29 марта - 04 апреля 2006   № (12)1814 Издается с 1990 г.
КАК СПАСАЛИ СОКРОВИЩА КОРОНЫ
Музеи Московского Кремля в год своего 200-летия открывают перед нами свои тайны. Разгадкам мы обязаны сотрудникам музеев, которые в самые драматические годы прошлого столетия оставались преданными своему делу, подчас ценой собственной жизни сохраняя национальные реликвии от уничтожения.

Два века отсчитываются от указа Александра I, благодаря которому Оружейная палата превращалась в общедоступный музей - первый на Кремлевском холме и один из первых в России. Так получилось, что музейный юбилей в Кремле не справляли ни разу. Может быть, потому, что мы привыкли воспринимать Кремль через современную государственную власть, забывая порой, какую роль он сыграл в истории России. С древних времен он был центром русской государственности, резиденцией царей и иерархов Русской православной церкви. В современном облике Кремля запечатлены образы искусства и культуры древней княжеской и царской Руси, двухсотлетней российской империи, советских десятилетий - день нынешний и день минувший.

Оружейная палата известна со времен Ивана Грозного и как мастерская, где много делалось для нужд царского двора, и как «кладовая сокровищ», состоящая из роскошных подарков нашим царям от иноземных посольств и изделий русских мастеров. Основа музейного собрания сегодня - это во многом именно то, что видели посетители музея до 1914 года. В 1917 году собрание было дополнено коронными ценностями и регалиями, перевезенными из Петрограда. Ситуация сложилась уникальная - все дворцовые ценности императорской фамилии в то время были собраны в одном месте - в московском Кремле. Фонды музея серьезно увеличились и в первые послереволюционные годы, когда в состав Оружейной палаты вошли сокровища кремлевских соборов и патриаршей ризницы.

Хранение их было нелегким делом, ведь после октябрьского переворота музей мог превратиться в кладовую драгоценностей. Как пишет в своих трудах кандидат исторических наук Т.А. Тутова, «при самых невозможных и неслыханных испытаниях, когда драгоценности охранялись людьми, которым нечего было есть и нечем было кормить семью, когда целыми месяцами задерживалось жалование, а размер его представлял издевательство над здравым смыслом, когда отощавшие люди охраняли горы бриллиантов в лохмотьях и с торчащими из обуви пальцами, спеша по утрам до службы с рассвета заняться ломкой кирпича или тасканием тяжестей, чтобы только как-нибудь пропитаться». Тем не менее эти люди отстаивали право музея на существование в новой исторической обстановке, в период острой идеологической борьбы. Чтобы сохранить сокровища Кремля, на которые покушались большевики, директор Оружейной палаты Д.Д. Иванов предложил программу превращения музея из императорского в «музей образцов исключительного мастерства», сделанных из дорогих материалов с применением виртуозной техники. Но страна переживала кризис. И несмотря на все усилия искусствоведов и общественности, шедевры искусства частично были распроданы, частично переплавлены...Это случилось, когда Декретом Совнаркома от 3 февраля 1920 года правительство решило создать Гохран и передать туда в течение трех месяцев все коронационные ценности кроме входящих в состав музейных собраний. Это было страшное время. Согласно инструкции Гохрана, изделия, поступившие туда, учитывались не по происхождению и значимости, а по весу, материалу - понятно, что на продажу. Как написано в недавно напечатанных документах, »...там, несмотря на уникальность вещей, бриллианты, драгоценные цветные камни и жемчуга отделяли от металлов и систематизировали по качеству и цене». Сделать ничего было нельзя. За Гохраном стояла ВЧК, и реквизиция проходила по законам революционного времени.

В 1922 году в Оружейную палату направили госкомиссию ЦИК и Совета народных комиссаров, чтобы освидетельствовать дворцовое имущество. Было понятно, что Гохран «собирает и направляет изделия к реализации», несмотря на их уникальность и историческую ценность. И хотя сотрудники музея С.М. Сергеев, Д.Д. Иванов, А.В. Орешников делали все возможное, чтобы сохранить сокровища, ящики с дворцовыми ценностями были вывезены из Кремля, остались лишь те произведения искусства, которые удалось отстоять как музейные экспонаты.

Борьба за сокровища короны по-прежнему продолжалась с обеих сторон. Сотрудники музея протестовали против превращения музейного фонда в торговый. Им ничего не оставалось, как выдвинуть свои требования правительству: «Передавая в Гохран коронные драгоценности, комиссия заявляет, что предметы высочайшего исторического значения, а именно корона, скипетр, держава, цепь, знак и звезда Андрея Первозванного, драгоценные камни исключительной красоты и редкости, как, например, солитер «Шах», и ряд вещей высокого худ мастерства 18 века, как, например, диадема из колосьев,.. бриллиантовый эполет,.. «Букет из трех нарциссов»... должны быть сохранены в государственном русском достоянии». Таким образом сотрудникам все-таки удалось спасли от продажи многие драгоценные реликвии. Например, шпагу с крупным бриллиантом, поднесенную в 1814 году Парижем генералу русской армии Остен-Сакену...

Судя по документам, недавно обнародованным, в тот период действительно была велика угроза утраты Россией коронных ценностей. Спустя пять лет отдельные предметы все-таки оказались на антикварных рынках зарубежных стран. В 1927 году только на аукционе «Кристи» были проданы 124 лота произведений русского ювелирного искусства, в том числе и коронных драгоценностей, например, великолепная диадема из колосьев.

Такая же история произошла и с драгоценностями императрицы Екатерины II: брошами, бантами с бриллиантами, украшениями для костюмов, которые были заказаны Екатериной ювелиру в 1764 году. Сегодня они впервые представлены на выставке в Кремле, но это большая редкость для российских экспозиций. Ведь с приходом советской власти они были проданы из Кремля в 1927 году на аукционе «Кристи». До 60-х годов находились в частной коллекции и были завещаны владельцами музею Виктории и Альберта в Англии. После закрытия выставки эти предметы, когда-то принадлежавшие нашей стране, вернутся обратно.

Утешает лишь то, что многие вещи не подверглись варварскому уничтожению, проданные в 30-е годы большевиками за рубеж, они обогатили известные мировые музеи. Но все-таки большая часть сокровищ российских императоров осталась в стране.




 
ВОЙНА С ДВОРЦАМИ ИЛИ ЗА ДВОРЦЫ?
Впервые прокуратура Москвы приняла к рассмотрению дело о разрушении в Москве под видом реконструкции памятников истории и культуры.

Автор - Нинель Щербина
Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7-499-965-69-37, 89197736146, Факс: (495) 641-04-57
Электронная почта:   rosvesty@yandex.ru  
All rights reserved. «Российские Вести» 2002-2018 ©