвержденные ректором МГУ Виктором Садовничим правила благоволят именно бывшим военнослужащим. Подготовительное отделение университета принимает граждан России со средним (полным) общим или средним профессиональным образованием, не имеющих высшего образования, прошедших военную службу по призыву или контракту, по рекомендациям командования воинских частей (военкоматов) для внеконкурсного зачисления в вузы, а также участников и инвалидов боевых действий.

Зачисление - на конкурсной основе по результатам собеседований (требования соответствуют учебным программам средней школы) или вступительных испытаний в МГУ текущего года. Обучение бесплатное. Форма - дневная, с отрывом от производства. На слушателей распространяются льготы, права и обязанности студентов МГУ, в том числе обеспечение стипендией, а иногородних - и общежитием. После обучения слушатели сдают вступительные экзамены. Их зачисляют в МГУ с учетом льгот, установленных законодательством.

На основе договоров вуза с Минобороны, МЧС, МВД, ФСО России отборочные комиссии подготовительного отделения МГУ регулярно выезжают на флоты и в войска. Учитывая, что вузы все менее доступны для солдат и сержантов срочной и контрактной службы, прапорщиков, детей военнослужащих, офицеров, у которых нет высшего образования, МГУ выполняет важную социальную функцию, отмечает журнал «Военное образование». Войскам нужны образованные офицеры низовых звеньев, воспитатели, психологи, другие специалисты. И образованные сержанты-контрактники тоже. Кроме того, призывники и потенциальные контрактники все чаще заявляют о нежелании служить в армии из-за боязни растерять знания, а с ними и шансы поступить в вуз. Эти проблемы для армии особенно злободневны еще и потому, что ряд воинских частей переводится на комплектование по контракту. Поэтому нужны эффективные механизмы использования образования для привлечения молодежи на военную службу. Причем, не точечного, а повсеместного применения. И выход видится в создании общедоступной, охватывающей все гарнизоны и воинские части округа системы довузовской подготовки.

К слову, летом прошлого года на рассмотрение Правительства РФ был внесен законопроект, устанавливающий льготы при поступлении в вузы для военнослужащих, которые отслужили не менее 3 лет в должностях солдат, сержантов и старшин. 15 июня 2005 года министр образования и науки Андрей Фурсенко, выступая в Госдуме на правительственном часе, отметил, что эта категория граждан в ближайшее время может получить право внеконкурсного поступления в вузы. По словам министра, бывшим военнослужащим будет выплачиваться социальная стипендия в размере 3 тыс. рублей в месяц. «Принятие этого закона позволит повысить для молодежи привлекательность военной службы по контракту и обеспечить их социальную защиту», - подчеркнул Андрей Фурсенко. По его словам, законопроект уже согласован с министерствами и ведомствами.

ОТ ЧЕГО ЗАВИСИТ МОЩЬ

В начале этого года консервативная газета американских деловых кругов «Уолл-стрит джорнэл» опубликовала статью первого вице-премьера и министра обороны России Сергея Иванова. В ней министр обороны изложил оборонную концепцию российских властей. Проблема вмешательства во внутренние дела России извне стоит все острей. Этим, по мнению министра, занимаются и целые государства, и организации, и отдельные террористические и экстремистские группировки. Вице-премьер подчеркнул, что российская оборонная доктрина имеет упреждающий характер, и Россия ставит своей целью пресечь злонамеренные планы своих врагов задолго до того, как они могут быть исполнены. Из этого проистекает необходимость модернизации и зависящего от нее боевого уровня Вооруженных сил России.

И одним из ключевых компонентов является совершенствование боевых знаний солдат. Из статьи в «Уолл-стрит джорнэл» заинтересованные читатели узнают, что в 2005 году число крупных военных учений перевалило за 50. Учения на Дальнем Востоке, в Центральной Азии, Китае и Индии позволили российским военным работать в союзе с иностранными коллегами и обыгрывать сценарии контртеррористических и миротворческих операций. Совместные учения с частями стран НАТО, ОДКБ и Шанхайской организации сотрудничества будут продолжены и в новом году.

А 10 - 13 февраля 2006 года Аналитический центр Юрия Левады провел репрезентативный опрос 1600 россиян. В ответ на вопрос, как вы думаете, существует ли сейчас военная угроза России со стороны других стран, 40% опрошенных согласились, что угроза есть (в 1998 году таковых было 33%). Последовал второй вопрос: как вы думаете, способна ли наша армия сейчас защитить Россию в случае реальной военной угрозы со стороны других стран? Оптимистично оценили возможности наших Вооруженных сил уже 62% респондентов.

Да, технологический уровень российской армии позволяет думать, в случае чего мы сможем отразить удар потенциального противника. Вместе с тем, какие бы ни были крепкие танки, быстрые самолеты и мощные ядерные ракеты, управляют всем этим люди. От того, кто идет на службу в армию, будь то призывник или контрактник, и зависит в действительности оборонительная мощь страны. Так что реформы, проводимые военным ведомством в этой сфере, кажутся более важными, чем постановка на учет очередного полка ракет или истребителей.




Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7-499-965-69-37, 89197736146, Факс: (495) 641-04-57
Электронная почта:   rosvesty@yandex.ru  
All rights reserved. «Российские Вести» 2002-2018 ©