25 - 31 января 2006   № (3)1805 Издается с 1990 г.
Человек при деле
Есть какой-то странный советский анахронизм в том, что некоторые мэтры от большой фундаментальной науки начинают на каком-то этапе своей деятельности ощущать комплекс публичной недостаточности и бросаются в политику. И есть комплекс «вождей», которые считают обязательным включать в свою свиту мэтров от большой науки. Мало кто знает, что происходит, когда на «большом перекрестке» встречаются эти два «комплекса». Что выигрывает - наука или политика? Очередной выход на политическую сцену России академика Евгения Велихова может помочь ответить на эти злокозненные вопросы отечественного политического менталитета.

Умы Общественной палаты

После развала СССР прошло чуть больше десяти лет. Поколение, которое лишилось страны, еще помнит, как Старая площадь «раскручивала» ученых-ядерщиков в качестве общественно-политических деятелей. Они возглавляли разные комитеты, состояли почетными докторами во многих прославленных зарубежных университетах, убеждали всех, что наш «ядерный щит» непробиваем. И все действительно думали, что мы «непробиваемы», затягивали пояса, терпели лишения во имя «светлого завтра». Верили и Горбачеву с его «перестройкой и ускорением». И когда Генеральный секретарь говорил, что » у нас все просчитано и процесс углубляется», почему-то в массовом сознании возникали образы не тех, кто сочинял на цековских подмосковных дачах очередные тезисы о «социализме с человеческим лицом», а таких, как академик Евгений Велихов. И все рухнуло практически в одночасье: Чернобыльская катастрофа не только стала символом развала страны, но и существенно подорвала авторитет ядерщиков. Это была проблема не технического свойства. Многим казалось, что уж такие суперинтеллектуалы, какими у нас являются академики, должны были предвидеть не только Чернобыль, но и национальную катастрофу, трубить во все колокола, писать в ЦК свои аналитические записки, упреждать ошибочные политические решения. Возможно, где-то в секретных фондах большевистских архивов и сохранились такие записки (если они были, конечно), но повлиять на ход событий уже никто не мог.

Эта сентенция не относится лично к академику Евгению Велихову. Но в душе он понимает тенденцию. И надо отдать ему должное: Чернобыль никогда не выходит из его поля зрения. В конце 2004 года он заявил, что в возглавляемом им Российском научном центре «Курчатовский институт» разработана и передана правительству Украины экономическая схема использования закрытой зоны Чернобыля. Маятник общественного мнения покачнулся в сторону позитива. Тогда стало также известно, что сотрудники Курчатовского института, начиная с момента аварии в 1986 году, работают на разрушенном энергоблоке и прилегающей к нему территории. Евгений Велихов пояснял, что в заброшенной и бездействующей промышленной зоне АЭС, где уже нет превышающей допустимые нормы радиации, «предлагается построить газотурбинную станцию, предприятия по производству установок для очистки почвы от радиоактивных следов и цеха по утилизации транспортных средств».

Это - подвиг ученого. Мало кто знает, как жилось все это время прославленному академику и его верным сотрудникам. В печать проникала информация, что между Евгением Велиховым и неустойчивым руководством Минатома «пробежала кошка», но о сути разногласий жужжали только в кулуарах. Сам академик сор из избы не выносил, хотя его , мягко говоря, оппоненты не жаловали.

Компромат на Велихова

Чего только ни присылали всемирно известному российскому ученому ядерщику те, кто помещал материалы на сайте Интернета «Компромат.Ру.» И то, что он не имеет глубоко профессионального представления об атомных реакторах. Поэтому, мол, «умудрялся» оказываться повсюду: информатика и компьютеризация, инновационная деятельность и торговля технологиями, презрение сирот и даже экология. Его «обвинили» и в том, что он решил «добывать нефть и газ из пены морской», создав в 1992 году компанию «Росшельф». Придирались и к терминологии. Наклонно-направленные и горизонтальные эксплуатационные скважины, специальные ледовые танкеры, подводные газо- и нефтепроводы, морские ледостойкие стационарные платформы, подводные лодки и батискафы - все вызывало раздражение. Евгения Велихова назвали «современным Жюлем Верном», когда он предложил создать в России новую отрасль - морской нефтегазодобычи и создать в стране 250 тысяч рабочих мест. И мало кто обращал внимание на то, что под проектом «Росшельф» была действительно немалая материальная база. Другое дело, что многое не далось осуществить из-за недостатка инвестиций.

Мы сегодня пишем не об этом. Просто Евгений Велихов отлично понимал: под лежачий камень вода не течет, что ныне на одной фундаментальной науке далеко не уедешь, и если ты хочешь сохранить и науку, и своих сотрудников, нужно научиться зарабатывать деньги. Так, как это делалось в странах, переживших период депрессии. «Возьмем США, которые выходили в свое время из великой депрессии, Германию после разгрома фашизма, да и Советский Союз в послевоенный период, - говорил Евгений Велихов в одном из своих интервью. - Во многом цель достигалась за счет реализации крупных национальных проектов, объединяющих усилия нации, в сфере энергетики, информатики, других ключевых областях экономики. Именно они позитивно влияли на экономическое положение страны, развивали ее конкурентноспособные возможности. Такие проекты должны появиться у нас в ближайшие 10 лет как становой хребет экономического и социального развития. На этот скелет наращивается плоть творческих сил страны».

Проекты национального уровня в России появились значительно раньше. Генеральную линию страны по выходу из кризиса Евгений Велихов определил пророчески и сам действовал в этом направлении. Что же касается его «оппонентов», то, как говорят, караван идет, а собаки лают.

Жизненная позиция

К счастью для журналистов, Евгений Велихов никогда не уходил в тень и охотно с ними общается. Сейчас он только осваивается, точнее, присматривается к своей новой должности главы Общественной палаты. С учетом его жизненного опыта, принципов, которые уже поздно менять, можно сделать вывод, что на новом поприще академик не останется обычным номенклатурщиком. Он не будет, конечно, диссидентом, не пойдет по линии выстраивания легальной оппозиции Госдуме или Кремлю. Но и расшаркиваться ему нет смысла. Если удастся действительно наладить конструктивный диалог с внепартийными общественно-политическими структурами страны, установить доверительный уровень в общении с властью, то неровен час, когда на политическом небосклоне России появится серьезный и влиятельный деятель. Его голос услышат раньше, чем запротоколированный «глас Охотного Ряда». Да и привлечение в Общественную палату в качестве экспертов невостребованных, но авторитетных специалистов из академических кругов по самым широким общественно-политическим, экономическим, культурным и гуманитарным проблемам создаст немалый барьер для тех, кто в реформаторском порыве шагает к «новому светлому будущему» буквально по трупам.

Самый эффективный способ управления страной - демократический. Так считает Евгений Велихов. Два полюса - свободное предпринимательство и мощное развитие, основанное на крупных идеях и проектах, а бюрократия при них должна играть подсобную роль. Процесс уже начался. В связи с тем, что быстро внедряются новации, Евгений Велихов отмечает и становление класса предпринимателей параллельно с информационной революцией. Это - новая формация, которая обязательно пробьет, как трава сквозь асфальт, себе дорогу и в экономике, и в политике. Развитие инноваций, в которых субъектом является свободный предприниматель, делает именно его ключевым фактором развития экономики. Но для того чтобы этот фактор «заиграл» в определении судьбы России, нужны крупные структуры, атомная энергетика, морской флот, транснациональные телесистемы. Найти правильное сочетание этих двух элементов - ближайшая задача.

Весь успех сегодняшнего бизнеса основан на достижениях науки, уверен академик. Именно она представляет собой самую крупную, самую массовую промышленность. И куда бы мы ни двинулись, в основе всего лежит фундаментальная наука. Как этот механизм работает в каждой отдельной стране - дело хитрое. В Америке прикладная наука развивается в университетах. Там исследовательский центр работает на контрактах и грантах от правительства, Департамента энергетики, НАСА, здравоохранения и других. Вклады в промышленность сравнительно ограничены. Но если дело перспективное, то фирма накладывает на рабочий процесс «лапу» и доводит его до ума. Другое колесо - это венчурный капитал, поддерживающий начинающую группу студентов, обычно с третьего курса, которую он постоянно «отслеживает». По этому пути также идут Израиль, Финляндия. У нас нет ни первого, ни второго пути. Скопировать западный опыт вслепую будет, как взять елку в лесу и посадить в огороде. Мы предпочли высадить маленький росток и помогать ему развиваться, говорит академик. Взаимодействуем с частными компаниями, обмениваемся идеями, людьми, оборудованием, прочими возможностями, причем государственная собственность отделена от частной. Нам приходится фундаментальную науку поддерживать из своих средств, а ведь это забота государства. С другой стороны, в стране, к счастью, сохранился немалый задел. Атомная промышленность в России в силу субъективных причин вызвала аккумулирование интеллекта, промышленных сил, создание особой, эффективной системы управления и особых взаимоотношений между людьми, тоже деловых и эффективных. В общем, возникла некая элитная область с уникальными отраслями промышленности, какие иногда есть в мире, а иногда и нет. Атомная отрасль уже сегодня играет огромную стабилизирующую роль в экономике. А в будущем она способна вообще изменить весь характер экономики страны. Это первое, но не единственное. Вторая сторона: потенциал в экспорте высоких технологий. Вполне сравнимый (чего нет у многих других отраслей) с потенциалом Европы, Соединенных Штатов, Японии... Как в атомной энергетике, так и в дальнейшем в энергетике термоядерной. В России есть технологии, которых вообще ни у кого нет. Вот таков он академик Велихов, оптимист, новатор и гражданин.




 
Нобелевский депутат
Нобелевский лауреат, депутат Государственной Думы РФ Жорес Иванович Алферов в последнее время как бы ушел в тень. Не так было несколько лет назад, когда средства массовой информации сообщили о присуждении известному ученому престижной премии. На него возлагали большие надежды, ему предсказывали повышение. В кулуарах российской Академии наук шли разговоры, что в ближайшем будущем Жорес Иванович мог бы даже возглавить РАН. Однако что-то не сложилось.
Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7-499-965-69-37, 89197736146, Факс: (495) 641-04-57
Электронная почта:   rosvesty@yandex.ru  
All rights reserved. «Российские Вести» 2002-2018 ©