18 - 24 января 2006   № (1-2) 1803-1804 Издается с 1990 г.
ВОДОЧНЫЙ ПУЗЫРЬ
Введение в действующее законодательство изменений, связанных с производством и оборотом алкогольной продукции, бурно обсуждается всеми участниками рынка: производителями, оптовиками, розничными продавцами, представителями власти. Несомненно, часть нововведений являются чрезвычайно полезными и, так сказать, перезревшими. К таковым, в частности, можно отнести ужесточение требований к производству и обороту денатуратов - спиртов, не предназначенных для использования в пищевых целях. Считается, что все принятые нововведения пойдут всем на пользу. К сожалению, это не совсем так.

У производителей крепкого алкоголя в течение 2006 года появится масса технических и организационных проблем. Это и отсутствие новых федеральных марок, и необходимость установки нового оборудования для осуществления государственного контроля за производством алкоголя. До сих пор не понятно, как продавать продукцию, выпущенную заводами в 2005 году, со старыми федеральной и региональной марками. Есть и множество других вопросов. Но вышеперечисленными проблемами, весьма актуальными для участников рынка, вся серьезность происходящих перемен не ограничивается.

Для того чтобы понять масштабность изменений, надо посмотреть, что представляет из себя отечественный рынок алкоголя. На сегодняшний день он выглядит следующим образом: производитель - оптовик - розничный продавец. Эта схема является устоявшейся, классической для рынка потребительских товаров. Однако, в отличие от большинства других рынков продовольствия, рынок алкоголя значительно сильнее зарегулирован государством. И степень контроля на этом рынке в нашей стране год от года только возрастает. В частности, федеральный закон «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции» налагает существенные ограничения на участников рынка. Найти аналоги таких ограничений в любых других отраслях крайне затруднительно. Не касаясь объективных причин появления столь существенных ограничений, необходимо отметить, что тенденция усиления государственного контроля на алкогольном рынке является весьма устойчивой и влечет вполне прогнозируемые результаты.

В настоящее время в России насчитывается более трех сотен предприятий, имеющих разрешения на производство и сбыт крепкого алкоголя. Потенциально (по установленным мощностям) эти предприятия могут производить такой объем готовой продукции, которого хватило бы, чтобы целиком закрыть потребности не только российских покупателей, но и всех стран СНГ и даже экспортировать продукцию в дальнее зарубежье. Это говорит о существенном избытке установленных мощностей.

При этом среднегодовая загрузка предприятий, производящих водку, колеблется от 80% до нескольких рабочих дней. Вообще 2/3 продаваемой в России водки выпускает всего 50 предприятий (около 15%). Остальные предприятия выживают по-разному. Часть из них является градообразующими, и их не банкротят по политическим мотивам. Другие производят нелегальную водку, не уплачивая акциза. Третьи де-факто уже не производят ничего. С начала января 2006 года все предприятия, желающие производить водку, должны будут увеличить свои уставные капиталы до 50 млн. рублей. Вводя эту норму, законодатель хотел расчистить рынок. Что, по всей видимости, и произойдет - значительная часть алкогольных предприятий не сможет увеличить свои уставные капиталы и вынуждена будет уйти с рынка.

Что интересно, наиболее пострадавшей структурой от таких нововведений станет государственный Росспиртпром. По оценкам участников рынка, абсолютное большинство из числа предприятий, находящихся в управлении компании, не сможет увеличить уставные капиталы по причине отсутствия источников финансирования - в федеральном бюджете средства на эти цели не заложены, а собственной прибыли им не хватит. Более того, оставшиеся в отрасли предприятия будут консолидироваться. Причем процесс, как говорится, уже пошел. Так, недавно было объявлено о планируемом слиянии между двумя крупными производителями водки - РВВК (водка «Флагман») и Ост-Алко (марки «Шустов» и «Стольная»). Можно с уверенностью сказать, что это не последнее слияние. Помимо экономических объединений появляются и новые политические союзы производителей алкоголя. К уже существующим Национальной алкогольной ассоциации и Союзу участников алкогольного рынка скоро добавится новая структура под рабочим названием «Российский союз производителей алкогольной продукции». И все эти структуры, кто открыто, а кто нет, лоббируют в государственных органах власти интересы крупнейших производителей алкоголя.

Справедливости ради надо отметить, что пока еще эти структуры занимаются больше расчисткой рынка от нелегалов. Однако с сокращением количества производителей можно с уверенностью предсказывать скорое появление картельных соглашений. Все это говорит об одном - уровень барьеров в секторе производства крепкого алкоголя меняется как за счет нового законодательства, так и за счет политического и экономического объединения крупнейших производителей. Соответственно, сокращается уровень конкуренции.

Несколько иначе выглядит ситуация в оптовом звене. Если до настоящего времени существовал жесткий прессинг со стороны государства в виде системы региональных акцизных складов, то с 1 января 2006 года последние прекратили свое существование. Фактически оптовая торговля алкоголем немногим будет отличаться от оптовой торговли соками или конфетами. С этого года оптовики перестанут платить региональный акциз.

Конечно, лицензионные требования к этому виду деятельности останутся достаточно высокими относительно оптовой торговли другими продуктами. Однако в целом можно говорить о росте конкуренции на этом участке канала сбыта. Это будет на руку и розничным продавцам (у них появится больший выбор из поставщиков), и, что более важно, производителям водки. Не секрет, что у крупных федеральных производителей во многих регионах существовали проблемы с ввозом и сбытом своей продукции. Владельцы региональных акцизных складов просто не брали у них продукцию (иногда, «чтобы не портить рынок», а иногда и под давлением местных органов власти). Продавать же продукцию, минуя этих посредников, было запрещено законодательством. Теперь же любой крупный федеральный производитель может подобрать себе оптовика по вкусу. А в отсутствии таковых - создать нового оптового торговца, включив его в свою систему дистрибуции.

Ну и, наконец, розничное звено. До сих пор розница была «королевой рынка» и центром принятия решения. Именно там определялось, какую водку будут пить покупатели. Именно розница контактирует с конечным потребителем продукции и принимает его деньги за продаваемый продукт. И претензий к рознице (особенно к крупным розничным сетям) были не меньше, чем к оптовикам. Это касалось и субъективизма при принятии решения о том, какую водку пускать в магазин, а какую - нет, и выкладки товара (немаловажный фактор в условиях жесткой конкуренции), и «стоимости» той или иной полки в магазине.

С точки зрения государства основные претензии были к мелким магазинчикам частных предпринимателей, которые зачастую торговали «паленым» товаром - откровенными подделками или безакцизной водкой. Поскольку в последнее время крупные производители водки научились договариваться с крупными розничными сетями, основной удар законодательных нововведений пришелся на индивидуальных предпринимателей. Именно им, «частникам», запретили торговать водкой, взамен предложив перерегистрироваться в юридическое лицо. Но деятельность в форме ООО или АО весьма существенно отличается от деятельности в форме предпринимателя без образования юридического лица (ПБОЮЛ). Это и другой уровень отчетности, и другой уровень расходов, и другой уровень налогообложения. Для частного предпринимателя, владеющего одной или несколькими торговыми точками, перерегистрация в ООО фактически означает потерю всей прибыли. Поэтому можно ожидать, что какая-то часть из них свернет розничную продажу водки, а другие закроют свой бизнес целиком. Даже не беря в рассмотрение бюджетные потери и сокращение рабочих мест, можно утверждать - в этом году количество розничных точек, торгующих крепким алкоголем, сократится в разы. Барьеры входа на рынок розничных продаж алкоголем значительно вырастут, а конкуренция, соответственно, сократится.

Теперь соединим все кусочки мозаики воедино. Что в итоге получается? Если представить себе канал сбыта алкоголя в виде трубы, на одном конце которой находятся производители, а на другом - розничные точки, то мы получим следующую картинку. Края трубы, и так находящиеся под значительным законодательным гнетом, подвергнутся еще большему давлению, становясь меньше в диаметре. Середина же этой трубы, напротив, слегка раздуется, там давление государства извне станет меньше. Труба превратится в пузырь.

Как видно из этой картинки, изменения на рынке будут масштабными, можно даже сказать, революционными. Кто же выиграет и проиграет от этих изменений? Назвать потребителя выигравшим от внедрения в практику законодательных нововведений никак нельзя - у него сократится как выбор продукции (из-за сокращения количества заводов), так и выбор магазинов (из-за вытеснения частников из розничных продаж алкоголя). Точно также проигрывает мелкий бизнес - его попросту «попросили» из этого сегмента экономики. Существующих оптовиков также можно отнести к проигравшим. Рост конкуренции в их сегменте, как минимум, приведет к снижению прибыльности. А как максимум, налаживающиеся отношения между крупными производителями и крупными розничными сетями вкупе с постепенным исчезновением частной мелкой розницы практически не оставляют будущего для оптового бизнеса.

В выигрыше остается, соответственно, крупный бизнес - производители алкоголя и крупные розничные сети. И для тех и для других законодательные нововведения расчищают рынок и снижают уровень конкуренции, позволяя зарабатывать больше. И если для розничных сетей эти изменения являются приятными, но отнюдь не принципиальными, то крупные производители алкоголя жизненно нуждались в них для дальнейшего своего роста, которого было бы крайне трудно добиться иными, не административными мерами. Именно такие законодательные изменения позволят крупным производителям сместить центр управления рынком от розничных и оптовых точек в свою сторону, развивая рынок по своему усмотрению.

Выиграет или проиграет государство от таких изменений на рынке алкоголя - однозначно сказать трудно. С одной стороны, государство сможет экономить на администрировании этого рынка - меньшее количество участников требует меньших затрат на контроль. С другой стороны, нововведения предусматривают внедрение новых систем контроля (и, соответственно, дополнительных затрат) за производством и оборотом спирта, алкоголя и спиртосодержащих веществ. С одной стороны, государство, возможно, сможет получать 10 - 20 млрд. рублей дополнительных поступлений вследствие сокращения доли контрафактного алкоголя. С другой стороны, сокращение разнообразия в наименованиях алкогольной продукции и местах ее покупки может привести к росту самогоноварения для личного потребления (благо, технологии отработаны годами и доступны), что может способствовать снижению легального потребления «официального» алкоголя. По всей видимости, депутаты Государственной Думы, коими являются значительное количество владельцев крупнейших алкогольных предприятий России, принимая соответствующие поправки, все же надеялись на лучшее как для государства в целом, так и для себя. А уж были они правы или нет - рассудит только время.




 
ГОД УЗКОНАЦИОНАЛЬНЫХ ПРОЕКТОВ
В канун уходящего 2005 года Президент России подписал закон о федеральном бюджете на следующий год.

Автор - Алексей Ульянов
Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7-499-965-69-37, 89197736146, Факс: (495) 641-04-57
Электронная почта:   rosvesty@yandex.ru  
All rights reserved. «Российские Вести» 2002-2018 ©