18 - 24 января 2006   № (1-2) 1803-1804 Издается с 1990 г.
Олег Газенко:
в освоении космоса без человека не обойтись
Наступившее третье тысячелетие и приближающаяся полувековая дата начала космической эры человечества заставляют нас пристальнее вглядеться в эту особую деятельность землян. О ней сегодня в беседе рассуждает один из основоположников космической медицины и биологии академик РАН Олег Газенко.

- Олег Георгиевич, в середине прошлого века делалось немало прогнозов относительно грядущих достижений человечества в освоении космического пространства. Сбылись ли они?

- Я не готов сейчас охватить все из них, но если отталкиваться от прогнозов известного ученого и писателя-фантаста Артура Кларка, то с ними совпали только запуск искусственного спутника Земли, обеспечивающего организацию радиосвязи в пределах нашей планеты, и высадка человека на Луну. Все остальное - создание орбитальных станций, ядерная ракета, освоение ближайших к нам небесных тел - либо сильно запоздало, либо не осуществилось до сих пор.

- Последние успехи в освоении ближнего и дальнего космоса автоматами столь впечатляющи, что невольно возникает вопрос: нужно ли посылать на это дорогостоящее и опасное дело людей?

- Автомат или человек в освоении космоса - давний и, на мой взгляд, безосновательный спор. И то и другое имеет свои границы компетенции, а, значит, и право на участие в этом важном деле. Конечно, чтобы провести зондирование отдаленных участков Солнечной системы или опасных для пребывания человека космических тел и получить оттуда информацию, совсем необязательно посылать людей. Блестящим примером тут является недавняя миссия европейского аппарата «Гюйгенс» к спутнику Сатурна Титану, высадка зонда на его поверхность и передача на Землю данных о небесном теле, удаленном от нас почти на полтора миллиарда километров. Многое из того, что способен делать автомат, не следует поручать людям, поскольку любые полеты в космическое пространство есть и, наверное, долго еще не будут на 100 процентов безопасными для живого существа. И в случае потери даже очень дорогого автоматического прибора убыток человечеству несоизмерим с гибелью людей - человеческая жизнь бесценна!

Принципиальным отличием пилотируемого полета является то, что он может осуществляться по переменной программе, тогда как аппарат делает в лучшем случае то, что в нем запрограммировано человеком. Последний помимо приборов обладает органами чувств, интеллектом и может, комбинируя имеющиеся результаты, ставить новые задачи по ходу выполнения намеченной программы, чего автоматы пока еще делать не способны. Здесь примером служат полеты и незаменимая работа людей на МКС. Так что без непосредственного присутствия человека в освоении космического пространства не обойтись.

- Понятно, в этом случае нужно опробовать на людях условия и экстремальные воздействия космического полета. Как решается проблема?

- Первые медико-биологические исследования по подготовке человека к космическому полету проводились в Институте авиационной медицины Минобороны СССР. Он появился в 1947 году, и на самых первых этапах в нем, кроме научных лабораторий, была создана команда испытателей, в которую в добровольном порядке набирались военнослужащие, являющиеся чаще всего слушателями средних военных училищ инженерно-технического профиля. Тогда авиация наша начинала покорять большие высоты и осваивать реактивное движение, грозящие пилотам большими перегрузками, - эти молодые люди могли поступить на работу в институт в качестве испытателей для апробирования новой авиационной техники в области жизнеобеспечения пилотов, защиты и спасения при аварийных ситуациях.

Специально созданный в этом институте клинический отдел осуществлял очень строгий контроль за состоянием их здоровья, и, конечно, принимались все меры к тому, чтобы эксперименты не были опасны для жизни и здоровья. Более того, обычно условия каждого исследования обкатывали на себе сами экспериментаторы. К сожалению, не всегда все проходило идеально - случались и травмы, - но люди эти шли на испытания добровольно, получали серьезное материальное вознаграждение (по приказу министров обороны и здравоохранения была введена прогрессивная шкала оплаты за участие в подобных экспериментах) и нередко высокие правительственные награды. Помимо военнослужащих привлекались со стороны и студенты, и спортсмены, а денежное вознаграждение им зависело от сложности, длительности эксперимента и экономической ситуации в стране.

Последние примерно два десятка лет мы руководствуемся в области биомедицинских экспериментов положением Хельсинского соглашения о проведении исследований с участием людей. Согласно тщательно разработанной биомедицинской этике, экспериментатор должен точно и полно рассказать испытуемому, что с ним будет происходить, какие возможны осложнения, и он должен подписать так называемое «информированное согласие», в котором кроме вознаграждения за участие оговаривается ответственность нанимающей стороны. Участник эксперимента может отказаться от него на любой стадии. Мне неизвестны случаи фиксирования каких-то несчастных событий во время или в результате подобных исследований.

Участвующий в них человек имеет немало резонов для этого. Во-первых, испытать себя в экстремальных ситуациях. Во-вторых, неплохо заработать. И, наконец, человек необычайно подробно узнает о состоянии своего здоровья, поскольку все испытуемые проходят углубленное медицинское обследование в стационаре - наподобие кандидатам в космический полет.

- На космические программы тратятся безумные деньги. Оправдались ли и в чем эти затраты человечества? На каких направлениях космической деятельности, на ваш взгляд, следует ожидать прорывов в ближайшем будущем?

- Одной из практических задач развития космической техники является их удешевление. Сейчас отправка на орбиту одного килограмма груза стоит порядка 10 тысяч долларов. Многие эксперты полагают, что уже в ближайшем десятилетии эта цена снизится на порядок за счет создания более эффективных средств доставки.

Генеральное направление исследований включает себя не только фундаментальное изучение окружающего нас космического пространства, Солнечной системы, Вселенной, что очень важно для понимания устройства и развития мира, в котором мы живем, но еще и Земли. Это спутники, существенно улучшившие прогнозы погоды и помогающие в прогнозах и изучениях стихийных катастроф, природных ресурсов. А еще - глобальная система спутников связи самого различного назначения: обеспечение телевизионных, телефонных, интернетовских нужд для большинства жителей Земли. Незаменимую роль в предотвращении серьезных военных конфликтов играют спутники-шпионы, ведущие постоянное наблюдение за горячими в этом отношении точками планеты и позволяющие осуществить нужные действия (политические, экономические и прочие) для их предотвращения. Все это делают разнообразные космические приборы, стоимость которых не так велика, а польза людям огромна.

Грядущих достижений в этой области, думаю, следует ожидать в области решения энергетических проблем, которые очень существенны для развития земной цивилизации и которые давно обсуждаются и разрабатываются, но плохо реализуются. Речь идет о возможной накачке солнечной энергии из космического пространства на приемные земные станции. Основные наши планетарные энергетические ресурсы исчерпаемы - по разным оценкам они закончатся через 100 - 200 лет, - и мы должны думать о том, чтобы задействовать более надежные, долговечные и экономичные источники. На Земле к таковым относится воздушная, приливная, геотермальная энергетика. Однако самым мощным, экологически чистым и долговечным источником является Солнце. Создание внеатмосферных энергетических солнечных станций и станет главным достижением космонавтики в ближайшем будущем.

- Полет в космос пока еще остается делом для избранных. Когда это будет доступным для всех?

- Такие возможности определяет космическая техника. В этом смысле американские шаттлы значительно более комфортны, так как перегрузки и прочие неудобства для человека на них во время выведения и спуска с орбиты значительно меньше, чем на наших транспортных кораблях. Все это, не считая сложностей пребывания человека на околоземной орбите в состоянии невесомости, оказывает немалое воздействие на организм человека. Он должен быть достаточно здоров, психически устойчив и подготовлен, чтобы перенести эти воздействия и неудобства. Не всем это дано.

Однако, по сравнению с начальным этапом освоения космического пространства, теперь существенно снижены требования по здоровью, возрасту и активности человека в полете. Подход медиков уже не общий, а дифференцирован по специальности членов экипажа. Для командира - одно, для бортинженера - другое, для участника полета - третье. Более того, введена графа индивидуального подхода: даже если кандидат на полет не попадает под эти самые облегченные требования, то специально оценивается, в какой мере полет по его предполагаемой программе может быть перенесен именно им и не нанесет его здоровью вреда, - чего раньше невозможно было представить! Таким образом, мечта С. Королева снизить требования к космонавтам постепенно осуществляется. И по мере увеличения комфорта, уменьшения нагрузок, улучшения систем жизнеобеспечения в полете, они будут снижаться и далее. А когда за счет совершенствования космической техники произойдет его серьезное удешевление, то он станет доступным для большинства землян.

- Какое событие в области космонавтики вы назвали бы определяющим в прошлом веке и какое может стать таковым в нынешнем?

- Запуск первого искусственного спутника Земли в октябре 1957 года, который ознаменовал начало космической эры человечества. Потому что эта реализация способностей разума человека позволила предать сделанному его руками творению скорость, преодолевшую земное тяготение, и создать, таким образом, новое космическое тело. Из грядущих в этом веке космических событий я бы назвал колонизацию какого-то из ближайших к нам небесных тел: Луны или Марса. Не просто полет к нему и короткую высадку на поверхность, а создание поселения - пусть сменного, но живущего на нем.

- Что более всего огорчило и что поразило вас в пилотируемой космонавтике, которая родилась и развивалась не просто на ваших глазах, но при вашем непосредственном участии?

- Самым огорчительным, конечно, были потери - немалые людские потери, которые понесло все человечество в процессе осуществления своей давней и сокровенной мечты. Однако ни в одном из этих трагических происшествий нет просчетов медико-биологического обеспечения полетов, чем занимался я и руководимый мною институт. То все были технические проблемы.

Возможно, кому-то это покажется странным, но выход человека в космос не стал для меня чудом, поразившим воображение событием. Была радость, удовлетворение от того, что получилось задуманное, но не более. Наверное, это и стало для меня наиболее удивительным явлением в космонавтике - что произошла естественная реализация того, что я чувствовал, постигая науку о жизни: сначала в детстве в кружке юных биологов московского зоопарка, затем, обучаясь в медицинском институте. А потом, занимаясь научной и экспериментальной деятельностью, еще до опытов с невесомостью я не считал ее несовместимой с жизнью. Я понимал, что имеющийся у нас объем знаний предполагает возможность полета человека за пределы нашей планеты. Так оно и случилось.

- Если бы вы стали участником космического полета - что определили бы для себя в качестве главной задачи космической миссии?

- Увидеть Землю со стороны...




Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7-499-965-69-37, 89197736146, Факс: (495) 641-04-57
Электронная почта:   rosvesty@yandex.ru  
All rights reserved. «Российские Вести» 2002-2018 ©