18 - 24 января 2006   № (1-2) 1803-1804 Издается с 1990 г.
«ГИПЕРБОЛОИД» РЕЖИССЕРА РОЗОВСКОГО
В театре «У Никитских ворот» состоялась премьера «Носороги» по пьесе одного из основоположников театра абсурда - Эжена Ионеско. Постановщик - художественный руководитель театра Марк Розовский. Эту пьесу обычно переводят, как «Носорог». Но почти все режиссеры называют свои спектакли «Носороги». Не избежал множественного числа и Розовский, который, кстати, не впервые обращается к творчеству Ионеско и пьесу считает скорее метафоричной, чем абсурдной.

Первое, о чем спросил он после окончания спектакля, не было ли нам скучно? Совсем нет, хотя трагифарсы Ионеско ставить и смотреть совсем не просто. Философская притча, выглядящая немного мрачновато, напоминает не «страшилку», а скорее, «гиперболоид» режиссера Розовского, который «вращает» нашу реальность так, что мир на подмостках расширяется до размеров фантасмагории. Просвещенные театралы либо потирают руки от удовольствия, увидев на сцене эксперименты Розовского, либо неестественно улыбаются, пытаясь понять неразгаданную тайну постоянного возвращения в современный театр Ионеско.

Пьеса написана более пятидесяти лет назад, именно тогда, когда шестидесятники потянулись за глотком свежего воздуха. Она считается одной из лучших драматических произведений XX столетия. «В Германии шла много раз, в СССР и Китае в то время была под запретом, поскольку «носорожьи режимы» не могли допустить внутри себя ничего человеческого, - говорит Марк Розовский. - Сейчас мы, конечно, более свободны, но желание - массовое - жить в стаде остается. Вот почему эта пьеса - оздоровительная пощечина и в наше время, и на будущее. Ее философская насмешливость актуальна и сейчас. К тому же она бесконечно театральна».

Действительно, режиссер умело вовлекает зрителя в безбрежное море полуфантастики (с элементами сценографии известного художника Александра Лисянского), полной экспрессии, драматизма и легкого юмора. Здесь нет разрыва между драматургией и ее воспроизведением, хотя пьеса несколько сокращена, да и спектакль пестрит новаторскими находками режиссера. Это дает возможность увлечь современного зрителя, который не любит затянутого действия и длинных монологов, и слышит лишь современный, пусть и метафоричный язык.

По мнению режиссера, было бы большой ошибкой, если бы зрители решили, что «театр абсурда - это театр вне психологии, вне логики». Как раз наоборот. Каждый момент здесь имеет свое обоснование, каждое слово и действие - свою мотивировку. От артистов зависит тоже очень многое, ведь не часто приходится превращаться в носорогов прямо на глазах у зрителей. Сколько экспрессии, мимической и пластической выразительности в этих сценах! Зритель, пребывая в состоянии легкого шока, неотрывно следит за искусной и, порой, эпатажной игрой актеров, не забывая о подтексте их реплик. В памяти остаются знаковые слова: люди - носороги - стадо. Нет, спектакль не политизирован. На сцене разворачивается неспешное действо, пока в размеренную жизнь горожан не врывается носорог. История о том, как общество превращается в стадо носорогов, в свое время воспринималась как антифашистская пьеса. Сейчас - скорее как протест против тоталитаризма, как говорил сам Ионеско, «против коллективной истерии». А еще, я считаю, против массового обезличивания и обезкультуривания.

К концу второго действия все персонажи пьесы станут носорогами, кроме одного - Беранже. Он, вроде бы самый обыкновенный, ничем не примечательный человек, к тому же любитель выпить. Но только ему не удалось потерять человеческий облик. Заслуженный артист России Юрий Голубцов, исполнитель роли Беранже, говорит: «Тут столько глубины, столько подтекста, столько вторых планов... В этом было безумно интересно копаться». Ольга Лебедева, исполняющая роль его возлюбленной Дэзи, на вид наивной и трогательной блондинки, сама в ужасе от нее: «Моя роль - провокация! Но мое смятение остается за кулисами. Я стараюсь играть так, чтобы зрителям не захотелось даже попробовать поверить в то, что носороги лучше. Я содрогаюсь от страшно танцующей, хохочущей, животной Дэзи. Ее мимика, остатки ее грации, опустошенность души, ее безликость претят мне...» Действительно, она прекрасно исполняет свою роль. Впрочем, как и многие другие: Валерий Толков, Владимир Давиденко, Александр Бычков, Юрий Шайхисламов, Наталья Драйчик...

А ведь некоторые литературные критики считают, что пьесы Ионеско - не вечно актуальная классика. Более того, произведения хотя бы частично остросатирические, по определению ориентированы на год-два... Тем не менее пьеса вернулась к нам снова. Пока только в театр «У Никитских ворот». Но ее уже репетируют БДТ в Петербурге, ставит Покровский в театре Петра Фоменко. Не исключено, что число театров увеличится. Видимо, снова пришло время поговорить о насущном, предостеречь людей от очередной подмены свободы на массу новых идеологий, как в жизни, так и в нашем сознании. Разве не время призывать к тому, чтобы наша память и душа оставалась живой... Наверное, в этом и есть мудрость фантасмагории, в которой есть и нота надежды...




 
НЕ ПУСКАЙТЕ ПЫЛЬ В ГЛАЗА
Самые «культурные начальники» нашего времени Михаил Швыдкой и Александр Соколов подвели итоги прошедшего года. Важных событий было названо много, но никто из них ни слова не сказал о том, за счет чего будут реализованы приоритетные программы в будущем году. Как тут не согласиться со слухами о том, что кризис культуры в России продолжается?

Автор - Нинель Щербина
Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7-499-965-69-37, 89197736146, Факс: (495) 641-04-57
Электронная почта:   rosvesty@yandex.ru  
All rights reserved. «Российские Вести» 2002-2018 ©