01 - 07 марта 2006   № (8) 1810 Издается с 1990 г.
Конкуренция спецслужб играет на руку террористам
Принятый Государственной Думой РФ законопроект о противодействии терроризму многозначен. По его поводу еще предстоит услышать немало суждений и высказываний комментаторов. Ведущий психиатр-криминалист, доктор медицинских наук Михаил Виноградов в интервью «РВ» рассказывает о том, на каких принципах общество может сотрудничать с государством в борьбе против терроризма.

- Михаил Викторович, антитеррористическое законодательство мы создаем на основе собственного многолетнего трагического опыта. У нас перед глазами и опыт мировой, поскольку проблема терроризма есть проблема международного масштаба. Боевики объявили войну не только России, но и всему цивилизованному человечеству. Встает вопрос - как им противостоять?

- Принципиально нового здесь ничего не выдумаешь. И здесь важно понять структуру террористического интернационала, чтобы определиться, с кем мы в каждом конкретном случае имеем дело. Есть идеологи терроризма. Это люди, которые нам по большому счету неизвестны. Но они существуют. По всей видимости, идеологи занимают высшие должности в государственных структурах, возможно, даже стоят во главе неких стран. Финансировать, создать и обеспечить масштабную террористическую деятельность могут только люди, облеченные высшей государственной властью.

Как только такой человек выходит на поверхность, становится известным, он опускается на ступеньку ниже террористического интернационала и переходит в разряд исполнительных директоров. Это тоже очень значимая фигура, но не она командует парадом. Исполнительные директора отдают приказы организаторам терактов. В роли последних в основном выступают бывшие офицеры всевозможных спецслужб. Организаторы имеют дело с теми, кто занимается рекрутированием и подготовкой непосредственных исполнителей терактов. Это и психологи, и вербовщики, и работники идеологического фронта. На самой низкой ступени стоят террористы-смертники. И, конечно, обслуживающий персонал. Кто-то достает документы, кто-то обеспечивает проезд, кто-то за деньги закрывает глаза, а кто-то финансирует терроризм и зарабатывает на этом деньги.

Противопоставить всему этому государство может машину, работающую по двум направлениям - антитеррористическому (предупреждающее) и контртеррористическому (реагирование и ликвидация последствий терактов). Должна быть разведка, специальные подразделения информационного характера, необходимо проводить огромную аналитическую работу не только по обезвреживанию террористов, но и противодействию их попыткам перебраться из-за рубежа в нашу страну.

Мы должны ориентировать разведывательную деятельность недавно созданного Национального антитеррористического комитета на выявление финансовых потоков. Вести агентурную работу по установлению личностей главарей террористической организации, если сумеем вычислить идеологов, это будет просто замечательно. Лишим террористическую организацию финансовой подпитки и обезглавим ее - все остальное начнет разваливаться само по себе.

Что предусматривает новый закон? Поэтапность. Создание вертикально интегрированной структуры анти- и контртеррористической деятельности. Новые подходы. Усиление ответственности региональных администраций. Конечно, поздно блокировать боевиков в Беслане, если они уже в эту школу вошли, надо штурмовать. И хотя много споров было вокруг этой операции, обсуждений, предложений идти на переговоры, скажу одно - мне очень жаль погибших, но штурм был необходим. Только безусловное уничтожение боевиков способно предупредить потенциальные теракты. Израиль до сих пор отлавливает и убивает террористов, где бы они ни были. Такой же неотвратимой должна быть «рука Москвы». Вот совсем недавно прошла информация о человеке, которого наши органы ловили по всему миру. И вдруг он «объявился» в России, ему уже предъявлено обвинение. Но, возвращаясь к Беслану, скажу, что здесь требуется ответить и на другой вопрос. Чтобы террористы проникли в школу, они должны были подготовить этот захват. А здесь не прослеживается антитеррористической деятельности руководства республики Северной Осетии.

Существует обмен информацией между полицейскими ведомствами - Интерпол. Должен появиться такой же международный антитеррористический комитет. Тогда мы будем заранее предупреждены, кто готовит теракты, какие банки или фирмы способствуют финансированию террористов. И необходимо создать такие правовые механизмы, которые бы позволили арестовать счета не только конкретного бен Ладена, но и всего его клана.

Что касается дополнительных мер по предупреждению терактов, на мой взгляд, нам следует восстановить систему «народного контроля», который, конечно, не стоит ассоциировать со стукачеством. Подобный «контроль» чрезвычайно развит в западных странах. Но он развит на основе гражданской позиции, сигнализируют о правонарушениях не в партийный комитет, а в полицию. На Западе каждый чувствует свою ответственность за личную безопасность и безопасность общества. Попробуй на трассе выкинуть окурок в окно! Тут же сообщат куда надо, потому что такой поступок создает угрозу другим автомобилистам. Система контроля на уровне осознания своей гражданственности и долге перед государством сделает многое.

- Насколько важно участие населения в борьбе с терроризмом?

- Очень важно. Вот реальный случай. В квартиру московского многоэтажного дома заселились люди, явно не местные. Из дома не выходят. Кто-то им приносит еду. Вокруг ротозеи, зеваки, однако никому в голову не придет сообщить милиции об этих странных гражданах. Один только нашелся, позвонил куда надо. Проверили нехорошую квартиру. Итог операции - двадцать человек арестовано, вывезено огромное количество оружия и взрывчатки. Следует осознавать, что равнодушие граждан на руку преступникам. Люди не понимают, что система народного контроля поможет правоохранительным органам эффективнее защищать нас же самих от террористов.

- Вы обрисовали широкий круг вопросов анти- и контртеррористической деятельности. Понятно, что одним законом или указом трудно объять необъятное. Какие еще меры предстоит принять на уровне законодательной и исполнительной власти, чтобы перекрыть террористам дорогу?

- Теоретически принятые акты в полной мере позволяют бороться с терроризмом. Но проблема состоит в том, кто будет исполнять закон, как он будет работать на местах. Пример тому - два взорванных самолета, вылетевших из Домодедово. Простой сержант задержал шахидок, привел их в отделение, а капитан отпустил. И не имеет значения, за деньги или по глупости он это сделал. Если на уровне майоров мы будем выдавать паспорта заведомо криминальным элементам, мы ничего не добьемся. Вопрос в психологическом состоянии граждан, ответственных лиц. Сегодня многие норовят увильнуть от исполнения служебного долга.

В прошлом были допущены стратегические ошибки. Создали при милиции антитеррористические подразделения. Кого туда взяли? Скажем так, не совсем профессионалов. Неужели хороший начальник отпустит от себя профессионала из уголовного розыска бороться с терроризмом? Ни за что на свете. Поэтому трудно найти необходимое количество специалистов, которые бы могли грамотно реализовать полномочия, установленные законодателем в рамках противодействия терроризму.

У нас масса недочетов на низовом уровне. Да, есть участковые уполномоченные ФСБ. По сравнению с МВД их мало. Может быть, есть смысл расширить эту службу. Но дело еще вот в чем. Околоточный надзиратель знал свой участок наизусть. Стоило ему пройтись с шашкой наголо, вся шпана разбегалась. Что это? Психология. И ничего больше. Современного участкового можно оскорбить, ударить ножом прямо в отделении, угрожать ему или шантажировать. Городовому слова поперек нельзя было сказать.

Мы сделали огромную ошибку, сломав Комитет государственной безопасности. Его надо было перенацелить, убрав одиозное «политическое» Пятое управление. Кстати, на чем в свое время была выиграна война с организованной преступностью и бандитизмом? На партийном призыве в ЧК. В органы пришли самые разные люди, однако было между ними кое-что общее - они себя ничем не запятнали. Моя докторская работа была посвящена теме «Психологическая деформация сотрудников милиции и их преступное поведение». Мы можем прогнозировать сейчас надежность человека, подошли к тому, чтобы прогнозировать социальную направленность личности. Опыт показывает, что такая служба нужна. Ее сейчас воссоздают, хотя денег, как обычно, на это нет.

- Надежность сотрудников правоохранительных органов, порядочность их, безусловно, играют огромную роль. Вместе с тем есть проблема ведомственной конкуренции между спецслужбами. Формально принятый Государственный Думой закон ставит во главу борьбы с терроризмом ФСБ. Что из этого получится на практике?

- Межведомственная борьба и межведомственные амбиции спецслужб встречаются по всему миру. Мы не являемся исключением. Так что пока не будет единомыслия хотя бы в сфере антитеррористической деятельности, позитивного результата не дождемся. Остается надеяться, что последние принятые решения помогут убрать нездоровую конкуренцию между спецслужбами.




 
Ясный сигнал
В борьбе с терроризмом государство чаще всего оказывается в невыгодной для себя позиции. Боевики не сдержаны законодательными нормами, им наплевать на соблюдение юридических прав и свобод.

Автор - Станислав Стремидловский
Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7-499-965-69-37, 89197736146, Факс: (495) 641-04-57
Электронная почта:   rosvesty@yandex.ru  
All rights reserved. «Российские Вести» 2002-2018 ©